Все новости

Археолог Наталья Соловьева: боевики разрушают Пальмиру как символ цивилизации

Россия стала единственным в мире обладателем уникальных данных о состоянии памятника Мирового наследия ЮНЕСКО — развалин и сооружений древней Пальмиры. Осенью 2016 года экспедиция Института истории материальной культуры Российской академии наук (ИИМК РАН) проработала в освобожденном от боевиков сирийском городе несколько дней.

Исследователи сделали более 20 тысяч аэрофотоснимков высокого разрешения. Три участка — Долина башенных гробниц, Юго-западный некрополь и Юго-восточный некрополь — были сняты с высоты 200 м, а центральная часть города площадью около 2 кв. км дополнительно снята с высоты 120 м.

О том, как на основе этой работы российских ученых создается 3D-модель Пальмиры, которая поможет будущим реставраторам, а также об утратах и перспективах возрождения памятника в интервью ТАСС рассказала Наталья Соловьева, заместитель директора ИИМК РАН, руководившая экспедицией 2016 года.

— Помимо разрушений, зафиксировать которые было вашей задачей, вы обнаружили множество грабительских раскопов. Можно ли было определить, кто и когда их оставил?

— О том, что Пальмиру грабят, стало известно еще после ее первого захвата боевиками. Правда, после освобождения в марте 2016 года в западных СМИ обвиняли в этом российских военных. Ссылались на некие данные, которые, казалось, невозможно проверить. Но когда наша группа оказалась в Пальмире, мы, разумеется, зафиксировали грабительские раскопы. Они есть на фотографиях и на 3D модели, работу над которой мы заканчиваем в ближайшее время.

'ТАСС/Ruptly'

Я как археолог, который много лет работает в пустыне, и мои коллеги-античники, которые также имеют опыт работы в пустыне, можем ответственно свидетельствовать, что все найденные грабительские ямы были заложены в то время, когда Пальмира находилась у боевиков. И, вероятнее всего, часть артефактов из древней Пальмиры, которые пополнят черный рынок древностей, была украдена именно в тот период. Если вас интересуют детали, то простоявший зиму открытым раскоп отличается тем, что борта под климатическим воздействием "оплывают", становятся нечеткими.  Все борта грабительских ям были, выражаясь профессиональным сленгом археологов, "оплывшими", а значит, они были выкопаны до зимы 2015–2016 годов, то есть до освобождения Пальмиры весной 2016 года.

— На каком этапе сейчас работа над геоинформационной системой "Пальмира"?

— Работа продолжается. С самого начала было очевидно, что потребуется не меньше года. Но на сегодняшний день мы полностью обработали облако точек, а их было 700 миллионов, а также построили 3D-модели объектов и написали программу. Сейчас идет ее наполнение. Мы планируем, что ГИС будет состоять из трех или четырех частей: первая — история самого памятника, вторая — история его исследования, третья — 3D-модели объектов. Мы пока не приняли окончательного решения в отношении четвертой части, но хотелось бы сделать что-то вроде виртуальной экскурсии.

Каждый турист, бывавший в Пальмире до боевых действий, может прислать свои фотографии объектов

Сейчас мы продолжаем детализировать 3D-модель и работать над специальным сайтом https://palmyra.photo/, который запустили в конце 2016 года. На этот сайт каждый турист, бывавший в Пальмире до боевых действий, может прислать свои фотографии объектов, и таким образом любой житель планеты может принять участие в восстановлении знакомого всем нам облика знаменитого памятника. Мы встраиваем эти любительские снимки в нашу 3D-модель и получаем точное изображение объектов, часть из которых погибла. Фотографии можно присылать как на сайт, так и в Институт истории материальной культуры. Мы еще раз призываем всех, у кого в домашних архивах хранятся снимки знаменитых памятников Пальмиры, поделиться ими со всем человечеством! Именно ваши фотографии могут оказаться недостающим звеном в чрезвычайно важном деле.

— В июле 2017 года ИИМК РАН представил уменьшенную модель колонны Зенобии, построенную на основе создаваемой 3D-модели. Для чего вы это сделали?

— Во-первых, для того чтобы посмотреть, как наша 3D-модель работает и можно ли на ее базе создать объект. Испытания прошли успешно, копия колонны достаточно точно построена из современных композитных полимерных материалов, нам удалось повторить даже надпись на колонне, но мы сознательно не детализировали все ее элементы, чтобы не тратить время.

Уменьшенная копия колонны царицы Зенобии Сергей Коньков/ТАСС
Уменьшенная копия колонны царицы Зенобии
© Сергей Коньков/ТАСС

Во-вторых, мы хотели напомнить, что эпоха царицы Зенобии — это расцвет Пальмиры, практически наивысшая точка ее процветания. В нашем случае копия колонны Зенобии может служить символом возрождения Пальмиры. Где дальше она будет экспонироваться, мы пока не знаем. В августе она стояла у "Зала на острову" в Царском Селе вместе с фотографиями Пальмиры XIX века из архива ИИМК РАН, кадрами, сделанными во время разминирования Пальмиры, и снимками из экспедиции 2016 года. В частности, там были представлены работы военного фотографа Евгения Келя. Выставка вызвала большой интерес, и мы бы хотели продолжить ее экспонирование, но где именно — пока не решили. Рассмотрим предложения.

— Как родилась идея создания 3D-модели и геоинформационной системы и как ИИМК РАН будет их использовать?

— Идея родилась сразу после того, как Пальмиру освободили в марте 2016 года. Наш институт выступил с инициативой зафиксировать все разрушения с помощью беспилотного аппарата и построить 3D-модель города.

Надо сказать, что группа специалистов Минкультуры РФ, которая побывала в Пальмире раньше нас, в июле 2016 года, тоже пришла к выводу о необходимости такой работы. Мы все понимаем, что пока в Пальмире не будет восстановлена инфраструктура, пока разбиты все дороги, нет света и воды, специалисты-реставраторы не смогут приехать на место. Но чтобы безвременье не затянулось, мы решили предоставить международному сообществу возможность уже сейчас начать обсуждение путей и способов восстановления древнего города. Открыв у себя на компьютере нашу 3D-модель, любой специалист сможет изучить ситуацию и планировать подходы к реставрации так же, как работали над созданием копии колонны Зенобии специалисты из архитектурной компании "Голова" — мы передали им часть модели и фотографии, которые они посмотрели со всех сторон на экране, а потом "собрали" колонну. То же самое можно делать со всеми объектами.

Достаточно посмотреть 3D-модель на экране, чтобы понять, что храм Бэла, например, не поддается реставрации, его можно только воссоздать заново

Наша модель позволяет увидеть и степень разрушения объектов. Так, достаточно посмотреть 3D-модель на экране, чтобы понять, что храм Бэла, например, не поддается реставрации, его можно только воссоздать заново. В то же время, храм Баалшамина можно восстановить. Благодаря непрофессиональному взрыву, он распался на крупные фрагменты. То же самое с Триумфальной аркой и другими объектами. Изучая нашу 3D-модель на экране компьютера, реставратор или чиновник сможет даже посчитать затраты времени, материалов и финансов, необходимые для восстановления. Собственно, для этого 3D-модель и нужна.

Возвращаясь к вопросу о том, как ИИМК РАН будет использовать свою 3D-модель, прямо заявляю: мы планируем передать нашу модель Сирии по официальным каналам через рабочую группу Минкультуры РФ по Пальмире, которую возглавляет Михаил Пиотровский (гендиректор Государственного Эрмитажа, известный ученый-арабист, академик РАН), с которым мы согласовываем все наши действия. Президент России Владимир Путин говорил о том, что наша страна готова принять участие в реставрационных работах, но каким образом — это не нам решать. Мы пока создаем рабочий инструмент, который поможет мировому сообществу реставраторов. Принимать решение о путях и способах восстановления утраченного, согласно международному праву, будет Сирия по согласованию с ЮНЕСКО.

— Можете ли вы рассказать, как ваша группа работала в Пальмире?

— Получив все необходимые разрешения и согласовав наши действия с рабочей группой Минкультуры, мы отправились в Пальмиру. Команда, разумеется, была небольшой — всего три специалиста. На месте с нами работали военные специалисты-топографы. Что касается опасности, то замечу только, что если бы в Пальмире было небезопасно, нас бы там не было. К моменту, когда экспедиция приступила к работе, там уже было проведено разминирование. Кстати, операция по разминированию Пальмиры — это один из немногих примеров, когда люди буквально рисковали жизнью, чтобы спасти объекты культурного наследия.

Непосредственно в Пальмире мы работали всего трое суток. Каждый вечер составляли полетное задание для нашего беспилотного летательного аппарата на следующий день. Весь световой день беспилотник, на котором были установлены две камеры — вертикального и бокового обзора — и приборы геопозиционирования, проводил съемку с воздуха, а мы параллельно проводили фиксацию объектов с земли. Результаты всей съемки позже встраивались в 3D-модель. Обработка данных — очень объемная работа для обычного компьютера, поэтому они обсчитывались на специальных кластерных машинах. Дальше, собственно, началась работа над созданием 3D-модели.

Важно отметить, что мы не тронули ни одного камня! Нашей задачей было зафиксировать состояние памятника на конец сентября 2016 года.

— Есть ли безвозвратные потери в Пальмире? Каков их масштаб?

— Я уже говорила, и с этим согласны практически все специалисты, что, к сожалению, не поддается реставрации храм Бэла — главный храм Пальмиры. У храма сложная судьба — в XII веке часть его колонн использовали для постройки укреплений, которые до сих пор еще частично стоят. Храм можно только воссоздать по чертежам, по фотографиям, по описаниям предыдущих реставраций — его реставрировали французы в 1930-х годах. Решение — за специалистами.

К сожалению, не подлежат реставрации погребальные башни. Они так же, как храм Бэла, взорваны и разграблены, их можно только воссоздать. Некоторые башни сравняли с землей, от других остались минимальные руины стен.

Храм Баалшамина и Триумфальная арка пострадали в меньшей степени и подлежат реставрации. Но это — на наш взгляд, а судить не нам. Решение должны принимать архитекторы и реставраторы. Многое разграбили, и часть похищенного, как это было и с артефактами из Ирака, скоро начнет всплывать при продаже на черном рынке. Главная цель ИГ* — нажива, деньги и борьба варваров против мировой цивилизации. А поскольку Пальмира — это как раз символ цивилизации, они и пытаются уничтожить ее особенно упорно.

— Есть ли аналогичные разработки по Пальмире археологов других стран?

Мы знаем, что с момента освобождения Пальмиры таких проектов не реализовывал пока никто

— Это не обязательно разработки археологов. Подобные модели делают реставраторы, музейщики, и я знаю, что, например, итальянцы построили по 3D-модели фрагмент рельефа из Пальмиры. Есть информация, что уже после второго освобождения в Пальмире были французские специалисты, когда-то они создавали 3D-модель, но в формате виртуальной экскурсии, ее можно посмотреть в интернете. Проводили ли они там новые съемки, я не знаю. Наша задача была принципиально иной — фиксация современного состояния памятника для работы реставраторов. Мы знаем, что с момента освобождения Пальмиры таких проектов не реализовывал пока никто. Правда, мы пока не знаем, как изменилась ситуация после второго захвата. Для этого нужно снова оказаться в Пальмире и зафиксировать новые разрушения. Теперь нам понадобится меньше времени на обследование. Но, безусловно, наша поездка, во-первых, должна быть согласована с Департаментом древностей Сирии, а во-вторых, должна позволить военная обстановка.

— Возможно ли в будущем участие российских ученых в раскопках в Пальмире, и представляет ли она по-прежнему интерес с этой точки зрения?

— Институт истории материальной культуры РАН не планирует проводить раскопки в Пальмире. Если нам когда-нибудь это будет предложено, мы с радостью примем предложение. Сейчас все свои действия мы согласовываем с рабочей группой Минкультуры РФ под руководством Михаила Пиотровского, я вхожу в состав этой группы.

Интересно отметить, что в прошлом специалисты Института бывали в Пальмире с научными целями, но это было еще в XIX веке, когда институт был еще Императорской археологической комиссией. В архиве ИИМК РАН сохранились фотографии, которые тоже могут быть использованы в деле восстановления Пальмиры. С точки зрения науки Пальмира до сих пор остается крайне интересной, и я уверена, что когда наступит мир, туда вернутся и французские, и швейцарские, и польские, и немецкие археологи. А если нам будет предложено, мы, несомненно, присоединимся. Но пока свою роль мы видим в том, чтобы на общее дело восстановления Пальмиры предложить то, что мы умеем делать хорошо — свои преимущества, которые лежат в области цифровой археологии, — и построить 3D-модель современного состояния Пальмиры, которая будет использована для восстановления всемирно известного памятника.

Беседовала Юлия Андреева

* ИГ — организация, признанная террористической и запрещенная на территории РФ.