Все новости

Актер Тони Сервилло: я искренне люблю всех персонажей, которых сыграл

Тони Сервилло AP Photo/Domenico Stinellis
Тони Сервилло
© AP Photo/Domenico Stinellis

На счету итальянца Тони Сервилло, который по праву считается одним из лучших актеров современности, — десятки ролей в кино и театре. Он в третий раз приезжает в Санкт-Петербург, где на сцене Малого драматического театра Льва Додина представит спектакль "Эльвира" в собственной постановке и со своим участием. О чем эта работа, о неаполитанском театре, о связи с Россией и своих героях в кино актер рассказал в интервью ТАСС.

— Вы не в первый раз приезжаете в Санкт-Петербург. С чем на этот раз?

— Спектакль "Эльвира" в Италии идет два года и уже показывался в Париже и Мадриде. Мы с большой радостью теперь привезли его в Малый театр Санкт-Петербурга. И это мой третий приезд в Санкт-Петербург, я уже дважды бывал у вас с двумя другими спектаклями: постановками Карло Гольдони и Эдуардо де Филиппо в театре Льва Додина, которого я считаю одним из лучших режиссеров в мире. В центре повествования — великий французский актер прошлого века Луи Жуве. В этом спектакле говорится о работе актера в самом высоком смысле, о творчестве, и думаю, что в России это будет очень близко и понятно, потому что русские обладают потрясающей традицией театра, ваша история теоретиков театра, режиссеров и актеров одна из величайших в мире. Мне особенно по душе народные артисты, такие, каким был Жуве, то есть это те, кто переносит ценности художественных произведений в жизнь, воплощая то, что сочинили великие писатели, донося их идею до публики. Жуве считал это своей главной задачей в работе. Полагаю, для этого спектакля сложно придумать более подходящее место, чем Россия.

— Но это не только рассказ о Жуве, которого вы играете, но и немного о вас? 

— Разумеется, играя этого персонажа, имея за спиной почти 40-летнюю карьеру в театре, я пытаюсь немного рассказать и о собственной жизни. Ну если не о жизни в целом, то о моей любви к театру.

— Как вы пришли к театру? Вы ведь никогда специально не учились актерству и режиссуре?

— Я неаполитанский актер, и моим счастьем было вырасти в Неаполе, который и стал для меня сценой. Наш город обладает великой театральной традицией, поэтому сам наш город — школа театра и лицедейства. Я начинал в очень молодом возрасте с группой друзей в студенческие времена, и наша страсть к театру росла и со временем превратилась в профессию.

— Неаполитанская театральная традиция известна во всем мире. Насколько неаполитанский театр понятен в России, где существует своя богатейшая театральная традиция? 

— Когда мы играем в России, спектакли идут с титрами, поэтому проблемы с пониманием, как иногда бывает в самой Италии, когда мы играем на неаполитанском диалекте, нет. В прошлый раз я приезжал со спектаклем Эдуардо де Филиппо "Внутренние голоса". Де Филиппо — последний большой представитель народного театра в Италии. Сочетание этого жанра с высочайшей актерской школой, что характерно и для русского театра, на мой взгляд, близко российской публике.

— Вы говорите, что в основе вашего творчества — неаполитанская традиция театра, насколько на вас повлиял русский театр?

— Безусловно, это Станиславский, Мейерхольд, Вахтангов. На их книгах вырос и я как актер, на них воспитывалось целое поколение актеров. Для меня лично большую роль сыграли также русское оперное искусство и музыка. Это оперы Мусоргского, Чайковского, Стравинского. Я ставил в качестве режиссера "Бориса Годунова" Мусоргского и озвучивал "Царя Эдипа" Стравинского. Могу сказать, что у меня очень тесная связь с культурой, музыкой и театром вашей страны.

— Чехова вам доводилось играть?

— Нет, пока нет. Но, безусловно, этот автор для меня стоит на ступень выше всех тех, кого я упомянул. Я считаю, что Чехов, после Шекспира, заложил основы современного театра.

— Нет ли в ваших творческих планах постановки пьесы Антона Чехова?

— Я бы очень этого желал. Я убежден, что рано или поздно обращусь к его текстам. Его творчество меня восхищает, и не только с точки зрения театра, но и с точки зрения литературного таланта.

— Какие ваши ближайшие новые проекты, не только в театре, но и в кино?

— Мы только что завершили съемки фильма по комиксам Игорта (Игорь Тувери), самого известного в Италии автора этого жанра. Эта картина стала для него и режиссерским дебютом. Фильм называется "Пять — идеальное число" (Cinque e' il numero perfetto) и должен выйти на экраны весной 2019 года.

— В театре вы часто сами ставите спектакли, в которых играете, нет ли у вас желания обратиться к режиссуре и в кино?

— Нет. В кино мне достаточно быть только актером. Кинорежиссер — это совсем другая профессия. 

— Можно ли тогда сказать, что в театральном пространстве вы чувствуете себя больше хозяином, чем в кино?

— Тоже нет, я бы так не сказал. Театр — это моя повседневность, я в нем живу. Но кино я занимаюсь с не меньшей страстью, однако мне достаточно быть только актером.

— Насколько сложно было сыграть в кино реальных персонажей — политиков Джулио Андреотти (в фильме "Изумительный"; Il divo, 2007) и Сильвио Берлускони ("Лоро"; Loro, 2018)? (Режиссером обеих картин выступил Паоло Соррентино, за роль Андреотти Сервилло удостоился ряда итальянских и европейских наград — прим. ТАСС) 

— Реальных персонажей играть сложнее, потому что у зрителей уже есть свое представление о них, сложившийся образ. И это нельзя не учитывать. Но видение такого режиссера, как Паоло Соррентино, очень помогает.

— Есть ли у вас наиболее любимая роль?

— Нет. Я искренне люблю всех персонажей, которых сыграл. Мне не нравится составлять классификации, просто потому, что мне все мои роли близки.

Беседовала Вера Щербакова