Все новости

Режиссер Ким Ки Дук: Россия меня вылечила

Ким Ки Дук AP Photo/Pavel Golovkin
Описание
Ким Ки Дук
© AP Photo/Pavel Golovkin

Ким Ки Дук — один из самых известных азиатских режиссеров современности. Его называют южнокорейским Тарантино. В этом году он возглавил жюри 41-го Московского международного кинофестиваля (ММКФ) и получил на открытии киносмотра почетный приз за выдающийся вклад в мировой кинематограф. Кроме того, 24 апреля на ММКФ покажут новую картину Ким Ки Дука — триллер "Человек, место, время и снова человек". В интервью ТАСС обладатель наград Берлинского, Венецианского, Каннского кинофестивалей рассказал, над какими сценариями сейчас работает, как относится к селфи и что больше всего поразило его в России. 

— Ки Дук, давайте начнем сразу с околороссийской темы. Правда ли, что вы только что закончили психологическую драму под названием "Дин" на русском языке и с казахскими актерами? Слышала, что вы хотели показать картину осенью. То есть надеетесь устроить премьеру на Венецианском кинофестивале? Он как раз проходит в конце августа — начале сентября.

— Пока точных договоренностей нет, а планы такие, безусловно, есть, вы правы. Фильм уже снят, он будет показан на Каннском кинофестивале в рамках кинорынка, планируем потом отправить и отборщикам Венецианского кинофестиваля. Будем также работать, конечно, с прокатными компаниями по всему миру.

— Легко ли было снимать на русском языке?

— Я работал через переводчика. Язык не знаю, как вы понимаете. А если брать историю изначально: написал сценарий, отправил его в Казахстан, там мой текст перевели на русский язык, кое-что подправили, сделали так, чтобы все это выглядело правдоподобно. Потом уже с материалом начали работать актеры. В общем, никаких проблем.

— Раз уже есть опыт работы с русским языком и на постсоветском пространстве, нет ли мыслей сделать фильм в России?

— Я же снимал фильмы не только в Южной Корее, но и в Японии, в Европе, вот сейчас в Казахстане. В данный момент работаю над фильмом в Китае.

Конечно, не исключаю возможности, что буду делать новый фильм и в России. Я готов, да

—  А какая тема могла бы вас заинтересовать? Может быть, русская классика?

— Не могу сейчас назвать какую-то конкретную тему, попробую лишь обрисовать тот круг интересов, который сейчас меня волнует. В настоящий момент одновременно работаю над тремя сценариями. Один из них про немую женщину, которая хочет стать актрисой и находит человека, помогающего с переводом. Еще есть идея про девушку, которая во сне выбирает себе будущее. Пока вот такие идеи.

— Вы не только возглавили жюри ММКФ, но и получили приз за выдающийся вклад. Приятно быть настолько обласканным Россией?

— Я снимал свой фильм в Казахстане, когда получил приглашение от Никиты Сергеевича Михалкова (президент кинофестиваля —  прим. ТАСС) возглавить жюри ММКФ. Знаете, мне было это очень приятно. Приезжал в Россию довольно давно, а тут такой прекрасный повод. Сразу подумал, что это большая честь для меня. Конечно, не ожидал получить еще и приз. Чувствую себя счастливым человеком.

— Сейчас модно просить российское гражданство, вы могли бы на такое решиться? Это не сделало бы вас еще более счастливым?

— (Смеется.) Да-да, я слышал, что мой соотечественник, спортсмен Виктор Ан, получал российское гражданство. Для меня самое важное — снимать фильмы. Если мне предоставят возможность свободно снимать здесь фильмы, буду благодарен.

В общем, гражданство пока не решился бы попросить, а вот длительную рабочую визу — с удовольствием

— 24 апреля на ММКФ покажут ваш новый фильм "Человек, место, время и снова человек". Мне кажется, он потрясающий. Единственно — в нем много жестких сцен и нецензурной лексики. В России мат или "запикивают", или вырезают из фильмов, которые выходят в широкий прокат. Как считаете, насколько это правильно?

— В разных странах есть разные правила цензуры, если в России так — ну что же сделаешь? Режиссер, готовя к прокату свои картины, не может это предугадать. Я писал сценарий и пытался донести то, что чувствую. А с вашими правилами ничего поделать не могу, раз так — хорошо.

— Но как вы считаете, отсутствие нецензурной лексики не мешает ли донести до зрителей замысел режиссера? Вы же наверняка добавляли ее в фильм не из желания просто использовать грубые слова?

— Мне кажется, это не так важно. От отсутствия нецензурной лексики главная мысль не теряется. Если России нравится убирать мат из фильмов — пусть убирает.

— Понимаю, что вы не можете пока комментировать фильмы основного конкурса ММКФ, но показы русских фильмов уже прошли. Какие ощущения от нашего кино?

 Да, мы уже посмотрели три российских конкурсных фильма.

Первый — "Надо мною солнце не садится" Любови Борисовой. Красивый и немного наивный. Второй — "Эпидемия. Вонгозеро" Павла Костомарова. Я бы назвал эту картину коммерческой. Третий — "Воскресенье" Светланы Проскуриной. Эта лента о жизни, такая философская. Не могу сейчас подробно рассуждать об этих работах, но все фильмы посмотрел с интересом

А общее решение жюри вы узнаете на закрытии кинофестиваля 25 апреля.

— Есть люди, которые критикуют ММКФ за организацию, мол, очереди, не пройти, не проехать. Вы — обладатель призов в Берлине, Канне и Венеции. Есть с чем сравнить. Как считаете, российский фестиваль не  уступает по уровню главным европейским?

— На самом деле претензии бывают на всех фестивалях. Всегда есть организаторы, пресса и обычные зрители, они всегда все между собой конфликтуют. Это нормально. Всем всегда что-то не нравится. Но я бы очень хотел, чтобы зрители и пресса поняли, насколько тяжело приходится организаторам. Составлять программу, приглашать гостей, все координировать — это очень тяжело, большая работа. Хорошо бы это осознавать все-таки. Кино не существует без зрителей, кинофестивали тоже. Зритель — главный человек в кино. Но есть один момент. Мы на ММКФ ходили на все картины. Обратил внимание, что на российские фильмы было невозможно попасть в зал, дикие очереди. А на зарубежные, действительно очень достойные, интересные — совсем мало людей. Успех фестиваля — это когда на все фильмы приходит много зрителей. А если русские приходят на русские картины, получается не международный кинофестиваль, а национальный. 

— Если говорить о национальных особенностях... Видела огромное количество селфи с вами в соцсетях, все вас хватали, обнимали, прижимали к себе...  А у вас лицо было не самое радостное. Как относитесь  к такому проявлению любви и уважения?

— Ну вы даете, мне казалось, я такой улыбчивый... 

— В жизни — да, а вот на фотографиях вид очень несчастный.

— Знаете, на съемках в Китае я очень сильно простудился. Мы работали высоко в горах, там мало кислорода. Потом долго болел. Приехал в Москву и впервые за три месяца почувствовал себя отлично. Так что Россия меня вылечила, чувствую себя прекрасно. Пусть обнимают, не страшно.

Но знаете, что меня больше всего поразило в России? Мне тут принесли меню одной московской бургерной. И там среди огромного количества блюд есть бургер с моим именем. Так и написано — бургер "Ким Ки Дук"

Сейчас даже фото покажу, если не верите. Как считаете, это успех?

— Можно даже сказать, что это слава, поздравляю.

— Ну да. Тоже так подумал: какой я счастливый кинорежиссер. Если в России называют бургер твоим именем — это слава. Вы понимаете, да, почему мне в России так нравится? Здесь очень весело.

Беседовала Наталья Баринова