Все новости

Мечты обернулись кошмаром. "Лоро" Соррентино не сказал ничего нового

Тамара Ходова — о том, почему фильм оскароносного режиссера об итальянском политике и гедонисте Сильвио Берлускони оказался невыразительным самоповтором

В перерыве между съемками сериала "Молодой папа" с Джудом Лоу итальянский режиссер Паоло Соррентино решил снова обратиться к политике, но уже светской, и рассказать об одном из самых ярких и противоречивых ее представителей — Сильвио Берлускони.

Серджио (Риккардо Скамарчо) занимается тем, что просаживает честно заработанные деньги отца и заключает сделки на реализацию государственных заказов с помощью красивых женщин. Но его родной город для него маловат. На самом деле он мечтает перебраться в Рим и стать евродепутатом, что возможно только с ЕГО благословения. Кого — его, не называют, но всем и так все понятно. Про него говорят исключительно с придыханием, как о ком-то эфемерном, но очень могущественном. Серджио арендует виллу напротив его дома, надеясь заманить загадочного персонажа теми же красивыми женщинами, только в большем количестве.

Кадр из фильма "Лоро" filmpro.ru
Описание
Кадр из фильма "Лоро"
© filmpro.ru

Во второй части фильма нас переносят на виллу напротив и, наконец, рассказывают, кто же это, всеобщий кумир Сильвио (Тони Сервилло). Он оказывается совсем не страшным, а, наоборот, душевным бонвиваном с практически клоунской улыбкой, который тоскует по большой политике, много поет, пытается вернуть расположение жены, но не забывает поглядывать на сторону. Когда два мира сталкиваются, повествование превращается в вялый ритуал соблазнения: светское общество хочет Сильвио, чтобы "порешать вопросики", а он хочет всю Италию, пытаясь продать ей мечту, которая существует только на бумаге.

Соррентино при помощи своего излюбленного баррочного визуального ряда, граничащего между красотой и китчем, показывает мертвое изнутри высшее общество. При этом, судя по обилию голых тел и психотропных веществ, он пытается дать этакого "Волка с Уолл Стрит" Скорсезе, но выходит это без присущего последнему задора. Соррентино утверждает, что "Лоро" — это рассказ "о красоте жизни и красоте вульгарности", но фильм больше похож на неудачную попытку реанимации раскрашенного трупа.

Такое ощущение, что в какой-то момент картину настигает стокгольмский синдром, и из намеренной безвкусицы она превращается в безвкусицу настоящую. В "Лоро" можно найти и "Вечную красоту", и "Молодость", и "Молодого папу", но вместо цитирования получается самоповтор, поэтому фильм полностью лишен индивидуальности. Удивительно, как режиссер, снявший сцену облачения папы римского под песню "Sexy and I know it", мог сделать фильм таким невыразительным.

Кадр из фильма "Лоро" filmpro.ru
Описание
Кадр из фильма "Лоро"
© filmpro.ru

Однако проблема даже не в форме, а в том, что на поверку объект изучения "Лоро" оказывается безумно скучным. Все политики — продажные, бизнесмены — вруны, у выдуманного Берлускони мания величия, но его никто не любит. Герой выходит настолько предсказуемым, что наравне с его женой начинаешь задаваться вопросом, зачем мы так долго слушали рассказы о том, какой он прекрасный.

Фильм вроде как и пытается проникнуть в глубокий внутренний мир политика, но в итоге рассказывает не больше, чем можно узнать из публикаций желтой прессы

И то ли это от того, что Соррентино с его постоянным соавтором Умберто Кантарелло целились не туда, либо проникать было особо не во что.

В фильме на одной из вечеринок Берлускони пытается убедить красивую, но скептично настроенную студентку не грустить, так как "здесь музыка и танцы, и красиво", на что она резонно спрашивает его: "А потом что?" А потом, видимо, ничего.

В кино с 25 октября 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru