Все новости

Замгенсека ООН: говорить о преодолении угрозы террора в Сирии и Ираке пока рано

Владимир Воронков Михаил Терещенко/ТАСС
Описание
Владимир Воронков
© Михаил Терещенко/ТАСС

В ООН не так много так называемых неконфронтационных тем. К счастью, борьба с терроризмом — одна из них. А усилия международного сообщества на этом направлении с июня 2017 года возглавляет российский дипломат — заместитель генерального секретаря ООН, глава Контртеррористического управления (КТУ) организации Владимир Воронков. В интервью ТАСС он рассказал о тех странах, где террористическая угроза сейчас наиболее высока, а также об инновационных проектах, которые помогут дать отпор террористам в будущем.

— Завершилась ли работа по формированию Контртеррористического управления ООН?

— Могу смело утверждать, что КТУ ООН состоялось. Управление входит в основные управленческие структуры, созданные генеральным секретарем ООН Антониу Гутерришем — Исполнительный комитет, Постоянная руководящая группа, группа старших должностных лиц.

За полтора года существования удалось сформулировать приоритеты работы, провести ряд крупных мероприятий, обеспечить устойчивое финансовое положение КТУ ООН

За истекший год я посетил 28 стран, провел 329 встреч высокого уровня, в том числе с главами государств, правительств, их заместителями, министрами иностранных дел и руководителями силовых структур. Мы организовали 15 международных мероприятий, в которых принимал участие Антониу Гутерриш.

— Какие именно страны вы посетили?

— Афганистан, Ирак, Нигерию, Кению, Мали. Мы вместе с исполнительным директоратом контртеррористического комитета Совета Безопасности ООН Мишель Конинкс побывали там в районах контртеррористических операций, встречались с военными, представителями спецслужб, местной администрации, гражданского общества.

— Что запомнилось больше всего?

— В Мали я общался с представителями гражданского общества — четырьмя девушками, которые занимаются продвижением самых элементарных вещей в сфере образования. Там ведь большая часть населения неграмотная. Они своими силами дают детям начальное образование, так как школы есть не везде.

Конечно, потрясло, что хрупкие девушки делают такую благородную и тяжелую работу, с которой не каждый мужчина справится. Такие вещи впечатляют гораздо сильнее, чем абстрактные разговоры о гендерном равенстве, когда своими глазами видишь, как хрупкие женщины, по сути, помогают местному населению выживать.

Еще, конечно, поразило, что у них очень оптимистичный взгляд на жизнь. Они уверены, что в регион придут и инвестиции, и инфраструктура, когда произойдет прорыв в образовании и обучении. Такие вещи запоминаются.

— Можете поделиться планами работы на сирийском направлении?

— Ситуацией в Сирии в системе ООН занимается спецпосланник генерального секретаря Гейр Педерсен. В данном вопросе главный принцип — не навреди. Будем руководствоваться рекомендациями специального посланника. Приглашение от правительства Сирии посетить эту страну у меня имеется.

— Какие еще страны вы планируете посетить?

— В ближайшее время еду в Испанию. Это очень продвинутая страна в плане поддержки жертв терроризма, она председательствует в Рабочей группе по поддержке жертв терроризма. Проведу встречи как с руководством страны, так и с представителями гражданского общества, но в первую очередь — с группой по поддержке жертв терроризма. Это очень важная составляющая нашей работы, а голос этих людей — наиболее убедительный в плане предотвращения радикализации.

Собираюсь также посетить Филиппины и Индонезию. Это страны с высоким террористическим риском. Поэтому сейчас необходимо оценить ситуацию на месте, предложить какие-то программы содействия, которые смогли бы укрепить устойчивость деятельности этих стран к террористической бацилле.

— В каких странах террористические риски, по оценке ООН, сейчас наиболее высоки?

— Они по-прежнему очень высоки в Ираке и Сирии, поэтому говорить о том, что эта угроза там окончательно преодолена не приходится. Еще многое предстоит сделать. Есть такая тема, как реинтеграция этих людей, и здесь ей нужно уделить особое внимание.

— Расскажите, как удается избежать дублирования работы вашего управления с функциями подразделений ООН и многих других организаций, преследующих ту же цель — борьбу с терроризмом?

— По инициативе нашего управления генсек ООН подписал Глобальный договор о координации контртеррористической деятельности с руководителями 36 агентств Организации, Интерполом и Международной организацией по миграции.

Теперь именно за КТУ ООН закреплена роль такого координатора

Суть договора сводится к тому, что все его участники согласились вести совместные планирование, реализацию, оценку выполнения задач в области антитеррора. То есть ООН выступает как единое целое в противодействии террору при сохранении специфики каждого участника Глобального договора. Более того, работа с донорами также будет вестись сообща — это позволит более эффективно использовать ресурсы.

— Как происходит такое взаимодействие на практике?

— С рядом ведущих внешних партнеров у нас подписаны меморандумы о взаимопонимании: с комиссией Африканского союза, Интерполом, Контртеррористическим центром СНГ, Секретариатом ОДКБ, Секретариатом ОБСЕ, Организацией исламского сотрудничества и другими. Тесные отношения нас связывают и с Евросоюзом.

В 2018 году в Нью-Йорке состоялось знаковое мероприятие, демонстрирующее масштаб международного сотрудничества в этой сфере — первая в истории организации встреча руководителей контртеррористических ведомств стран — участниц ООН.

На нее собрались представители более 150 государств, многочисленных международных организаций, гражданского общества. Главным итогом стала договоренность о сплочении усилий по борьбе с террором под эгидой ООН.

А встык со встречей и Генассамблея обновила свой стратегический документ в этой области — Глобальную контртеррористическую стратегию. Причем сделано это было единодушно. То есть страны подтвердили свою приверженность борьбе с террором и признали лидерство ООН в этой сфере.

Таким образом, теперь у нас есть как политические рамки, так и механизм для дальнейшего сложения международных усилий на контртеррористическом направлении.

Только в течение 2018 года Управление осуществляло 39 проектов в рамках Глобальной контртеррористической стратегии ООН и оказало техническую помощь для укрепления потенциала в сфере антитеррора 60 государствам-членам.

— Я знаю, что самая большая головная боль многих ооновских подразделений — это финансирование. Из чего складывается бюджет КТУ?

— С точки зрения финансирования мы — уникальная структурная единица в системе ООН. Наш кадровый состав и деятельность более чем на 90% покрывается добровольными взносами государств-участников. То есть в чистом виде живем по русской поговорке: как потопаешь, так и полопаешь!

Я сам, как дипломат, за этот год приобрел новое для себя умение — привлекать донорские средства от государств-участников. Так что на ближайшие годы финансовое положение Управления стало более устойчивым. Теперь главное — сделать все для умелого расходования денег на контртеррористические цели. Этим мы и занимаемся, выстраивая новую структуру Управления, привлекая квалифицированных профильных специалистов. Это одна из главных задач 2019 года.

Подтверждением заинтересованности государств — членов ООН в успешной работе Управления стало существенное увеличение его финансирования. Нам удалось заключить новые соглашения на сумму $96 млн с 15 странами в виде добровольных взносов. В 2017 году эта цифра составляла всего $4,3 млн от девяти стран. Среди ведущих доноров — Саудовская Аравия, Нидерланды, Катар, Евросоюз, США, Норвегия, Япония, Испания, Россия и Великобритания.

Благодаря этому за истекший год нам удалось существенно нарастить техсодействие заинтересованным государствам. На программную деятельность было выделено $17,7 млн, что почти на 59,5% больше, чем в 2017 году. Средства использованы на поддержку различных проектов контртеррористической направленности, прежде всего, в африканских и азиатских странах.

— Можете пояснить, как именно происходит помощь странам, борющимся с терроризмом?

— Во-первых, хочу подчеркнуть — мы работаем только с согласия и по приглашению стран. На сегодняшний день по линии Управления осуществляются или планируются к осуществлению 15 таких проектов в различных странах.

Наша философия нацелена на создание глобальных программ

Терроризм — глобальная угроза, и надо предельно сообща противостоять ей. На сегодняшний день таких программ мы реализуем несколько.

Один из конкретных примеров — программа по противодействию иностранным боевикам-террористам путем укрепления авиационной безопасности — предварительная информация о пассажирах, регистрация имен пассажиров. Это сугубо практические проекты, нацеленные на внедрение технологий, переданных правительством Нидерландов в интеллектуальную собственность КТУ ООН. Кстати, это факт, подтверждающий доверие к деятельности КТУ. В настоящее время технология внедрена в аэропортах 13 стран, в течение следующих двух лет мы планируем реализовать ее еще в 20 государствах.

В числе других осуществляемых и планируемых к осуществлению глобальных программ — поддержка жертв терроризма, предотвращение насильственного экстремизма, ведущего к терроризму, противодействие финансированию терроризма, включая поставки оружия, спорт-контртеррор. Кстати, две последние темы — оружие и спорт — инициированы и продвигаются Российской Федерацией.

Есть у нас проекты и поменьше, но тоже очень важные, национальные и региональные. Из последних назову План действий по продвижению Контртеррористической стратегии ООН в государствах Центральной Азии. Это единственная на сегодняшний день региональная инициатива в области антитеррора в мире.

Даже столь схематичное отображение нашей работы показывает, насколько высоки ожидания государств-членов в этой сфере. Конечно, велико понимание, насколько серьезна и долговременна угроза терроризма. Это создает основу для активного сотрудничества государств. К счастью, контртеррор — одна из неконфронтационных тем повестки дня ООН.

— Какова численность КТУ, его национальный состав? Удается ли в такой теме, как контртерроризм, соблюсти предписываемый генсеком гендерный баланс?

— Предмет моей гордости — многонациональность коллектива КТУ. Сейчас это граждане Афганистана, Албании, Аргентины, Австралии, Австрии, Бельгии, Камеруна, Канады, Китая, Колумбии, Дании, Эквадора, Эстонии, Эфиопии, Франции, Германии, Венгрии, Израиля, Италии, Японии, Казахстана, Кении, Мали, Пакистана, Филиппин, России, Руанды, Саудовской Аравии, Испании, Швеции, Турции, Украины, Великобритании, США, Узбекистана и Замбии. Будем и дальше расширять этот параметр.

Конечно, управление придерживается кадровой политики ООН, направленной на сбалансированный подход к набору персонала, в том числе в отношении географической и гендерной представленности. Мы — молодое подразделение Секретариата не только по времени существования, но и с точки зрения персонала: его средний возраст 42 года. В целом в коллективе соблюден гендерный баланс, а женщин даже больше мужчин (32 и 28, соответственно), однако предстоит еще поработать для достижения баланса и в верхнем управленческом звене.

— Прошло полгода после упомянутой вами конференции ООН по антитеррору в Нью-Йорке. Удалось ли реализовать какие-либо решения форума?

— Напомню, что, подводя итоги конференции, генеральный секретарь отметил три конкретные рекомендации. Во-первых, об организации в продолжение мероприятия в Нью-Йорке региональных тематических конференций. О готовности их проведения в 2019 году в сотрудничестве с Управлением ООН по контртеррору уже заявили порядка десяти стран.

Вторая рекомендация — это усовершенствование цифровой платформы КТУ ООН для обмена информацией и опытом. Управление сейчас завершает работу над разработкой Глобального портала национальных координаторов по борьбе с терроризмом. Это уникальная онлайн-платформа, которая будет служить информационным и ресурсным центром координации поддержки государств-членов.

Конференция также подчеркнула необходимость активизации взаимодействия КТУ с гражданским обществом. Мы активно взаимодействуем с такими организациями. Имеем в виду создание в составе КТУ отдела по работе с гражданским обществом, правам человека и гендерным вопросам.

Системе ООН предстоит многое сделать для выполнения своих обязательств в противодействии террору, но я хотел бы подчеркнуть, что главная ответственность за борьбу с терроризмом лежит на самих государствах-членах — именно они должны взять на себя инициативу и поступательно решать поставленные задачи.

Беседовала Мария Хренова