Все новости

Председатель ГА ООН: женщинам нужно работать вдвое больше, чтобы заслужить доверие

Мария Фернанда Эспиноса Мария Хренова/ТАСС
Описание
Мария Фернанда Эспиноса
© Мария Хренова/ТАСС

Председатель Генеральной Ассамблеи (ГА) ООН Мария Фернанда Эспиноса, экс-министр обороны и иностранных дел Эквадора, рассказала в интервью ТАСС, как, по ее мнению, может быть урегулирован внутриполитический кризис в Венесуэле, о своем взаимодействии с российскими дипломатами, а также поделилась личным опытом преодоления гендерной дискриминации.

— Как бы вы могли охарактеризовать ситуацию в Венесуэле с точки зрения международного права, в особенности то, что сейчас политик, который не был избран президентом страны, признается в качестве такового рядом стран?

— Я внимательно слежу за ситуацией в Венесуэле, безусловно, она очень тревожная. Меня как представительницу данного региона она особенно беспокоит. Думаю, сейчас самое важное — возвращение мира и гармонии в эту страну, что соответствует и Уставу ООН. Все политические разногласия должны быть разрешены мирным путем. Диалог, включающий все стороны, — вот единственное решение ситуации, сложившейся в Венесуэле.

— Что касается диалога, может ли ООН принять в нем более активное участие? Не планируете ли вы посетить Венесуэлу или встретиться здесь с представителями страны?

— Я считаю, что в этой ситуации надо больше верить в региональный ответ. Это наиболее приемлемый вариант, ведь именно страны региона лучше всего понимают происходящее в Венесуэле. Мы уже видим несколько стран, которые высказали свою готовность оказать посреднические усилия.

— Не станет ли ситуация слишком опасной, пока ООН ждет?

— Я думаю, что никогда не поздно начать диалог, искать пути политического урегулирования.

— После встречи в Совете Безопасности ООН по Венесуэле госсекретарь США заявил, что ждет принятия в ООН неких резолюций. Поступали ли проекты резолюций по Венесуэле в Генассамблею?

— Нет, ничего подобного не поступало ни от одной из стран-членов.

— В целом считаете ли вы возможным и полезным обсуждение этой темы в Генассамблее?

— Это может произойти только по запросу одной из стран, и пока такого запроса не было. Тут не так важно мое мнение, повестка определяется самими государствами.

— В декабре прошлого года Генассамблея не приняла российский проект резолюции в поддержку Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). В итоге США заявили о приостановке выполнения своих обязательств по договору, Россия ответила тем же. Как вы считаете, могли бы усилия ООН спасти договор?

— Я думаю, что ДРСМД был очень большим шагом вперед для обеих сторон, он очень важен для безопасности всего мира. Более того, считаю, что он был важной вехой в системе международной безопасности на пути к разоружению. Я очень сожалею, что этот договор не удалось сохранить. Но я уверена: все еще есть возможность для возвращения к его обсуждению. Это обязанность всех стран, особенно обладающих ядерным оружием.

— Как развивается ваше сотрудничество с Россией? Как вы оцениваете ее роль в ООН?

— У нас сложились оптимальные отношения с российскими представителями. Россия — страна, приверженная принципу многосторонности, поддерживающая ООН, поэтому наше сотрудничество очень важно и плодотворно. Москва также активно участвует в работе Генассамблеи, при этом ее деятельность гармонично строится на трех основных принципах: безопасность, развитие и права человека. Так что у меня лично сложились прекрасные отношения с российскими дипломатами.

— Одна из важных целей ООН — добиться равной представленности мужчин и женщин в органах власти. Вы — четвертая женщина на посту председателя Генассамблеи за всю ее историю. Как вы считаете, многое ли еще предстоит сделать на ниве борьбы за гендерное равенство?

— В этом году произошло очень значимое событие — мы основали группу гендерного равенства. В нее, кстати, входит и представительница России — Наталья Водянова. Наша первая встреча состоялась в этом месяце, и мы намерены предпринимать усилия как в ООН, так и вне организации для продвижения гендерного равенства.

Конечно, в этой области еще многого предстоит достичь. Всего 24% парламентариев в мире — женщины, в частном секторе из 500 наиболее крупных компаний лишь 24 управляются женщинами. И из 193 стран лишь в 20 президенты — женщины. Впереди еще большой путь.

В этом плане активные усилия предпринимаются генеральным секретарем ООН Антониу Гутерришем, но и в ООН есть направления, где еще не хватает женщин. Например, в реализации миротворческих миссий по всему миру. 

12 марта мы организуем мероприятие "Женщины во власти", на которое уже приглашены все 20 женщин-президентов. Мы также пригласим молодых женщин, чтобы организовать прямой диалог. Пять президентов, а также одна премьер-министр уже подтвердили свое участие.

— Вы сами за время вашей карьеры в Эквадоре и здесь, в ООН, сталкивались с дискриминацией?

— Постоянно. Временами было очень непросто. Оппоненты в СМИ и социальных сетях критиковали меня не за мои действия, а за мою одежду, мое поведение, мой внешний вид.

Мне через многое пришлось пройти, включая политическое преследование, и, думаю, многого из этого я могла бы избежать, если бы была мужчиной. Когда я занимала пост министра обороны, я столкнулась с огромным сопротивлением со стороны военного сообщества

При этом в итоге мы достигли прекрасных результатов, и мне удалось добиться уважения военных.

— Какой совет вы дали бы тем женщинам, которые тоже сталкиваются с такими проблемами?

— Нужно завоевывать уважение. Когда женщины занимают ответственный пост, к ним предъявляются особенно высокие требования. Поэтому нам нужно работать вдвое больше, чтобы заслужить доверие. Своей работой мы показываем, что годимся на ту или иную должность.

— Одна из важных целей ООН — устойчивое развитие. Я знаю, что вы активно занимаетесь темой устойчивого развития. Расскажите, что вы сами делаете для того, чтобы отказаться от загрязнения окружающей среды в ежедневной жизни?

— Один из моих приоритетов — это кампания против пластика. Мы ведем ее по всему миру, в том числе здесь, в нашем "доме". В частности, я работаю вместе с секретариатом над тем, чтобы в нашем здании, основной штаб-квартире ООН, полностью отказаться от неперерабатываемого пластика. Например, мы наладили продажу воды не в бутылках, а в картонных коробках. Это в том числе произошло благодаря моим усилиям, и я продолжу действовать в данном направлении. Кстати, в апреле ООН совместно с Норвегией проведут важную конференцию по этой теме в Антигуа и Барбуде.

Что касается ежедневной жизни, то я всегда приношу воду с собой в алюминиевой бутылке. Кстати, в Нью-Йорке можно пить воду из-под крана, нужно лишь не забывать налить ее в бутылку. Кроме того, когда я иду в магазин за продуктами, обязательно беру с собой бумажный пакет. Ответственными должны быть не только производители, но и потребители. Если мы не будем покупать воду в пластиковых бутылках, их просто перестанут производить.

— Уже несколько лет идет реформа ООН, и самый непростой ее аспект — реформа Совета Безопасности. Эти дискуссии проходят в Генассамблее под вашим руководством. Какой вариант реформы кажется вам наиболее справедливым?

— Говорить о справедливости того или иного варианта — вне моих полномочий. Моя роль — вести этот процесс, чтобы он заслуживал доверия, учитывал интересы всех стран и продвигался вперед. Вы правы, это, наверное, один из самых сложных аспектов реформы, в нем много действующих сторон, заинтересованных лиц. Для меня главное — гарантировать, чтобы все группы высказали свои позиции и предложения. Безусловно, это займет еще некоторое время.

— Как долго, по вашему мнению?

— Тут очень сложно предсказывать. Главное, чтобы была политическая воля к движению вперед. Это может происходить только через диалог и продолжение дискуссии.

— Не следует ли продлить срок исполнения председателем Генассамблеи своих обязанностей, чтобы расширить его полномочия?

— Конечно, один год — это очень короткий срок, чтобы выполнить все сложные задачи. Изменить это могли бы только сами государства-члены. С другой стороны, офис председателя Генассамблеи не обновляется каждый год, он состоит из очень опытных сотрудников, которые помогают новому председателю сразу же, не теряя времени, приступать к решению этих важных задач.

— Вы уже думали, чем будете заниматься по завершении вашего председательства в ГА в сентябре?

— Пока нет. Эта работа сейчас занимает все мое время, и я полностью на ней сосредоточена, так что каких-то конкретных планов нет.

Беседовала Мария Хренова