Все новости

Что говорил Владимир Путин о необоснованном уголовном преследовании

19 марта президент России заявил, что помещение обвиняемых под стражу должно применяться только в том случае, если выбор этой меры пресечения обусловлен тяжестью преступления

ТАСС-ДОСЬЕ. 19 марта 2019 года на расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры президент России Владимир Путин сказал, что помещение обвиняемых под стражу должно применяться не для облегчения работы следственных органов, а лишь в случае, если выбор этой меры пресечения обусловлен тяжестью преступления. Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила материал о том, что Владимир Путин говорил о необоснованном уголовном преследовании, в том числе представителей бизнеса, и о чрезмерном давлении со стороны правоохранительных органов.

"Это искаженная, я считаю, уголовная политика государства (лишение свободы за незначительные преступления - прим. ТАСС-ДОСЬЕ). Она выражена в Уголовном кодексе, и мы должны, конечно же, подумать на тему о том, как ее изменить. Ничего подобного в других демократических государствах не происходит. За незначительные преступления, конечно же, могут назначаться меры наказания, не связанные с лишением свободы. Вместе с тем нам нужно обеспечить исполнение судебных решений, касающихся людей, которые совершили тяжкие преступления. И здесь государство должно быть последовательным" (ответы на вопросы в ходе прямой линии, 24 декабря 2001 года).

"Милиция в отношениях с бизнесом должна выступать представителем закона, а не символом бесправия или носителем грубой силы" (выступление на расширенной коллегии МВД России, 25 декабря 2001 года).

"Нам крайне важна гуманизация уголовного законодательства и системы наказаний. Сегодня за преступления небольшой и средней тяжести фактически следуют те же самые санкции, что и за тяжкие. Преступность от этого не уменьшается, а люди только ожесточаются. Считаю, что применение наказаний, не связанных с лишением свободы, - там, где, конечно, это обосновано, там, где есть основания для этого, - должно стать широкой судебной практикой" (послание Федеральному собранию, 18 апреля 2002 года).

"Защита законопослушного предпринимателя от любых противоправных посягательств - это не просто ведомственный приоритет. Хочу, чтобы вы все понимали: это вопрос нашего национального развития" (выступление на расширенной коллегии МВД России, 8 февраля 2013 года).

"Защищая экономику от криминала, сотрудники МВД сами не должны переступать закон, злоупотребляя своими контрольными и процессуальными полномочиями. Наказания за подобные действия должны быть жесткими и неотвратимыми: от кадровых до судебных решений" (выступление на расширенной коллегии МВД России, 4 марта 2015 года).

"В ходе следствия по экономическим составам помещение под стражу нужно использовать как крайнюю меру, а применять залог, подписку о невыезде, домашний арест. Закон должен быть суров к тем, кто сознательно пошел на тяжкое преступление, нанес ущерб жизни людей, интересам общества и государства. И конечно, закон должен быть гуманен к тем, кто оступился" (послание Федеральному собранию РФ, 3 декабря 2015 года).

"Генеральной прокуратуре вместе с другими структурами, и прежде всего Верховным судом, Следственным комитетом, МВД России, необходимо провести тщательный анализ ситуации в сфере уголовного преследования предпринимателей за преступления экономической направленности, выработать единое понимание при принятии решений о возбуждении уголовных дел, применении мер пресечения. Нужно исключить здесь возможности для любых злоупотреблений. Добавлю, это касается не только бизнесменов, но и всех граждан России" (выступление на расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры, 23 марта 2016 года).

"Часто при обращении в суд за продлением [меры пресечения] представители следствия не предъявляют убедительных доказательств того, что следствие вообще ведется. Считаю абсолютно обоснованным, если при отсутствии активных действий по ведению следствия граждане, находящиеся под арестом, имею в виду предпринимателей, будут от заключения под стражу освобождены. Если потребуется, можно внести изменения в закон" (выступление на совещании по вопросам реализации крупных инвестиционных проектов на Дальнем Востоке, 3 августа 2017 года).

"Мы эту работу [по гуманизации уголовного законодательства] будем продолжать. Это существенный элемент в выстраивании наших отношений в экономике, с тем чтобы экономика дышала свободно" (выступление на расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры, 15 февраля 2018 года).

"Следует убрать все, что позволяет нечистоплотным, коррумпированным представителям власти и правоохранительных органов оказывать давление на бизнес. Уголовный кодекс должен перестать быть инструментом решения хозяйственных конфликтов между юридическими лицами. Такие споры нужно переводить в административную и арбитражную плоскость. При этом, напротив, нормы уголовного права должны жестко действовать в отношении преступлений против интересов граждан, общества, экономических свобод" (послание Федеральному собранию, 1 марта 2018 года).

"Добросовестный бизнес не должен постоянно ходить под статьей, постоянно чувствовать риск уголовного или даже административного наказания. Кроме того, при расследовании так называемых экономических уголовных дел нужно жестко ограничивать поводы раз за разом продлевать сроки содержания под стражей. Сегодня это происходит порой без веских оснований, например, из-за того, что не хватает времени на проведение необходимых экспертиз или в результате затягивания следственных действий" (послание Федеральному собранию, 20 февраля 2019 года).