Все новости

"Американская мечта почти утратила смысл". Актер Касас — о Бандерасе, стыде и интернете

Марио Касас Владимир Гердо/ТАСС
Описание
Марио Касас
© Владимир Гердо/ТАСС

Испанский актер Марио Касас играет в кино в основном мужественных красавчиков, которые ухаживают за девушками, лихачат на мотоцикле и говорят проникновенные слова. Таким артист был, к примеру, в фильме "Три метра над уровнем неба" и его продолжении. После дебюта в картине Антонио Бандераса "Летний дождь" артист также снимался в фильме "Ведьмы из Сугаррамурди" Алекса де ла Иглесиа (восемь премий "Гойя"), фантастическом сериале "Ковчег", картине "Невидимый гость" и других кинолентах. 

На сей раз Марио Касас приехал в Москву, чтобы представить новый сериал "Влечение", который этой осенью выйдет в новом онлайн-сервисе more.tv. Актер играет привлекательного и успешного изобретателя, бизнесмена Марко Мура, которого преследуют призраки прошлого. Жизнь Марко меняется после встречи с Кэрол — новым педагогом его 18-летнего брата Хосе, страдающего синдромом Аспергера.

В интервью ТАСС Марио Касас рассказал, легко ли ему было сниматься в сериале, планирует ли еще работать с Антонио Бандерасом, какой эротический фильм считает самым лучшим и откажется ли в будущем от амплуа героя-любовника. 

— Марио, это ваш второй приезд в Россию, как впечатления? 

— Да, был в Москве пять лет назад с фильмом "Ведьмы из Сугаррамурди". Приезжали на три дня, немного погуляли по центру города. Было очень холодно, близко познакомиться с Москвой не удалось. Сейчас приехал вместе с сестрой, надеюсь наверстать упущенное. 

— Уже определились, куда пойдете? 

— Конечно, хочу увидеть Кремль, сфотографироваться, погулять. 

— Говорят, испанцы и русские очень похожи, темперамент бешеный, эмоции зашкаливают. Согласны?

— Может быть. Хотя в нашем представлении у россиян несколько другой образ.

Это просто такой стереотип: считается, что суровый климат делает русских более холодными, чем испанцы. Но если задуматься, мы, конечно, очень похожи

Я это замечаю и чувствую по сообщениям в моих соцсетях от русских зрителей, которые интересуются моим творчеством и смотрят мои фильмы. Они действительно очень эмоциональны, в этом мы пересекаемся. 

— Вы знакомы с российским кинематографом, может быть, хотите поработать с каким-нибудь русским режиссером?

— Конечно, мне было бы очень интересно поработать с российским режиссером. Как раз недавно об этом думал. Знаю, что недавно в России снимался Антонио Бандерас, почему бы не повторить его опыт? Пока предложений не было, но я открыт и готов. И очень хочу. Слышал, что в России планировали сделать ремейк сериала "Ковчег". Вы не в курсе, в России не хотят снять ремейк фильма "Три метра над уровнем неба"? 

— Не в курсе, к сожалению. 

— Ну вот если что, я мог бы сняться в чем-то подобном, имейте это в виду. 

— Возьмем себе это на заметку, да. А с Бандерасом будете продолжать сотрудничество? 

(Смеется.) Возможно, возможно... Хотим в будущем году объявить о совместных планах. 

— Вы играли и в серьезных фильмах, однако в России вас все-таки больше знают по молодежным мелодрамам. Есть ли вероятность, что после выхода нового сериала зрители взглянут на вас по-новому?

— Думаю, да. Этот персонаж совсем не похож на моих героев из фильмов "Три метра над уровнем неба" или "Ковчег". Марко Мур — темный, холодный, очень закрытый. Сериал получился драматическим, неожиданным. Мне кажется, он цепляет зрителей. В первой серии они увидят завязку, а в последней восьмой серии — шокирующая развязка, которая все расставит по своим местам. 

— Сериал еще не вышел, мне дали посмотреть только две серии, но уже возникла масса вопросов. Ваш герой, конечно, очень странный, с массой фобий, проблем, необычных пристрастий. Насколько эта роль для вас органична? Это на 100% игра или вы вспоминали на съемках и о собственных темных сторонах? 

— Темные стороны есть, конечно, у всех. Но у моего героя была страшная детская травма. Мое собственное детство не было похожим на детство этого персонажа. Оно было светлым, прекрасным, счастливым. Но вы правы, мой персонаж очень странный, рефлексирующий, обращенный внутрь себя. Но за восемь серий зритель узнает, что же все-таки с ним произошло, почему он стал таким. 

— Ваш герой жалуется, что постоянно испытывает стресс. Стресса в нашей жизни действительно много. Как считаете, что делать в современном мире, чтобы с ним справиться? Идти, как ваш герой, к психоаналитику? 

— Согласен с тем, что вы говорите. Мы на самом деле живем в обществе, где много стресса. Темп сумасшедший, все находится в движении.

Общество становится поверхностным, что также вызывает в людях страх и неуверенность. Мне кажется, нас спасет именно культура. Нужно смотреть хорошие фильмы, читать книги, слушать музыку и в этом находить успокоение. Общаться с людьми

Ну и к психологам тоже ходить небесполезно. Все эти действия, и особенно общение с людьми, очень помогают справиться со стрессом, в котором мы живем. Одна из распространенных сейчас проблем — люди пытаются казаться тем, кем не являются. И это создает огромное количество психологических проблем. 

— Просто в России не так развита практика общения с психоаналитиками. Если нам плохо, мы скорее побежим жаловаться друзьям, чем запишемся на прием к врачу. А в Испании как? 

— В Испании раньше все было так же. Но за последние годы отношение к психоаналитикам изменилось, обращение к ним стало нормой. Огромное количество испанцев завели себе личных психоаналитиков, это уже тенденция. И в этом сейчас нет никакого преодоления себя. Более того, я тоже прихожу к выводу, что рассказать о чем-то совсем личном другу, отцу, брату сложнее, чем врачу. Из какого-то неосознанного страха. Проще делиться с кем-то, кто тебя не так хорошо знает и не имеет к тебе прямого отношения. 

— Если продолжать тему родственников... У вашего героя в сериале есть брат, человек с ограниченными возможностями...

— А вы знаете, что эту роль играет мой настоящий брат, актер Оскар Касас?

— Да, конечно. Вы очень похожи. 

— Спасибо. Мне кажется, игра Оскара — одно из главных достоинств сериала. 

— Как думаете, появление в сериале темы людей с ограниченными возможностями — это дань моде или вы считаете, что нужно об этом говорить с экрана?

— Конечно, нужно об этом говорить. Когда брат работал над этой ролью, он общался с юношами, страдающими синдромом Аспергера, в специализированных центрах. И в итоге получил очень много добрых отзывов от этих детей, от их родителей за то, что уважительно отнесся к их проблеме и рассказал о ней миллионам зрителей. 

— Просто тема очень деликатная... В России не так давно вышел фильм, у одного из героев которого ДЦП. В картине показано, как отец помогает ему преодолевать болезнь. И ленту критиковали, все спорили о том, любые ли способы преодоления недуга хороши, соответствует ли показанное в фильме тому, как на самом деле живут люди с таким диагнозом... 

— Для того чтобы сыграть любую роль, нужны консультации экспертов в данной сфере. Нужна опора на мнения специалистов. Оскар, когда готовился к роли, работал с психологами, врачами, пытался все узнать про эту болезнь. Мой брат полностью погрузился в тему и хотел показать именно правду. Показывать подобных людей важно и нужно. Но если ты играешь полицейского, нужно также правдиво и профессионально подходить к этой профессии. Или врача. Не важно, кого ты играешь, необходимо глубоко погружаться в любую тему. Просто подобные проблемы, конечно, требуют особого, деликатного подхода. 

— Вы постоянно упоминаете реакцию зрителей на новый сериал, получается, в Испании его уже показывали? 

— Да, летом сериал показывали в Испании и Латинской Америке. Знаю, что его видели и русские зрители, потому что именно из России мне приходили вопросы, будет ли второй сезон?

— Будет? 

— Не знаю. Есть такая идея, но еще раз собрать всех актеров будет непросто. 

— В России сериал выходит на онлайн-платформе. Она предполагает, что люди будут смотреть фильм в том числе на айпадах и телефонах. Не жаль, что ваш сериал, где есть очень много впечатляющих операторских находок, не увидят на большом экране? 

— В целом, обидно, конечно, но мир же меняется. Вчера, к примеру, смотрел в самолете на планшете сериал "Острые козырьки" (Peaky Blinders), хотя, конечно, его нужно смотреть на большом экране. Но и в кино стараюсь ходить. Использую все доступные форматы, с телефона тоже могу фильм посмотреть.

Онлайн-сервисы позволяют донести свою кинокартину или сериал до любой точки мира. Наверняка кому-то неудобно смотреть с компьютера, но что делать

— В сериале есть сцена, где герои надевают маски и отправляются на поиски сексуальных впечатлений. Мне это напомнило эпизоды из фильма "С широко закрытыми глазами" Стэнли Кубрика с Томом Крузом и Николь Кидман. А у вас какие возникали ассоциации? 

— Конечно, практически во всех фильмах есть цитаты из других кинокартин. В мире искусства все всегда переплетено. У меня эти сцены скорее ассоциируются с фильмом "Стыд" (Shame) с Майклом Фассбендером. 

— Как раз если говорить про shame... В вашем сериале есть довольно откровенные сцены, легко ли они вам дались? Раскованно себя чувствовали перед камерой или стеснялись?  

— Признаюсь: мне это все далось с большим трудом. Приходилось преодолевать себя, чтобы сыграть в откровенных сценах в присутствии 50–60 человек из съемочной группы. Но мне было важно помнить о том, что и в этих сценах мой персонаж раскрывается, показывает свое желание доминировать. 

— А как в принципе относитесь к этой теме в искусстве? Есть ли границы, за которые вы как зритель не хотели бы заходить? 

— Нет. Считаю, что искусство не должно иметь какие-либо границы. А ты уже как зритель всегда можешь выбирать — что смотреть, что не смотреть. Лично я люблю фильм "Девять с половиной недель" с Микки Рурком и Ким Бейсингер. Он не слишком откровенный, но при этом жесткий. Для меня эта картина — просто чудо, лучший эротический триллер всех времен. 

— Не знаю, как в Испании, но в России многие актеры стремятся в Голливуд, мечтают об этом. Вы же снимаетесь в основном в испанских фильмах. Это осознанный выбор или пока не получается войти в американскую киноиндустрию?

— Пока так складывается моя карьера. Мне кажется, что развитие кинематографа в последние годы, в частности появление онлайн-платформ, позволяет стать известным во всем мире, снимаясь в национальном кино.

Американская мечта, стремление в Голливуд сейчас почти утратили смысл. Люди чаще производят фильмы в своих странах, а потом эти картины благодаря интернету выходят на мировой уровень

Теперь актерам проще выживать в собственных странах, участвуя в иностранных фильмах. К примеру, мой брат скоро будет сниматься в одном блокбастере для американской транснациональной технологической компании Amazon, а съемки пройдут в Испании. Все изменилось. Американское кино в последнее время в массе своей свелось к комиксам, супергероям вселенной Marvel. Конечно, это мейнстрим, есть и независимые авторские проекты, но все равно, как мне кажется, Голливуд уже не тот, что был. 

— А вы сами в какую сторону планируете двигаться? Условно — использовать фактуру, эффектную внешность и оставаться "сладким мальчиком" в мелодрамах или будете выбирать роли сложных, странных, загадочных интеллектуалов, как в новом сериале? 

— Не хотел бы выбирать. Готов играть и в независимом кино, и в коммерческих проектах. Я открыт, мне все интересно. Конечно, в идеале хотел бы повторить карьеру Хавьера Бардема. Но я пока не он. Но очень доволен и горд тем, что мне на сегодняшний момент удается делать. 

Беседовала Наталья Баринова