Все новости

Василий Христофоров: материалы "дела Кеннеди" опровергают миф о "русском следе"

Василий Христофоров ТАСС
Василий Христофоров
© ТАСС

О рассекречивании спустя более полувека материалов расследования убийства президента Кеннеди и о том, как архивы отечественных спецслужб позволяют разбивать исторические мифы, в интервью ТАСС рассказал член-корреспондент РАН, главный научный сотрудник Института российской истории Российской академии наук Василий Христофоров, 15 лет возглавлявший Управление регистрации и архивных фондов ФСБ России. 

— Василий Степанович, вы не первый год занимаетесь вопросами, связанными с архивами, в том числе архивами спецслужб. Минувший год был отмечен решением президента США Дональда Трампа рассекретить более 3 тысяч документов "дела Кеннеди". Часть документов была обнародована еще 24 июля, почти половина — в конце октября — начале ноября. Остальные предполагается опубликовать до апреля 2018 года. Насколько редким можно назвать этот шаг с точки зрения публикации в открытом доступе такого массива архивных документов? 

— Почти два десятилетия я работаю на стыке двух миров: мира ученых и мира архивистов, и хорошо понимаю специфику работы по рассекречиванию документов спецслужб. Именно отношение к доступности и закрытости информации является ключевым моментом, формирующим культуру спецслужб и культуру взаимоотношения власти и общества.  

На первый взгляд кажется: рассекречивание более 3 тысяч документов "дела Кеннеди" — действительно много. Но в "архив Кеннеди" входит около 319 тысяч документов. И рассекреченные 3100 документов — это 1%, при этом часть из них появится в публичном доступе только весной 2018 года. Появление документов на сайте Национального архива США заморожено президентом Трампом по просьбе американских спецслужб. Как мы видим, достаточно большой массив материалов архива Кеннеди по-прежнему остается на секретном хранении. Американские историки и журналисты напряженно ждут, считая, что самое важное и интересное появится весной 2018 года. В принципе, ничего экстраординарного в рассекречивании документов я не вижу, но это, безусловно, положительный момент. Да, более 3 тысяч рассекреченных документов — это много. Для историков всегда важно открытие даже десятка документов, ведь в результате они получают новые источники. Убийство Кеннеди — одна из загадок XX века, и до сих пор существует много разных версий. Многие в США не верят в официальную версию и выдвигают различные конспирологические теории. Поэтому есть надежда, что появление новых рассекреченных документов поможет подтвердить или опровергнуть ту или иную версию, дополнить наши знания об этой трагедии. 

— От публикации архивных документов многие ждут иногда чего-то сенсационного. На ваш взгляд, может ли публикация принести сенсации? 

— С моей точки зрения, никакой сенсации не произойдет. Если бы в распоряжении американской разведки были какие-нибудь сенсационные документы (я подразумеваю в первую очередь "советский" или "кубинский след"), если бы у них такие документы были, то они давно уже были бы обнародованы. Но таких документов нет, потому что не было и самого события. На эту тему написано достаточно много книг, проведено много разных, в том числе частных, расследований. Ни одна из версий — ни заговор кубинских спецслужб, ни причастность Советского Союза — не подтверждается. Наряду с прочим американцы очень активно работали с бывшими сотрудниками советских спецслужб (Носенко, Митрохин), которые изменили Родине, ушли на Запад. Ни один из них не предоставил информации о том, что советская разведка или контрразведка причастны к этому трагическому событию. Потому что этого просто не было. О "деле Кеннеди" нет ни одного упоминания в переданных Великобритании бывшим сотрудником советской разведки В. Митрохиным секретных документах. 

— В опубликованных документах говорится и о проверке возможных связей Ли Харви Освальда, который год жил в СССР и даже женился в Минске, с советскими спецслужбами. 

— Эта версия лежит, как говорится, на поверхности. И я думаю, что американские спецслужбы изучали эту версию очень тщательно. И копали, что называется, глубоко. Хотя, я уверен, что они расследовали и другие версии. Как мы знаем и как свидетельствуют документы, Освальд был под большим подозрением — его связь с Советским Союзом была налицо. Но это как раз говорит об обратном — ну не действуют так спецслужбы: используя человека, который в достаточной степени открыто поддерживает связь с Советским Союзом. Например, Рамон Меркадер — никто не мог его заподозрить, пока он сам обо всем не рассказал. Советскому Союзу вообще не было выгодно убийство — отношения с президентом Кеннеди складывались хорошо, об этом свидетельствует встреча в 1961 году Кеннеди и Хрущева в Вене. Пускай там не подписали каких-то глобальных документов, но потепление уже было.

Президент Кеннеди был настроен на налаживание отношений с Советским Союзом, и СССР был заинтересован в этом. Устранение Кеннеди было совсем не в интересах Советского Союза. После убийства Кеннеди в руководстве спецслужб Советского Союза высказывались опасения, что какой-нибудь оголтелый американский генерал, условно говоря, нажмет кнопку — и полетят ядерные ракеты. Неофициально, но такая реакция была. Когда откроют все до одного архивы Кеннеди, ничего сенсационного мы там не увидим. А вот появление сенсационной информации о деятельности американских спецслужб вполне допускаю. В частности, о том, как они работали, как вели расследование. Убийство американского президента — это провал в работе американских спецслужб, это они не сработали, не предотвратили, не защитили.

Всегда есть определенная группа исследователей, которым открой все архивы и покажи любые документы, они будут говорить: "Я не верю, этого не может быть"

Как следует из документов американских спецслужб ноября 1963 года, убийство Кеннеди не должно было произойти. Американские спецслужбы должны были его предотвратить. Но этого не произошло. Если брать аналогию с советской историей, то такой же провал был 1 декабря 1934 года, когда убили первого секретаря Ленинградского обкома ВКП(б) Сергея Кирова. К сожалению, в работе любой спецслужбы возможны ошибки, приводящие к трагическим последствиям. В Египте 6 октября 1981 года во время парада был убит президент Анвар Садат, и тогда служба охраны и службы безопасности тоже не сработали. Когда обнародуют все документы, связанные с убийством Кеннеди, мы, может быть, что-то сенсационное и увидим. Информация будет интересна именно в этом плане. 

— В плане внутренних тенденций американской истории? 

— Да. Можно будет узнать, как долго они пытались ввести в заблуждение американскую общественность, говоря о "советском следе". На самом же деле это был провал американских спецслужб. 

— Трамп, обосновывая решение опубликовать архивы, заявил о том, что делает это "с целью положить конец всем теориям заговора". Если отойти непосредственно от "дела Кеннеди", о чем говорит практика раскрытия архивов — может ли публикация документов переломить складывавшиеся десятилетиями стереотипы? 

— Всегда есть определенная группа исследователей, которым открой все архивы и покажи любые документы, они будут говорить: "Я не верю, этого не может быть". Они продолжают жить в плену мифов и легенд. Может ли открытие архивов кардинально изменить взгляд на исторические события? На примерах публикаций документов из государственных и ведомственных архивов, в том числе и ФСБ России, можно сказать, что такие примеры есть. Кронштадтское восстание в 1921 году длительное время в нашей историографии рассматривалось как "вооруженное выступление гарнизона крепости Кронштадт, экипажей кораблей Балтийского флота и жителей города против политики большевиков". Но обнародованные документы (они были опубликованы в двухтомнике "Кронштадтская трагедия 1921 года" — прим. ТАСС) показывают, что это не так.

Волнения там действительно были, но никто из участников восстания не собирался брать в руки оружие, не собирался идти на баррикады. Причинами были внутренние проблемы советского государства (продразверстка, развал промышленности — прим. ТАСС). Они выдвигали экономические и политические требования, в их числе "Власть Советам, а не партиям". Но никто из руководства страны, даже из руководства Петрограда не пошел на контакт с этими людьми, не вступил в переговоры. Основная беда кронштадтских событий была в том, что они произошли во время Х съезда РКП(б). Сразу было принято решение направить войска и подавить восстание. Для самообороны восставшие взяли оружие, попытались защищаться, но силы были неравны. В результате второго штурма Кронштадт был взят. Многие участники восстания ушли в Финляндию по льду Финского залива. Значительная часть участников восстания решением ВЦИК от 2 ноября 1922 года была амнистирована. Когда с этим явлением стали разбираться, поняли, что явных заговорщиков и противников советской власти не было. Документы хранились до 1990-х годов под грифом "секретно", до их рассекречивания кронштадтская трагедия преподносилась с явно негативным оттенком. Но если говорить современным языком, это был протест, к которому надо было прислушаться. И решить вопрос мирным путем.

Или другая болезненная тема — коллективизация. По этой проблеме тоже опубликовано большое количество документов в пяти томах сборника "Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927–1930 годы". Этот многотомник содержит материалы из государственных и ведомственных архивов, в том числе материалы ВЧК-ОГПУ-НКВД, о процессе коллективизации; об ошибках, которые были; о раскулачивании, когда людей, работавших на земле и кормивших Россию, объявили врагами. Они были раскулачены и сосланы. Мы до сих пор пожинаем плоды этой трагедии. Публикация документов стала большим откровением для историков.

Есть и другие примеры. Среди них — материалы известных процессов: Шахтинского и Промпартии. Большие группы специалистов обвинялись в диверсии, саботаже. Технологические ошибки на производстве, на шахтах, на заводах расценивались как экономическая диверсия. А кто был специалистами? Те, кто получил образование за границей или в царской России, поэтому их обвинили в контрреволюционной деятельности. И так подавалось до начала 1990-х годов — до открытия архивов. При этом архивисты ФСБ России не уходят от "болезненных" тем, от трагических страниц советской истории, в том числе от вопросов массовых политических репрессий. Откровенно говорить об этом, не замалчивать трагедию советского народа в годы политических репрессий, осознавать свои ошибки и делать выводы из уроков прошлого — такова принципиальная позиция ФСБ России. 

Много новых архивных страниц из истории Великой Отечественной войны стало доступно исследователям в последние годы. Например, в сборниках "Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Исследования, документы, комментарии" впервые опубликованы материалы: о военно-политической обстановке в Финляндии (1941), сообщения военной контрразведки о положении в Севастополе (1942), о политике нацистов на оккупированных территориях СССР (1943–1944), о выходе Румынии из войны (1944), о работе советской военной контрразведки на освобожденных территориях и в Маньчжурии (1945).

Интересный комплекс документов опубликован из архивных уголовных дел немецких генералов, офицеров и дипломатов периода Второй мировой войны. На допросах их спрашивали о том, когда им стало известно о начале подготовки к нападению на СССР. Ведь на Западе часто говорится, что Гитлер нанес превентивный удар, так как Сталин готовил нападение на Германию. Изучив протоколы допросов и собственноручных показаний немецких генералов, можем очень ясно понять, что уже в 1940 году достаточно большая группа высокопоставленных немецких генералов знала о подготовке к войне с СССР и германские части и соединения готовились к нападению на СССР. Шла планомерная подготовка Германии к нападению на СССР, более того, мы можем утверждать, что о планах нападения Германии на Советский Союз знало и военно-политическое руководство Финляндии, которое тоже с начала 1941 года стало готовить финскую армию к войне против СССР.

Часто задают вопрос, можно ли верить показаниям, которые давали пленные немецкие генералы? Ответ — да. У советских следователей не было никакой необходимости под принуждением получать недостоверные исторические сведения. Война кончилась, СССР победил. Нужно было как раз разобраться с прошедшими событиями, а наряду с прочим подготовиться к предстоящему международному трибуналу — Нюрнбергскому процессу. Доказательства, полученные ненадлежащим образом, на суде рассыплются, от них можно будет отказаться. Кроме того, как известно, у американцев и англичан тоже было немало военнопленных немецких генералов, с которыми тоже работали следователи. Как впоследствии выяснилось, американские спецслужбы оборудовали помещения, где содержались немецкие генералы, специальными микрофонами и слушали, о чем те говорят до и после допросов. Причем американцы впоследствии обнародовали материалы прослушивания разговоров немецких военнопленных. Многие из высокопоставленных немцев, вернувшись в Германию, написали мемуары, ни один из них не написал, о том, что к ним в советском плену применялись меры физического или психологического принуждения.

Сравнивая мемуары и протоколы допросов немецких генералов, мы видим, что информация военно-политического характера во многом совпадает. Интерес к архивным источникам за границей настолько велик, что после того, как ЦА ФСБ России в 2009–2011 годах опубликовал сборники документов "Генералы и офицеры вермахта рассказывают…" (2009), "Вермахт на советско-германском фронте…" (2011), к ним проявил интерес Германский исторический институт в Москве, обратившийся с просьбой продолжить работу. В 2015 году некоторые протоколы допросов германских генералов и офицеров были опубликованы уже в Германии на немецком языке. Если бы немецкие историки считали, что в этих документах содержится необъективная информация, наверное, они бы так не поступили. 

— Почему все-таки именно сейчас обнародованы архивные документы в США? 

— Почему Трампу выгодно рассекретить эти документы и обнародовать? С моей точки зрения, Трамп или его советники изучили документы из архива Кеннеди и знают, что "русского следа" там нет. Обнародовав эти документы, Трамп убивает двух зайцев. Во-первых, демонстрирует открытость американского общества. Во-вторых, для него это выгодно тем, что он может сказать: мы "русский след" ищем все время, но его нет. Нет в убийстве Кеннеди, нет вмешательства русских и в ходе кампании по выборам президента США в 2016 году, что усиленно муссируют американские СМИ. То, что там нет "русского следа", я уверен, как и в том, что Трамп об этом знает. Президенту Трампу выгодно развенчание мифов о вмешательстве русских во внутреннюю политику США. 

— Что может появиться на свет из российских архивов в ближайшее время? 

Трамп убивает двух зайцев: показывает открытость американского общества, и говорит, что мы "русский след" ищем все время, но его нет

— В ноябре 2017 года завершена многолетняя работа по изданию сборника документов "Совершенно секретно": Лубянка — Сталину о положении в стране. 1922–1934 гг.". Издано десять томов документов в 16 книгах. В конце ноября вышел последний — десятый — том в трех частях. Опубликованы сводки социально-политического и экономического положения в РСФСР-СССР, которые готовились в Информационном отделе (ИНФО) ОГПУ. Информация для этих аналитических документов собиралась со всей страны, из каждого региона. Информационный отдел ВЧК был создан в 1921 году, и толчком для его создания послужили крестьянские выступления в Западной Сибири, на Урале, на Дону и Кубани, в Поволжье, центральных губерниях, а также события в Кронштадте. В центре пришли к пониманию необходимости сбора информации с мест и своевременного принятия по ним решений. Поэтому было признано целесообразным создать в центре и на местах информационные подразделения, которые собирали информацию и регулярно (раз в неделю, два раза в неделю и ежемесячно) направляли в ИНФО. На основе этих материалов в Москве готовились ежемесячные обзоры. По объему это небольшой документ — 30–50 страниц, в котором содержалась объективная информация о ситуации в стране. Обзор рассылался в разное время 30–50 адресатам из высшего руководства страны и органов безопасности.

Прочитав документ, можно было составить ясное представление о том, что происходит в стране, понять, какова обстановка в том или ином регионе. В то же время это была настолько секретная информация, что на документе стоял гриф "хранить наравне с шифром". По истечении двух месяцев обзоры подлежали уничтожению, поэтому их нигде не осталось, кроме Центрального архива ФСБ России. Указание об уничтожении выполнялось четко. В других архивах, может, и остались разрозненные экземпляры, но их единицы. Это очень интересный и объективный источник. Зачем было докладывать Сталину приукрашенную информацию о положении в стране? Ему докладывалось то, что происходило реально. Обзоры представляют собой информативно насыщенные документы, поэтому для историков это важный источник, благодаря которому можно увидеть, что Сталин знал многое о происходившем в стране. Однако, как к любому историческому источнику, к документам ИНФО ОГПУ нужно подходить критически, сравнивать его с другими документами, готовившимися в рассматриваемый период в иных ведомствах и хранящихся в государственных архивах, с документами личного происхождения (дневниками, мемуарами). Еще один важный вопрос, ответ на который можно найти на страницах изданий ЦА ФСБ России, — это освещение "советской культуры секретности". С этой точки зрения материалы десятитомника дают нам бесценный материал, который нужно соотносить с уже имеющимися достижениями современной историографии.  

Кроме того, сборник является важным элементом современной политики памяти. Этот период истории России остается одним из наиболее неоднозначных и сложных для понимания. Однако нынешние общественные и государственные усилия по формированию национальной идеи, поиску собственной идентичности подразумевают известную смелость в обсуждении проблемных вопросов. В конце 2017 года состоялось два важных события в области политики памяти: открытие мемориала "Сад памяти" в Бутове, посвященного расстрелянным и захороненным на Бутовском полигоне, и монумента "Стена скорби" на проспекте Сахарова. Не сомневаюсь, что проект ЦА ФСБ России и ИРИ РАН станет существенным вкладом в осмысление одного из самых противоречивых периодов отечественной истории и будет способствовать его более взвешенной оценке. 

— Кто готовил сборник к публикации? 

— Многотомник подготовлен в содружестве и тесном научном сотрудничестве историков и архивистов из Института российской истории РАН и ЦА ФСБ России при участии большой группы российских и иностранных историков и архивистов. Первые два тома издания вышли в свет в 2001 году. Большая заслуга в организации работы над изданием принадлежит академику РАН Григорию Николаевичу Севостьянову, к сожалению, ныне покойному. Он умер в 2013 году, когда уже завершалась работа над девятым томом издания. Десятый том вышел уже без его участия. Г.Н. Севостьянов был инициатором и душой этого проекта, именно он обратился в 1998 году с предложением к директору ФСБ России издать уникальные архивные документы. Над сборником с самого начала активно работал член-корреспондент РАН Андрей Николаевич Сахаров. При подготовке разных томов менялся состав редколлегии, я подключился к работе в 2001 году, когда велась подготовка к изданию третьего тома. В редакционном совете издания принимали участие известный историк академик РАН Вениамин Васильевич Алексеев, зарубежные ученые Т. Вихавайнен, М. Кивинен, А. Гэти, Т. Мартин, Л. Виола и другие. Таким образом, был обеспечен высокий уровень международной научной экспертизы при отборе архивных документов, введении их в научный оборот, написании вводных статей и подготовке комментариев. 

Презентация первых томов сборника состоялась в 2001 году на заседании Президиума РАН, а презентация всего научно-исследовательского проекта прошла 14 декабря 2017 года в Культурном центре ФСБ России с участием вице-президента РАН академика Н.А. Макарова, академика М.Б. Пиотровского, членов-корреспондентов РАН Ю.М. Батурина, В.П. Козлова, А.Н. Сахарова, трудившихся над этим уникальным и актуальным изданием историков и архивистов. Научной общественности, принявшей заинтересованное участие в его обсуждении, были представлены результаты почти двадцатилетней кропотливой работы. 

Беседовал Александр Шашков