Все новости

Михаил БОЯРСКИЙ: просто что-то сыграть и быть все время на глазах у зрителя для меня не самоцель

Народный артист России Михаил Боярский, отмечающий сегодня свое 65-летие, рассказал ТАСС, где прошли лучшие годы его жизни и почему ему все равно, стал ли он персоной нон грата на Украине.

- В последнее время вы отказываетесь от большинства предлагаемых ролей…

- Ко мне сейчас действительно очень часто обращаются с разными предложениями, и я всякий раз долго раздумываю, что, может быть, даже не совсем вежливо по отношению к людям, которые предлагают мне работу. Но просто что-то сыграть и быть все время на глазах у зрителя для меня не самоцель. Мой принцип - лучше ничего не делать, чем делать то, что может навредить зрителю в силу отсутствия вкуса, проблемы. Думаю, своими предыдущими ролями я не навредил ни взрослым, ни детям. А то, чем сегодня кормят зрителей, нередко наводит на тяжелые размышления. Я такой продукт не употребляю.

То, чем сегодня кормят зрителей, нередко наводит на тяжелые размышления

- Как вам дались коллизии этого взрывного, драматичного года? Что бы вы сказали про него как артист, музыкант, телеведущий, футбольный болельщик и глава большого семейства?

- Если говорить о метаморфозах в природе, политике, экономике, я все это, конечно, мотаю на ус. Но это все не очень тревожит мое сердце, потому что приоритетом во всем для меня является работа и семья. Растут две внучки и внук. Это самое главное. Работаю в театре, играю спектакли. Музыкой занимаюсь мало. За год записал не больше пяти песен, в основном по просьбе друзей. Иногда снимаюсь на телевидении. Как правило, рассказываю о тех, с кем провел много времени на съемочной площадке или на театральных подмостках, о Валентине Смирницком, Михаиле Козакове, Алисе Бруновне Фрейндлих... Ну а в футболе у нас перспективы золотые. "Зенит" в  хорошей  форме.

- На днях вы участвовали в презентации книги режиссера Игоря Владимирова "Как нарисовать птицу". Известно, что начало вашей творческой жизни связано с Театром имени Ленсовета и Игорем Петровичем. Какие уроки жизни в профессии он вам преподал?

- Не только он, но и вся труппа Театра имени Ленсовета. Самое главное, Владимиров был настоящим лидером в театре, и его любили все - от рабочих сцены до ведущих артистов. Его способ работы с актером был уникален. Нам всем очень хотелось ему понравиться: на репетиции, на капустнике, на гастролях - где угодно. Это была общая цель, и она всех объединяла. У нас был не просто театр, а большая семья. Он в эту семью принимал и студентов, и артистов других театров. Кто-то приживался и становился полноправным членом труппы, кто-то отпадал сразу и бесповоротно. Его святая любовь к театру передавалась многим. Я уходил из театра за полночь и приходил с рассветом, готов был и ночевать здесь. Это были лучшие годы моей жизни. Я играл в спектаклях Игоря Петровича, встречался с прекрасными партнерами. Главный его урок - жертвенность и полная самоотдача тому ремеслу, которому ты посвятил свою жизнь. С его уходом театр перестал иметь для меня первостепенное значение. Я однолюб и после Владимирова не смог найти общий язык ни с одним режиссером. Да я и не пытался.

Я однолюб и после Владимирова не смог найти общий язык ни с одним режиссером

- Вашим дебютом в Театре имени Ленсовета был спектакль "Трубадур и его друзья". Он запомнился еще и тем,  что не только на сцене, но и в жизни был ознаменован рождением нового семейного союза - Михаила Боярского и Ларисы Луппиан.

- Да, это была и личная история. Прекрасная музыка Геннадия Гладкова навевала нам самые романтические мысли. В спектакли были танцы, песни, поцелуи. И весь репетиционный период стал дивным признанием в любви. 

- Один из самых знаменитых телефильмов с вашим участием "Д`Артаньян и три мушкетера" снимался на Украине. Верно ли, что в нынешнем году официальный Киев вместе с рядом других артистов внес вашу фамилию в список персон нон грата?

- Понятия не имею. К тому же мне абсолютно все равно, кем меня там объявили. Всерьез я это не воспринимаю, потому что поссорить меня с моими украинскими друзьям невозможно. Я всегда их любил, люблю и буду любить. Это впитано с молоком матери. Мои родные и близкие, воевавшие с фашистской Германией, вместе с украинцами на брюхе доползли до Победы. Вместе проливали кровь. Я не раз бывал на Украине, со многими там подружился. Экономика, политика - это все пройдет, а любовь к людям останется навсегда.

- Уже много лет прошло с тех пор, как вы окончили специальную школу-десятилетку при консерватории, а о вас там до сих пор ходят легенды. Вы действительно весело  учились?

- Как и любой школьник, я искал оправдания, если опаздывал или приходил неподготовленным. Мне нравилось придумывать разные истории. Причем делал это довольно убедительно, и учителя при всей их строгости принимали это за чистую монету. Например, однажды я рассказывал, как на моих глазах мужчине дверцей такси отрубило палец, а я этот палец поднял и, весь окровавленный, бросился вызывать скорую помощь... Ну а в старших классах мы стали увлекаться "Битлз", девочками, прочими мужскими проказами. Появилась группа, в которой я играл на гитаре. Так что пианиста из меня не вышло. Но все потом в жизни пригодилось.   

Экономика, политика - это все пройдет, а любовь к людям останется навсегда

- Два года назад Музей театрального и музыкального искусства открыл выставкой "Боярские" целый цикл, посвященный славным актерским династиям Петербурга. Что из реликвий вашей артистической семьи вам особенно дорого?

- Архив еще надо разбирать, до него руки не дошли. Но мне для памяти вполне достаточно и того, что находится в моем сердце. Я моих близких до сих пор воспринимаю как людей, живущих рядом со мной. Кто-то обращается к реликвиям, чтобы проснулась память. У меня она никогда не спала. Поэтому самая дорогая реликвия - это моя детская, юношеская, взрослая память о моих родителях, которым я обязан в жизни всем.

- Не было ли у вас желания написать книгу о жизни и профессии?

- Среди актеров есть один человек, писавший так, что не было стыдно. Это Василий Шукшин. А просто так ради удовольствия писать у меня нет желания. Мне предлагали несколько раз наговорить. Нет, я занимаюсь своей профессией. В ней я еще не дошел до совершенства, поэтому все лишнее будет только мешать.

- В каком творческом самочувствии находится актерская династия Боярских? Можно ли сказать, что ваша дочь Лиза сегодня взяла на себя лидерство как продолжательница этой фамилии?

- Мне кажется, что да. И это хорошо. Наша задача с супругой выполнена. Наши дети лучше нас. Сергей - генеральный директор канала "Санкт-Петербург".  Лиза - актриса лучшего театра, Малого драматического, под руководством Льва Додина. У нее теперь много работы и в Москве - у Камы Гинкаса. Она играет с Сергеем Безруковым в спектакле "Сирано де Бержерак". Есть интересные предложения в кино. Ей приходиться жизнь на два города. Но главное для Лизы ее ребенок, которому она посвящает много времени.

- А вам никогда не хотелось перебраться в Москву?

- Предложения были. И неоднократные. Но намерения переехать в Москву у меня не было никогда.

Беседовал Олег Сердобольский