7 июля 2022, 04:00
Интервью

Карен Шахназаров: мои фильмы могут забыть, а "Мосфильм" останется надолго

Карен Шахназаров: мои фильмы могут забыть, а "Мосфильм" останется надолго
Карен Шахназаров

Режиссер — о победах студии, реставрации советских фильмов и о своем юбилее

Глава киноконцерна "Мосфильм", режиссер, сценарист и продюсер Карен Шахназаров 8 июля отметит 70-летие. Кинотеатры и телеканалы готовятся в честь праздника показать его лучшие картины, среди которых "Курьер" (1986), "Цареубийца" (1991), "Анна Каренина" (2017), а сам кинематографист называет лучшим подарком то, что юбилей он отметит, готовясь к съемкам нового фильма. В интервью ТАСС режиссер также рассказал о победах "Мосфильма" за последние 20 лет, работе по реставрации советской классики и запасе прочности студии в условиях санкций.    

— Карен Георгиевич, есть ли какие-то планы на празднование юбилея?

— Особо ничего не планирую. Главный подарок для меня в том, что я сейчас готовлюсь к съемкам нового фильма, они начнутся через две недели. Я не специально подгадывал, но так получилось.

— Если я правильно понимаю, вы говорите о картине по мотивам произведений Владимира Гиляровского и Артура Конан Дойла?

— Да. Это будет полнометражный фильм. Гиляровский знаменит замечательной серией очерков "Москва и москвичи", в которой он описывал быт и жизнь Москвы начала XX века. Мы соединили его сюжеты с фрагментами из рассказов Конан Дойла, и получилась история, в которой главными действующими лицами выступают сам Гиляровский и выдающийся актер и режиссер Константин Станиславский. Получается, я бы сказал, не то триллер, не то комический детектив.

— Можно ли уже говорить о том, кто исполнит главные роли в картине?

— Михаил Пореченков сыграет Гиляровского, а Константин Крюков — Станиславского. Вообще у нас будет много героев. Например, в картине есть Чехов, Немирович-Данченко, а также персонажи из рассказов Гиляровского. Больше подробностей пока не расскажу. Надеюсь, что закончу фильм к концу этого года.

— Уже более 20 лет вы возглавляете киноконцерн "Мосфильм", и за это время было многое сделано: студию восстановили после кризисных 1990-х, появились новые павильоны, постоянно проходят съемки крупных проектов. Что для вас стало главным достижением за эти годы?

— Сегодня можно сказать без ложной скромности, что мы не просто восстановили студию, мы построили новый "Мосфильм". Уже два года функционируют новый 16-й павильон и "Дом костюма и реквизита", уже построены 17-й павильон и киноконцертный комплекс, работа над ними завершается. Все это мы делали полностью на собственные средства, без какого-либо государственного финансирования.

Сегодня "Мосфильм" — одна из лучших студий мира и лучшая в России. Мы модернизировали студию с технологической точки зрения на самом высоком уровне

Мои фильмы могут и забыть лет через 20–30, а "Мосфильм" останется надолго. (Смеется.)

— Последние несколько лет стали непростыми для всех сначала пандемия, теперь серьезный кризис международных отношений, в том числе в области культуры. Как студия справляется с этим?

— У нас достаточно большой запас прочности. Но мы как унитарное предприятие существуем за счет собственной прибыли. Сейчас правительство принимает серьезные меры для поддержки бизнеса, но унитарные предприятия в какую-либо категорию поддержки не попадают. Мне кажется, это неправильно, потому что в стране много унитарных предприятий. Мы даем рабочие места, производим большой объем продукции, но не получаем особых льгот. Тем не менее мы нормально прошли пандемию и пока чувствуем себя вполне уверенно.

С другой стороны, проблема России в технической области состоит в том, что мы не производим своего, к сожалению. Если драматичные события, которые происходят, затянутся, то уже сейчас нужно что-то делать для того, чтобы наладить отечественное производство. В СССР делали все: камеры, оптику, звукозаписывающее оборудование. Возможно, техника не всегда соответствовала мировым стандартам, но благодаря ей сняли массу замечательных картин, которые наш зритель до сих пор смотрит с удовольствием. Этот вопрос меня беспокоит. Я уже говорил, что этим нужно заниматься серьезно, но пока не вижу особых результатов. В дальнейшем это может стать серьезной проблемой.

— Как сейчас обстоят дела с оборудованием на "Мосфильме"?

— Пока все в порядке, оборудование все новое, работает. В течение года критической ситуации не наступит, но дело в том, что есть много сопутствующей техники. Например, жесткие диски — их меньше и меньше. Без них не будут работать камеры. Современные цифровые технологии на этом завязаны. Правительству имеет смысл обратить на это внимание. Возможно, стоит более плотно сотрудничать с некоторыми странами. Например, в Китае производят многое, но мы не были ориентированы на этот рынок. Повторюсь, лучший вариант — наладить собственное производство. Можно копировать и усовершенствовать то, что уже создано: так действовали в СССР, так индустрию строили в Китае.

— Одним из важных направлений работы студии стали реставрации классических картин, которые после участвуют в российских и международных смотрах, а сейчас в целом активно возвращаются на большой экран. Сколько времени занимает работа над одной картиной?

— В среднем работа над одной картиной занимает до полутора месяцев, но многое зависит от качества исходников. Более старые фильмы реставрировать сложнее. Картину "Иван Грозный" Сергея Эйзенштейна мы реставрировали месяцев восемь.

Реставрация — действительно важная часть нашей деятельности, но по большому счету убыточная. Мы фактически единственные в стране, кто этим занимается

Мы отреставрировали картины практически всех наших классиков: Тарковского, Гайдая, Рязанова, Данелии, Меньшова, Михалкова, Кончаловского. Некоторые фильмы мы просто спасли — "Войну и мир" Сергея Бондарчука, "Освобождение" Юрия Озерова. Это дорогостоящее и очень кропотливое дело, специалисты чистят каждый кадр. Но таким образом картины восстанавливаются практически навсегда. Я считаю, что это правильно. Постоянно у нас в работе два-три фильма. Мы верим, что современному зрителю это нравится, выкладываем ленты на нашем YouTube-канале.

— Хватает ли сейчас специалистов?

— Мы их сами готовим практически с нуля — делаем курсы, отбираем людей. Для такой работы нужен особый склад характера, и есть ребята, которым это действительно нравится. Сейчас у нас работает четверо — это специалисты на вес золота.

— А их не переманивают? Или некому?

— Особо некому, пока мы единственные в стране, кто этим всерьез занимался и продолжает заниматься. Сейчас это направление начинает развивать Госфильмофонд. Они обращались к нам с просьбой обменяться опытом, хотят готовить ребят.

— Вы уже упомянули о YouTube-канале "Мосфильма". Насколько я знаю, он стабильно пользуется интересом у зрителей, но сейчас зарубежные площадки отходят на второй план из-за санкций. Планируете ли переносить канал на какие-либо российские платформы?

— Когда у нас пошли разговоры о том, что надо закрыть YouTube, я посчитал это большой ошибкой. У нас остается 40 млн просмотров в неделю, причем 20% из них — с Украины. Около 150 тыс. просмотров еженедельно — из США. Также наш канал смотрят из Мексики, Латинской Америки, Индии, Азии, среди популярных регионов — Филиппины и Индонезия.

На мой взгляд, это важное дело. Мы сегодня единственные, кто массово продвигает советскую и российскую культуру за рубеж. Весь мир смотрит наше кино

У нас еще есть канал в англоязычном сегменте YouTube. У него не так много подписчиков, но аудитория тоже немаленькая, при этом чисто иностранная. Там по просмотрам лидируют США. Думаю, это важная часть того, что называется мягкой силой. Другого такого окна у отечественной культуры сегодня нет. Правда, российский сегмент перестал монетизироваться, но англоязычный все еще приносит деньги.

— Не так давно на экраны вернулась культовая "Асса" — и стала наиболее кассовым перевыпуском советского кино на большом экране в 2022 году. Почти два года назад начал вещание канал "Мосфильм. Золотая коллекция", который тоже получил свою аудиторию, притом довольно большую. Как вам кажется, почему советская классика остается такой популярной?

— Думаю, советское кино действительно было хорошим. Многие картины остаются вполне актуальными. Советское кино с точки зрения художественности было выше, чем российское. Конечно, не все, но надо сказать, что в своих лучших образцах — а их было много — оно было выше.

— Сейчас часто звучит мысль о том, что уход голливудских мейджоров открыл для российского кино новые возможности. Получится ли у кинематографистов подняться на уровень выше с точки зрения качества?

— Для этого надо произвести реорганизацию самого процесса кинопроизводства. Российский кинематограф вышел из советской системы, но в настоящую рыночную не перешел — вот и болтается посередине. До 24 февраля это все как-то работало, но сейчас так не получится. Необходимо наращивать производство кино. Мы создаем около 100 картин в год, а нужно минимум 300. Все возможно, но систему надо менять, и это уже вопрос к государству.

— Какие пути выхода из кризиса для кинотеатров вы считаете действенными? Они как раз оказались в непростой ситуации, когда Голливуд ушел с российских экранов.

— Наш прокат фактически полностью контролировался американцами. Прокатчики привыкли, что им дают картины, их дублируют, рекламируют и т.д. Сейчас надо действовать, искать новые рынки — Китай, Азия, Латинская Америка, даже некоторые страны Европы. Нужно переориентироваться. Для этого надо что-то делать, искать новые контакты. Эту проблему должен решать рынок.

Беседовала Валерия Высокосова