Все новости

Томислав Николич: Сербии никто не может приказать, с кем дружить

Описание
© EPA/ANDREJ CUKIC
'ТАСС'

Президент Сербии Томислав Николич, открывший 12 октября почетное консульство республики в Санкт-Петербурге, в эксклюзивном интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману рассказал о нынешнем уровне российско-сербских отношений, объяснил, почему Белград не вступает в Евросоюз и НАТО, а также подвел первые итоги своей работы на президентском посту.

— Господин президент, большое спасибо за возможность встретиться с вами. 12 октября в отношениях между Россией и Сербией был исторический день: вы открыли почетное консульство Сербии в Санкт-Петербурге, назначили почетного консула. Что для вас значит это событие? Почему вы посчитали нужным открыть консульство Сербии в Санкт-Петербурге?

— В первую очередь, Санкт-Петербург — это символ не только героизма, но и дипломатии. Ведь в этом городе развивалась большая часть как русской, так и европейской дипломатии. Так что неслучайно каждая страна хочет иметь свое представительство именно здесь.

Кроме того, Сербия каким-то удивительным образом связана с этим российским городом через историю и видных людей, которые приехали из моей страны в Санкт-Петербург и поделились своими знаниями. Так что я посчитал, что открытие почетного консульства Сербии в Петербурге будет правильным шагом. Как уже сказал на церемонии открытия почетный консул республики Геннадий Тимченко, консульство не будет ограничивать себя одним регионом, а попытается выполнить свою задачу на уровне всей России. Для Сербии и для меня лично это особенно важно. Поэтому я впервые лично открываю почетное консульство республики.

Я приезжаю в Петербург уже в третий раз, и каждый раз мне кажется, что я нахожу здесь часть Сербии.

— На открытии почетного консульства вы много говорили об исторических корнях, связывающих Россию и Сербию. Об этом, кстати, упоминал и почетный консул Сербии в Санкт-Петербурге Геннадий Тимченко. Если смотреть из глубины веков, какой период в отношениях между нашими странами вам кажется наиболее хорошим? Чем отличается нынешний период в отношениях России и Сербии?

— В своих выступлениях мы с господином Тимченко дополнили друг друга. Я в основном говорил об отношениях Сербии и Санкт-Петербурга, а почетный консул посмотрел на эту тему немного шире. Мы с послом (Сербии в РФ) Славенко Терзичем уже договорились о том, что он начнет писать книгу об известных людях России в Сербии и Сербии в России. Для вас будет сюрпризом, сколько таких людей существует.

Если говорить об истории российско-сербских отношений, стоит отметить, что Россия постоянно помогала и консультировала Сербию в ходе Первой и Второй мировых войн, а также во времена сербских восстаний против Османской империи. Существует  история о том, что когда "восстанцы" приехал в Россию за флагом, руководитель Первого сербского восстания против Османской империи Карагеоргий поинтересовался, какой стороной его ставить. В итоге флаг поставили наоборот. И на самом деле, наши флаги похожи.

Россия и сегодня является для Сербии опорой

Я могу сказать, что, когда Россия была в кризисе, Сербия также была в кризисе, а когда вашей стране было хорошо, было хорошо и нам. Сербия никогда не была ни на Востоке, ни на Западе, а также не становилась участником каких-либо блоков. У нас практически всегда были исключительно хорошие отношения с Россией, страной, которая и сегодня является для Сербии опорой. И я благодарен президенту России Владимиру Путину за то, как мы сотрудничаем в отстаивании интересов моей страны.

Нам это удавалось как минимум два раза. В прошлом году, когда Великобритания в Совете Безопасности ООН выступила с резолюцией по Сребренице, я попросил Владимира Путина сделать то, что обычно в Совбезе делают либо с большой неохотой, либо вообще не делают: наложить вето на этот проект. И это было сделано. Россия также защищала интересы Сербии в ЮНЕСКО, когда был поднят вопрос о принятии Косова в эту организацию. Москва действительно помогла нам и сделала многое для того, чтобы убедить членов ЮНЕСКО отклонить кандидатуру Косова.

После ссоры коммунистов СССР и Югославии у нас несколько лет были натянутые отношения. А в остальное время отношения между нашими странами были на высоком уровне.

Господин президент, сегодня я даже не могу найти сферы, где у нас было бы не такое хорошее сотрудничество, как хотелось бы. Сотрудничество между Россией и Сербией успешно развивается по самым разным направлениям: торгово-экономическому, топливно-энергетическому, военно-техническому, инвестиционному, гуманитарному... Движение этим процессам во многом даете вы вместе с президентом России Владимиром Путиным, часто обсуждая эти вопросы. И все-таки, на ваш взгляд, какие из направлений двустороннего сотрудничества являются приоритетными, на какие следует обратить больше внимания?

— Сегодня мир основывается на экономике. Безусловно, Сербия не измеряет дружбу объемом товарооборота, но его низкий уровень с таким большим другом, как Россия, — это, конечно, неестественно. Так что в этой области мы должны поднять объем российских инвестиций в Сербию и наоборот.

Нашим странам следует увеличить объем поставок сельскохозяйственной продукции. Сербия готова предложить России те продукты, которые не производятся в вашей стране, либо заменить ту продукцию, на которую наложены санкции. Так что в экономическом сотрудничестве я вижу основание для подтверждения того, что между нашими странами существуют дружба и братство.

Я убежден, что именно через сотрудничество с Россией я смогу обеспечить своим согражданам лучшую жизнь, поэтому я не дам нас поссорить

Я считаю, что сегодня многим государствам, включая те, которые уверены в своей демократии, следует задуматься, действительно ли они такие демократичные, как думают, или у них все-таки есть некий вождь. Один сербский писатель написал повесть о том, как народ следовал за своим вождем, а в итоге их лидер оказался слепым...

Мы прошли экзамен, показавший высокий уровень двусторонних отношений с Россией. Если бы Белград, так же как и многие страны Запада, ввел санкции против Москвы, возможно, через много лет вы бы признали, что почувствовали на себе их влияние. Но, с другой стороны, введя санкции, мы бы затоптали все то, что делали все эти годы, столетия лишь потому, что нам кто-то это приказал. Моей стране никто никогда не сможет ничего приказать. Мы получили доказательство российской дружбы, а Сербия, в свою очередь, доказала вашей стране свою дружбу.

Сегодня многие говорят о России все самое плохое, при этом не зная, что происходит на самом деле. Многие говорят о существовании каких-то угроз со стороны РФ. Недавно представители западных стран заявили мне о том, что они озабочены влиянием российских СМИ на Сербию. И я спросил у них, какая из их компаний — ВВС или CNN — находится под угрозой, отметив, что они уже давно финансируются из-за рубежа и никто никогда на это не жаловался...

Сегодня многие говорят о России все самое плохое, при этом не зная, что происходит на самом деле

Все это ведет к некому охлаждению отношений между Россией и Европейским союзом. Но, честно, я не знаю, кто бы выиграл от этого конфликта.

Сербия окружена странами — членами Европейского союза. Мы выполняем их стандарты, касающиеся прав сексуальных меньшинств и мигрантов. Но я убежден, что именно через сотрудничество с Россией я смогу обеспечить своим согражданам лучшую жизнь, поэтому я не дам нас поссорить.

Сербия никогда не станет членом Евросоюза, если условием для этого будет признание независимости Косова и Метохии. Нас не слышат и снова ставят это условие. Но как можно признать независимость Косова, если благодаря истории наши родители и дети знают, что они сделали нам?

— Я хотел бы задать вам несколько конкретных вопросов. В частности, в городе Ниш существует первый в Европе Российско-сербский гуманитарный центр по чрезвычайным ситуациям. Как вы оцениваете роль этого центра, в чем эта роль и насколько он полезен Сербии?

— Те, кто выступает против этого центра, являются противниками всего, что связывает Москву и Белград. У нас сейчас проходят совместные учения военно-воздушных сил, на которые российские пилоты приехали без самолетов. Государства, находящиеся между нами, не разрешили перелет самолетов для этих учений. Но это не страшно, мы просто будем проводить их на наших самолетах.

Центр в Нише тушит пожары на территории всей бывшей Югославии. Когда были наводнения, мы предлагали всем Балканам оказать любую гуманитарную помощь. Я не знаю, почему это кому-то мешает. Вместе с Россией мы и дальше будем развивать деятельность этого центра.

Десять лет назад Сербия подписала с НАТО соглашение о передвижении войск Североатлантического альянса по своей территории, гарантируя им неприкосновенность. И Россия никогда не упрекала в этом Сербию.

Европейский союз не должен выбирать Сербии друзей. И выступление против российско-сербского гуманитарного центра — это очередная попытка дестабилизировать наши отношения с Россией.

Сербия также никогда не будет членом НАТО. Потому что НАТО — военный союз, нам это не нужно.

— Господин президент, для вас не секрет, что весь XX век Балканы были очень напряженным регионом, его даже называли "пороховым погребом" Европы. Что, на ваш взгляд, стоит сделать, чтобы этот регион был гарантировано стабилен?

— Сербский народ участвовал в восстаниях с целью освобождения от Османской империи, Первой и Второй мировых войнах, а также в Югославских войнах. Все это привело к напряженным отношениям между странами на Балканах.

Причиной наших конфликтов стал религиозный вопрос. Как вы знаете, большой процент мусульман, проживавших на территории Боснии и Герцеговины, являются предками сербов, которые перешли в ислам.

Спустя 20 лет мы хотим сотрудничать со странами Евросоюза, но нам снова нельзя это сделать. Сербии удалось наладить хорошие отношения со Словенией, с Хорватией этого у нас пока никак не получается. В этой стране часто проходят выборы, и во время предвыборных кампаний многие кандидаты представляют себя как защитников от сербов. Хорошо, что народ Хорватии начал понимать, что происходит на самом деле, и на последних выборах не отдал свой голос партиям, которые представляли Сербию как своего главного врага.

Черногория также допустила несколько ошибок. Эта страна не очень хорошо относится как к России, так и к Сербии.

Я уверен, что Сербия — это единственный фактор стабильности. И мы протягиваем всем руку примирения, мы можем дойти до той точки, когда получается забыть о том, что происходило, но, к сожалению, потом все срывается. 

Пока существует Организация Объединенных Наций и Совет Безопасности ООН,  мы не будем рассматривать признание независимости Косова и Метохии. Однако когда мы садимся за стол переговоров в Брюсселе и не можем о чем-то договориться, они (Косово и Метохия. — Прим. ТАСС) решают все в двустороннем порядке и становятся членами (Международного) олимпийского комитета, пытаются стать членами ЮНЕСКО. Это неправильный подход. Если ты хочешь отделиться от нас и при этом хочешь вести с нами переговоры, не стоит этого делать за нашей спиной.

Я уверен, что если к власти в этих странах придут разумные люди, все забудут о так называемой бочке с порохом.

— Мы с вами встречались несколько лет назад, когда вы только вступили в должность президента. Уже прошло четыре года, близится завершение вашего срока. Что за эти годы, по вашему мнению, вам удалось лучше всего, а что  еще предстоит сделать? Скоро новые президентские выборы. Может быть, сегодня вы откроете тайну и скажете, собираетесь ли вы идти на второй срок?

— Я не отношусь к тем политикам, которых научили, как не отвечать прямо на такие вопросы. Пока что нет необходимости отвечать вам на этот вопрос. До выборов еще восемь месяцев, и я бы не хотел, чтобы Сербия взволновалась от какого-то моего заявления.

— Тогда у меня к вам, господин президент, предложение: когда вы примете решение, пусть первым иностранным СМИ, которому об этом сообщат, будет наше агентство.

— Я хочу только вам сказать, что нет причины для того, чтобы я не баллотировался. Я здоров, я не устал и к тому же не закончил все дела, которые планировал. Мне предстоит еще много сделать на посту президента, перед моей страной осталось немало вызовов, которые нужно решать до президентских выборов. 

Я здоров, я не устал и к тому же не закончил все дела, которые планировал

Я знал, что в ходе моего первого срока мы не решим все проблемы с Евросоюзом. Но мы начали переговоры, однако сейчас этот процесс будет развиваться медленнее, потому что Европа устала от самой себя, а не от новых членов. Также должен быть решен миграционный кризис... Во время следующего мандата я хотел бы увидеть развязку вопроса, будет ли Сербия членом Евросоюза или нет. Поэтому поживем — увидим.

— Сербия — страна, богатая традициями. Вы тоже, на мой взгляд, традиционалист. Люди, которые давно вас знают, говорят, что вы соединили в себе все черты классического серба. А что значит классический сербский характер?

— Это значит, что очень часто вы делаете что-то не в своих интересах. Это значит, что ваши дедушки, бабушки, отец и мать рассказывали вам те истории, которые вы никогда не прочтете в школьных учебниках. Сербский народ очень чтит семью и очень напоминает этим некоторые государства арабского мира. В Сербии, когда кашляет человек в возрасте 50 лет, его мать восклицает: "Ой, что с моим мальчиком?!". Вот так мы и живем, наши дети всегда маленькие и мы всегда заботимся о них.

Если ты родился сербом, ты обречен на тяжелую жизнь

Мы также никогда не воевали на чужой территории. Если ты родился сербом, ты обречен на тяжелую жизнь. И никогда не бывает так хорошо, чтобы ты забыл, как может быть плохо. Мы находились на пути всех крестовых походов, были 500 лет под влиянием Османской империи, затем под Австро-Венгрией, позже под Германией. Я задаюсь вопросом: как вообще сохранился сербский народ?

— Наверное, так и сформировался сербский характер...

— Да, вероятнее всего. И я искренне этим горжусь. Конечно, каждый человек гордится своим народом, но нам на самом деле есть чем гордиться.

К сожалению, западные СМИ создали свой образ сербского народа, представляя нас как преступников, которые оккупируют территории. Сегодня у Сербии хорошие отношения с католическими и исламскими государствами, что было немыслимо в начале войны в бывшей Югославии, когда мы были совсем одни.

— Вы как-то сказали, что ваша любимая книга — это "Тихий Дон" Михаила Шолохова. Действительно, несколько поколений русских и нерусских людей воспитывались на этом романе. А вот что еще из русской культуры вам близко?

— К сожалению, у меня сегодня нет времени для того, чтобы читать новую российскую или сербскую литературу. Могу сказать, что в каждом российском классике я находил сербского классика. Только для Достоевского не смог найти сравнения. Я считаю, что он уникален.

Я считаю, что Достоевский уникален

Судьба героев в "Тихом Доне" показалась мне похожей на судьбу сербского народа. Например, когда распадается твоя страна, ты все делаешь правильно, а оказываешься на неправильной стороне... Почему это происходит?

Я также никогда не мог понять, как Россия смогла отказаться от такого большого количества талантливых полководцев, художников, писателей из-за того, что они идеологически больше не принадлежали стране. Шолохов не помог мне ответить на эти вопросы, так как он описывал это, а не анализировал. Возможно, если бы за это взялся Достоевский, мы узнали бы правду.

— Сегодня, глядя на вас, строгого и серьезного президента Сербии, сложно представить, что вы в молодости увлекались творчеством групп The Beatles и The Rolling Stones, сами играли на гитаре и писали стихи. А какие сейчас у вас увлечения? Как вы, господин президент, предпочитаете расслабляться?

— Я рос как и другие дети, может быть, чуть больше читал. Когда был подростком, увлекся музыкой, собирал пластинки, хотя это было трудно. А потом начал работать, так как не было денег на жизнь.

Вообще я не такой строгий и серьезный, каким должен быть президент

Вообще я не такой строгий и серьезный, каким должен быть президент. У меня пятеро внуков, которые могут со мной делать все что захотят. (Смеется.) Сегодня я в основном занят работой. Мы с супругой живем в имении в селе, где родился мой отец. Сейчас мы строим там церковь.

Я не могу слишком много времени посвящать цветам или огороду, но фрукты — это мое дело, из них я делаю ракию.

— Вы сказали, что делаете дома самогон? Только на семью или на друзей тоже хватает?

— Это не для семьи, так как у нас никто не пьет. Я просто проверяю, могу ли заниматься этим как бизнесом.

— "Президентская ракия" будет называться? (Смеется.)

— Пока я буду президентом, я точно не стану ее производить в коммерческих целях. А вот после, если Бог даст и какой-то год проживу...

— Господин президент, я всегда завершаю наши встречи одним и тем же вопросом: что такое власть и какова она на вкус. Вы у власти уже четыре года, уходить из нее, как я понял из нашего разговора, пока не собираетесь...  Я уже задавал вам этот вопрос, и вы ответили, что для вас власть — это прежде всего доверие народа и ответственность перед ним. Хотелось бы узнать, поменялось ли ваше мнение относительно этого понятия.

— Я зрелый человек и не меняюсь так легко. Я не изменился и живу таким же образом, имею те же желания и цели.

Власть меня не изменила

Власть меня не изменила, и еще один срок тоже не повлиял бы на меня. Иногда я думаю о том, что если бы у меня не было еще одного президентского срока, тогда, возможно, моя жизнь была бы лучше... Но с другой стороны, в жизни существуют определенные моменты, когда отдаешь себя своей стране и народу, а не собственным интересам.

— Спасибо вам большое, господин президент! Я желаю вам не меняться долгие-долгие годы. Собственно, я предполагаю, что так и будет, — вы не тот человек, который меняется.

— Спасибо вам!