Все новости

Князь Лобанов-Ростовский: не хочу, чтобы это оставалось забытой войной

Никита Лобанов-Ростовский Михаил Джапаридзе/ТАСС
Описание
Никита Лобанов-Ростовский
© Михаил Джапаридзе/ТАСС

Геолог, финансист, общественный деятель, коллекционер русской театральной живописи, Рюрикович в 33-м поколении, Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский начиная с 1970 года ежегодно бывал в СССР в качестве вице-президента банка "Уэллс Фарго", одалживавшего деньги Внешторгбанку и банку СЭВа. Затем работал на алмазную монополию "Де Бирс", регулярно приезжая для закупок якутских алмазов. Он подарил нашей стране ("Именно стране, а не правительству", — подчеркивает наш собеседник) начиная с 1970 года десятки произведений искусства.

На днях князь Лобанов-Ростовский побывал в Москве на состоявшемся в Доме русского зарубежья им. А.И. Солженицына круглом столе "Русско-турецкая война 1877–1878 годов в истории и судьбе Юго-Восточной Европы". Это мероприятие было приурочено к 140-летию заключения Россией с Турцией Константинопольского мира, положившего конец череде кровопролитных войн на южных рубежах нашей страны.

О своей семейной и эмоциональной причастности к событиям 140-летней давности князь рассказал в интервью корреспонденту ТАСС.

Почему эта тема близка вам? Что заставило вас, уже вовсе не молодого человека, сорваться из вашего комфортного дома в Лондоне и прилететь на два дня в Москву?

— Я родился в Болгарии, провел там детство и юность. В этой стране оказались после Октябрьского переворота мои дедушка и бабушка, а с ними и мой отец. С другой стороны, я, гражданин Великобритании, на протяжении последних 50 лет почти каждый год бываю в вашей стране. Для меня Болгария — моя родина, а Россия — Отечество. Более того, Константинопольский договор был подписан моим родственником А.Д. Лобановым-Ростовским. Вот почему эта тема для меня особенно близка.

Что меня беспокоит? Ничего — или почти ничего — нет в научной литературе о Константинопольском мирном договоре и обстоятельствах, с ним связанных. Ни в Болгарии, ни в России! А ведь Россия потеряла в войне 1877–1878 годов с Турцией свыше 100 тыс. своих сыновей! Это только убитыми, умершими от ран и болезней. А еще почти 60 тыс. воинов были ранены и искалечены.

Мне обидно то, что по этому поводу также есть разногласия. И это для меня болезненно.

— Поясните, пожалуйста.

— Часть болгарской интеллигенции и политической элиты утверждает, что Россия "освободила" Болгарию как бы по ходу дела, "транзитом", потому, что борьба за Болгарию была частью империалистической войны России с целью завоевать Босфор. В Болгарии сегодня это именно так представляют.

Подобное утверждение — что России, мол пришлось идти через Болгарию на пути к Босфору, а иначе бы Болгарию не стали освобождать, — очень легко оспаривать фактами. Хоть мы и знаем, что факты часто отступают под давлением эмоций, сложившегося, навязанного историками и пропагандистами восприятия (perсeption): мол, Россия стремилась во что бы то ни стало с давних времен установить контроль над Босфором. Ведь красиво звучит, не правда ли?

На самом же деле Россия была не готова к войне. Ведь прошло чуть более 20 лет после неудачной для страны Крымской войны, Россия в ней лишилась Черноморского флота, контроля над целым рядом портов и земель, а реформа армии еще не была завершена. В общем, готовности к войне не было.

А что было?

— А было мощное общественное мнение, были так называемые славянофилы, которые активно призывали помочь болгарам.

Да и "западники" тоже.

— Да. Особое возмущение российской общественности вызвали массовые убийства болгар, которые совершали башибузуки (нерегулярные турецкие воинские формирования — прим. ТАСС) в ходе восстания 1876 года. Ну а с началом массового турецкого геноцида в Болгарии общественный гнев в России достиг такого накала, что Александру II пришлось объявить войну Турции. В предшествующий же период Россия на политическом фронте, в дипломатическом диалоге с Англией и Австро-Венгрией стремилась уладить этот вопрос, добивалась улучшения положения христианского населения в Османской империи.

К счастью, неготовность России к войне компенсировалась еще и наличием блестящих полководцев, таких как Ф.Ф. Радецкий, М.Д. Скобелев и других. Именно благодаря им и героизму простых воинов российские войска дошли до Босфора и Стамбула. И вот тогда Англия выдвинула России ультиматум: если вы займете Стамбул, мы открываем огонь и объявляем России войну.

И?

— Россия не могла себе позволить войну с Англией, ведь та была хозяйкой всех морей. И тогда России пришлось пойти на перемирие. После чего был подписан Сан-Стефанский договор, весьма выгодный для России. После этого опять вмешалась Англия, и Сан-Стефанский договор был "кастрирован", а в дальнейшем заменен на Берлинский договор. Последний стал результатом массированного давления Англии и ее союзников на Россию.

А затем в дело вступил вновь назначенный послом России в Стамбуле блестящий дипломат Алексей Борисович Лобанов-Ростовский. Его роль в заключении окончательного мирного договора с Турцией 8 февраля 1879 года до сих пор не до конца изучена. А ведь она огромна. Он стал послом при султане Абдул-Хамиде II, с которым Алексей Борисович подружился лично за 20 лет до этого, когда был российским советником-посланником в том же Стамбуле, а Абдул-Хамид тогда был кронпринцем, то есть наследником турецкого престола. И когда решался вопрос о новом российском после, Абдул-Хамид II написал Александру II и попросил того назначить на этот пост Лобанова-Ростовского.

В общем, их старая личная дружба помогла российскому дипломату добиться выгодных для России уступок по Константинопольскому договору.

Возвращаясь к началу нашей беседы. Лобанову-Ростовскому в ходе переговоров удалось спасти те статьи Берлинского договора, которые были выгодны для России. И среди них статьи о создании автономного Княжества Болгарии и принятии первой болгарской конституции.

Так что, завершая ответ на ваш первый вопрос, назову себя эмоционально причастным к созданию страны, которую мы сейчас видим, — Болгарии.

И мне больно, что Россия сегодня недостаточно пропагандирует это обстоятельство.

А как в Болгарии?

— Нынешнее болгарское правительство антироссийское. Президент — да, он, можно сказать, пророссийский. Но Болгария — парламентская республика, и все правительство живет на подачках США и Евросоюза. Лишь одна маленькая партия выступает в парламенте с иных позиций. Так что я буду добиваться восстановления исторической справедливости.

Собираюсь вскоре поехать в Софию, где проведу с помощью болгарских друзей круглый стол на эту же тему. Хочу опровергнуть там звучащий то и дело об этом периоде внешней политики России тезис о ее агрессивном характере, когда замалчиваются экспансионистские устремления западных держав.

Хочу напомнить там про ту цену, которую Россия заплатила за создание Болгарского государства. Нельзя оставить так, чтобы это оставалось забытой войной.

Беседовал Евгений Верлин