Все новости

Николай Юркевич: Большая норильская экспедиция проведет обширные исследования в 2022 году

Директор научно-исследовательского центра "Экология" СО РАН Николай Юркевич Пресс-центр БНЭ
Описание
Директор научно-исследовательского центра "Экология" СО РАН Николай Юркевич
© Пресс-центр БНЭ

Сибирское отделение Российской академии наук (СО РАН) вместе с компанией "Норникель" второй год проводит Большую норильскую экспедицию. В декабре подводятся итоги работ в лабораториях, где изучаются многочисленные пробы, взятые учеными в одних и тех же точках в 2020 и 2021 году. Руководитель полевых работ экспедиции и директор научно-исследовательского центра "Экология" СО РАН Николай Юркевич рассказал в интервью ТАСС о том, что обнаружили лабораторные исследования в почве, воде и рыбе через год после инцидента с разливом топлива, планах по проведению третьей летней экспедиции в Норильском промышленном районе и научному сопровождению новых проектов "Норникеля".  

– Расскажите, что удалось обнаружить во время лабораторных исследований собранных летом проб?

– Наши опасения в какой-то степени подтвердились. Мы увидели следы переноса углеводородного загрязнения вниз по водотокам. По некоторым из проб фиксируется увеличение концентрации нефтепродуктов относительно показателей прошлого года. Это значит, что паводковыми водами нефтепродукты с почвы перемещены вниз по течению. Это один из полученных результатов. В целом можно однозначно говорить об эффективности рекультивации и проведенного мониторинга чистоты воды.

– Сколько проб показали превышение предельно-допустимых концентраций (ПДК)? 

­– По большому счету у нас только в одной пробе в районе реки Далдыкан было незначительное превышение ПДК. Всего одна проба за весь период паводка, в течение которого велся мониторинг. Остальные все были в пределах ПДК и пределах фоновых показателей.

– Ранее сообщалось об испытаниях биопрепарата из бактерий, которые очищают почву от остатков топлива. Какие есть планы по применению этой технологии следующим летом?

Он показал эффективность на опытной площадке. На ней концентрация нефтепродуктов за сезон снизилась в три раза. Мы предлагаем "Норникелю" следующим летом при рекультивации начать промышленное применение этого препарата, составленного на основе местных бактерий. В настоящее время проходит его патентование и после этого хотим предложить "Норникелю" помочь с его масштабным производством. Применение такого биопрепарата является наиболее безопасным способом воздействия на окружающую среду.

– Местные жители прошлым летом ловили рыбу в озере Пясино и говорили, что на вид и вкус она не изменилась. Лаборатории это подтверждают?

Да, отлов велся вместе с представителями коренных малочисленных народов Севера. По предварительным данным лабораторных исследований, какого-то негативного воздействия на рыбу обнаружено не было.

– Предстоящий весенний паводок будет ли представлять опасность для очередного смыва топлива вниз по течению?

Конечно. Хотя я бы не говорил об опасности. Все-таки это не дополнительное загрязнение, а больше естественный процесс переноса загрязнения. Если в верхней части водотока остались нефтепродукты в поймах рек, то велика вероятность того, что при следующем паводке это будет перенесено вниз, ближе к устью реки Амбарной.

– Эти смывы и переносы могут вызвать превышение ПДК?

Сложно сказать. Будет перенос только определенных тяжелых фракций углеводородов, во многом эти фракции могут скапливаться в донных отложениях.

С нашей точки зрения, на следующий год пристальное внимание нужно уделять именно донным отложениям. Если на земле проводятся большие работы по рекультивации, то на дне такую работу не провести, однако нужно изучать, что за отложения там накапливаются.    

– То есть работы Большой норильской экспедиции продолжатся следующим летом?

Естественно. Будем изучать не только донные отложения, но и воду, проведем сезонный мониторинг чистоты воды во время половодья и после него. Также собираемся изучать состояние почвы, продолжим ихтиологические исследования. Программа на следующий год достаточно обширная. Надеемся, что она будет расширена на перечень работ по общему экологическому исследованию Норильского промышленного района. Планируем, что в экспедицию войдут работы по изучению состояния хвостохранилищ и других объектов. Все понимают, что разлив топлива в 2020 году – это не самая большая проблема в регионе.

– То есть ученые намерены заняться еще и воздухом?

Воздухом и почвами. В целом последствиями многолетнего техногенного воздействия на территорию, как это и было прописано в нашем соглашении с "Норникелем" в 2020 году. Вполне возможно, что к экспедиции подключатся другие институты Сибирского отделения РАН в дополнение к 14 уже работающим в экспедиции научным учреждениям.

– Как идет создание системы спутникового мониторинга экологического состояния Норильска?

В этом году велись масштабные работы по моделированию Норильского промышленного района с помощью геоинформационных систем (ГИС). Делался проект с картированием по загрязнению. Это полноценная модель территории с обозначением конкретной зоны распространения, например, тех же углеводородов. С помощью спутниковых данных и спектрального анализа в прошлом году мы как раз оценивали перенос углеводородов по Норило-Пясинской водной системе. Это не система постоянного мониторинга, а инструмент, который позволяет оценить текущее состояние, статистику, увидеть карту распространения.

– Судя по всему, "Норникель" сделал правильные выводы из случившейся аварии и начал очень пристальное внимание уделять экологии.

Я вполне могу это утверждать. Разлив топлива стал знаковым событием, после которого компания поменяла свое отношение к науке в целом и прикладным решениям. Мы получили доступ на объекты, информацию недропользователя о тех задачах, которые перед ним стоят. Для нас это бесценно.

– То есть теперь Сибирское отделение РАН привлекается к научному сопровождению новых проектов "Норникеля"?

Мы сегодня как раз ведем переговоры по составлению дорожной карты сотрудничества. Мы готовы осуществлять научное сопровождение очень многих проектов компании, начиная от "Серного проекта" и заканчивая различными технологическими процессами. И находимся в режиме откровенного и открытого диалога с "Норникелем". Но в целом недропользователи в России предпочитают не распространяться о существующих проблемах, не привлекают сторонних экспертов для их решения. Российская наука обладает глубокими знаниями и готова помочь своим промышленным партнерам снизить экологические издержки и получить выгоду.

– Чем сегодня занимается научно-исследовательский центр "Экология" в Норильске?

У нас проводится опытная отработка различных методик по прогнозированию устойчивости зданий и сооружений на вечной мерзлоте. Также запущен проект по изучению выделения метана и других парниковых газов при таянии мерзлоты. Пока мы создали методическую основу для проведения таких работ, а в следующем году собираемся их начать на заброшенных скважинах, месторождениях нефти и газа. Скважины, конечно, консервируются, но со временем они начинают течь, выделять углеводороды. Газы выделяются из пласта и могут попасть в водоносные горизонты и даже в водопровод. В России это достаточно серьезная проблема. Общее число заброшенных скважин составляет, по нашим прикидкам, порядка полумиллиона. Мы сегодня серьезно включаемся в работу по снижению углеродного следа, и как раз проект по изучению заброшенных скважин очень хорошо соотносится с общемировой повесткой.

Беседовал Игорь Ермаченков