4 мая, 06:00
Интервью

Гендиректор Центра им. Хруничева: в мире есть интерес к ракете "Ангара"

Гендиректор Центра им. Хруничева: в мире есть интерес к ракете "Ангара"
Алексей Варочко

Легкая ракета-носитель "Ангара-1.2" впервые стартовала с космическим аппаратом с космодрома Плесецк 29 апреля в 22:56 мск в штатном режиме. До этого единственный пуск легкой "Ангары-1.2ПП" состоялся в июле 2014 года. О создании ракет "Ангара", оставшихся пусках "Протонов-М" и подготовке к первому старту "Рокота-М" в интервью ТАСС рассказал генеральный директор Центра им. М.В. Хруничева Алексей Варочко

Легкая ракета-носитель "Ангара-1.2" впервые стартовала с космическим аппаратом с космодрома Плесецк 29 апреля в 22:56 мск в штатном режиме. До этого единственный пуск легкой "Ангары-1.2ПП" ("первого пуска" — прим. ТАСС) состоялся в июле 2014 года. Ракета тогда летела по суборбитальной траектории. Производством универсальных ракетных модулей для этого носителя, как и для ее тяжелой версии, занимается омское ПО "Полет" (филиал Центра им. М.В. Хруничева).

О создании ракет "Ангара", оставшихся пусках "Протонов-М" и подготовке к первому старту "Рокота-М" в интервью ТАСС рассказал генеральный директор Центра им. М.В. Хруничева Алексей Варочко.

— Как обстоят дела с долгами Центра им. М.В. Хруничева? На сколько планируете сократить их в этом году?

— Центр Хруничева проводит интенсивную работу по снижению долговой нагрузки. В рамках программы по финансовому оздоровлению мы осуществили комплекс мероприятий, позволивших снизить долги практически на 90% от имевшихся первоначально.

На сегодняшний день долг предприятия составляет около 9 млрд руб. Тем не менее есть актив, который мы планируем реализовать, — это четыре ракеты "Протон", их мы собираем за счет собственных средств. Уверен, найдем заказчиков и покроем финансовую нагрузку.

— Ранее гендиректор Роскосмоса Дмитрий Рогозин сообщил, что предприятие выйдет на первую чистую прибыль не в 2027 году, а в 2024-м — за счет реализации Национального космического центра. Удастся ли избавиться от долгов до 2024-го?

— Да, мы ставим перед собой цель ускоренными темпами выйти на безубыточность и начиная уже с 2024 года выйти на чистую прибыль. Надеюсь, эти планы сбудутся.

— Ранее сообщалось, что с увеличением числа произведенных ракет "Ангара" будет сокращаться их себестоимость. Наблюдается ли сейчас такая тенденция? Какова себестоимость тяжелой "Ангары" на данный момент? А легкой?

— По поводу себестоимости. Если называть абсолютные цифры, наверное, сложно понять те изменения, которые происходят, потому что за время производства "Ангары" меняется внешняя ситуация. Стоимость "Ангары" была зафиксирована в контракте с Министерством обороны. С тех пор эта стоимость не пересматривалась и не изменялась. Это говорит о том, что, несмотря на влияние внешних факторов, несмотря на то что мы прошли две крайне сложные ситуации, связанные с экономикой, в 2014 и 2022 годах, нам удалось сохранить контрактную стоимость производства ракет. То есть все эти внешние изменения мы парировали снижением себестоимости, оптимизацией производственных процессов, оптимизацией конструкции. Поэтому, несмотря на внешние факторы, мы можем достаточно уверенно чувствовать себя на рынке.

— Есть ли коммерческие заказчики на "Ангару"? Планируете ли в ближайшее время заключать контракты?

— В настоящий момент с учетом геополитической обстановки, тех мер санкционного давления, которые наши западные коллеги принимают по отношению к госкорпорации "Роскосмос", мы видим, что даже пилотируемые программы находятся под давлением. Под санкции попали наши ведущие предприятия, которые обеспечивают безопасность ракетно-космической техники. Понятно, что в такой обстановке говорить о большом количестве каких-то внешних контрактов преждевременно. Нам надо выстраивать прежде всего свой рынок, обеспечивать свою группировку средствами выведения, ну и смотреть на те страны, которые, так скажем, более лояльно относятся к России. Я думаю, конечно, интерес к "Ангаре" в мире существует, но в настоящее время мы по понятным причинам больше сосредоточены на внутреннем рынке.

— Ведется ли уже сборка "Ангары" для первого пуска с космодрома Восточный?

— Да, мы ведем изготовление тяжелой машины для первого пуска с космодрома Восточный, она уже находится в достаточно высокой стадии готовности: отсеки, баки сейчас проходят пневмоиспытания. Поэтому у нас есть уверенность, что машина будет изготовлена в срок. Мы планируем доставить ее на космодром Восточный в следующем году. Решение с точки зрения конфигурации запуска будет приниматься исходя из общей ситуации и тех задач, которые будут поставлены.

— В какой стадии находится создание первого кислородно-водородного разгонного блока (КВТК) для "Ангары"? В каком году планируете приступить к сборке первого летного образца?

— Контракт по КВТК у нас заключен, сейчас мы находимся на стадии выпуска рабочей конструкторской документации. Мы полностью развернули работы по выпуску документации не только на летный образец, но и на стендовые изделия. По действующему контракту Центр Хруничева планирует начиная со следующего года приступить к изготовлению ряда комплектующих для стендовых изделий, чтобы к 2025 году максимально завершить наземную экспериментальную отработку. Первый пуск по тем планам, которые у нас сейчас есть, намечен на 2027 год.

Учитывая производственные циклы, изготовление летного образца КВТК планируется начать после 2025 года. К сожалению, из-за напряженной экономической ситуации сейчас очень внимательно смотрят на все перспективные программы с целью максимально обеспечить текущие потребности. Тем не менее нам бы очень хотелось, чтобы эта действительно перспективная программа сохранила финансирование в полном объеме и мы смогли в 2027 году реализовать свои обязательства.

— Тяжелая "Ангара" должна прийти на смену ракетам "Протон". Сколько всего пусков "Протонов" осталось до завершения эксплуатации этих ракет?

— Да, действительно, "Ангара-А5" рассматривается прежде всего как замена тяжелым ракетам-носителям "Протон". У "Ангары" есть ряд преимуществ перед "Протоном": это, конечно, экологичность и, как мы теперь особенно отчетливо понимаем, то, что она стартует с российской территории и собирается из отечественных комплектующих, поэтому не подвержена санкционному давлению.

Тем не менее у нас продолжается сборка ракет-носителей "Протон", осталось собрать еще четыре. С учетом декабрьского пуска "Протона" со спутниками "Экспресс" и уже собранных ракет-носителей нам осталось осуществить 13 пусков.

— Ранее сообщалось, что Центру им. М.В. Хруничева осталось изготовить четыре тяжелые ракеты-носителя "Протон-М", их производство завершится в 2022 году. Сейчас есть понимание, когда эти ракеты будут изготовлены?

— Главным образом при производстве ракет мы учитываем потребности в пусках. Наши заказчики со стороны Министерства обороны в первую очередь смотрят на ракеты-носители "Ангара". В связи с этим мы выстраиваем свои производственные возможности для обеспечения пусков на ближайшие даты. Поэтому, если будет производственная возможность, значит, изготовление "Протонов" завершится в 2022 году. Если, исходя из загрузки, необходимо будет пролонгировать эту работу, мы завершим в 2023 году. В настоящее время острой необходимости форсировать изготовление этих ракет нет.

— В июне 2020 года вы сообщали, что модернизированная ракета-носитель "Рокот-М" с российской системой управления впервые может быть запущена в 2022 году. Изготовлена ли эта ракета? Ожидать в этом году пуск?

— Да, действительно, изначально в планах запуск ракеты-носителя "Рокот" был в 2022 году. Мы планировали произвести замену системы управления на существующий отечественный аналог и после этого продолжить пуски. Но в процессе работ, проведя очень подробный аудит оборудования для "Рокота", сделали вывод, что с учетом планируемого срока эксплуатации и востребованности этого комплекса необходимо, кроме замены системы управления, привести в порядок и то оборудование, которое долгое время эксплуатировалось и уже исчерпало свой ресурс. Поэтому задачи у нас изменились. Мы в том числе должны устранить вопросы по наземному оборудованию.

Также было решено не использовать существующую систему управления, которая во многом устарела, а реализовать на этом модернизированном комплексе все самое современное. Поэтому мы заменили контрагента по изготовлению системы управления и сейчас планируем поставить новую, современную по своей схемотехнике, по своим возможностям. И, еще раз подчеркну, полностью на отечественной элементной базе. Поэтому работы активно проводятся, наши коллеги работают на космодроме Плесецк по наземному оборудованию. В целом мы планируем выйти на пуск в 2024 году.

— У Центра им. М.В. Хруничева есть компетенции по изготовлению модулей для орбитальных станций. Планируете ли вы участвовать в проекте создания Российской орбитальной станции? Обращалась ли к вам РКК (Ракетно-космическая корпорация — прим. ТАСС) "Энергия" по этому вопросу?

— Да, действительно, за всю историю пилотируемой космонавтики Центр Хруничева участвовал в создании практически всех модулей: сначала советских станций, а потом и тех модулей, которые изготавливались на территории Российской Федерации для Международной космической станции. И модули разработки наших коллег из РКК "Энергия", крупногабаритные конструкции, окончательно собирались на нашем предприятии. Оборудование и компетенции у нас сохранены, поэтому, если потребность в нашем участии будет, мы, конечно, с удовольствием предложим свои возможности для создания новой российской станции в кратчайшие сроки.

— Рассматриваете ли вы сейчас какие-то перспективные проекты — может быть, планируете создавать новые спутники или платформы для них? Или сейчас все внимание сконцентрировано на "Ангаре" и кислородно-водородном разгонном блоке?

— Разумеется, теми проектами, по которым заключены контракты, наши интересы не заканчиваются. Мы постоянно проводим исследования, причем в разных направлениях, в разных областях, чтобы в случае заинтересованности предложить нашему потенциальному заказчику решения, которые позволят обеспечить выполнение всех необходимых задач. Поэтому, если говорить про космическую технику, конечно, мы смотрим и на спутниковые платформы — у нас такие компетенции были, наши аппараты до сих пор эксплуатируются на орбите, в том числе аппараты, созданные в рамках международного сотрудничества. Но, учитывая ту направленность, то разделение, которое существует внутри госкорпорации, мы должны в первую очередь реализовать проекты, под которые заточены наше производство, наши конструкторы. Если удастся на этом фоне реализовать еще что-то, это будет весомым вкладом и в техническую, и в экономическую составляющие для Центра Хруничева.

— Сколько процентов от выручки сейчас составляет продукция по программе диверсификации?

— По программе диверсификации Центр Хруничева видит возможность направления своих работ в различных областях, в том числе не связанных напрямую с космической тематикой, но, конечно, мы ориентируемся на высокотехнологичную продукцию. И такие проекты у нас уже есть, и они реализованы — изготовление продукции для наших коллег, которые занимаются оборонной тематикой, вопросы, связанные с военно-морским флотом, не забываем также и про гражданскую продукцию, например про медицинское оборудование. Что касается процентов, то у нас есть цель, я ее как руководитель предприятия ставлю — нам надо выйти на 50% продукции, не связанной с госкорпорацией "Роскосмос", чтобы застраховаться от рисков, которые возникают, когда предприятие ориентировано только на одного заказчика. К сожалению, пока этих цифр мы не достигли, но мы очень активно работаем в этом направлении.

Но еще раз подчеркну, что основные наши усилия направлены на создание высокотехнологичных изделий, которые наиболее близки нашим технологам, нашим конструкторам в силу специфики основного производства.

— Какую продукцию предприятие изготовляет в рамках диверсификации? Какая пользуется наибольшим спросом?

— Главным образом наша продукция ориентирована на потребности конкретных заказчиков. Если говорить о медицинском оборудовании, то наши барокомплексы уже прекрасно зарекомендовали себя не только в России, но и за рубежом. Тем не менее разработки в этом направлении не завершены, сейчас проходит сертификация барокамеры для новорожденных детей и для восстановления конечностей. Также в планах расширение номенклатуры выпускаемых медицинских изделий: это и спецкровати, и коляски.

Кроме этого, мы всерьез рассматриваем реализацию еще одного направления­ — производства тяговых электродвигателей для подвижного состава. Актуальность этого проекта обусловлена большим спросом в связи с уходом некоторых компаний, обеспечивающих потребности электротранспорта, с отечественного рынка. На мой взгляд, этот проект вполне может быть нами реализован.

БеседовалаЕкатерина Москвич