Все новости

Свой среди чужих: как Мадсу Миккельсену удается всем нравиться

Мадс Миккельсен
© Chris Pizzello/Invision/AP
В воскресенье актеру исполняется 55 лет

Мадса Миккельсена можно по праву назвать народным артистом. Слава актера уже давно вышла за пределы родной Дании. Куда бы он ни поехал, где бы ни снимался, его везде считают своим: фанаты со всего мира ежедневно присылают ему свой фан-арт, британцы до сих пор вспоминают его Ганнибала Лектора, американцы берут в главные блокбастеры, французы присвоили Миккельсену звание рыцаря, а русские дарят ему шапки-ушанки и Чебурашек.

Когда наблюдаешь за виртуозными танцевальными пируэтами актера в финальных сценах фильма "Еще по одной" Томаса Винтерберга, невольно поражаешься его грации и мастерству. Хотя на самом деле для него в этом нет ничего необычного — свою карьеру он начинал как гимнаст, а затем увлекся танцами. Однажды его пригласили на одно из шоу, хореографу понравилось, как он двигался, и ему предложили попробовать себя в танцах. "У меня абсолютно не было никаких планов на дальнейшую жизнь, и я подумал: "Почему бы и нет!" Там было мало мальчиков и много девочек, меня это устраивало". Примерно также Миккельсен попал в театральную академию: после восьми лет танцевальной карьеры он понял, что драматическая составляющая танцев его интересует больше, и решил стать актером.

Середина 90-х была идеальным временем для начала актерской карьеры. Тогда в Дании сформировался целый кластер молодых деятелей киноиндустрии, которые были полны энтузиазма и новых идей. Именно в то время родилось одно из самых знаменитых движений датского кинематографа — "Догма 95", во главе которого стоял возмутитель спокойствия, провокатор и гений Ларс фон Триер. Правда, сам Миккельсен относился к постулатам движения довольно прохладно. Главным фокусом для его представителей было не художественное наполнение фильма, а сюжет и актеры. "Честно говоря, все это показалось мне глупостью. Сидеть и записывать десять заповедей кинопроизводства? "История важна". Да ладно, Шерлок! Серьезно? Вы считаете, что это действительно стоит записывать?" — возмущается актер, правда, признает, что Триер и его сторонники сыграли большую роль в популяризации датского кино. У одного из них Миккельсен впоследствии снимется в двух важных фильмах своей карьеры.

Несмотря на неопытность и "почтенный" для актера возраст (когда он начинал, ему было почти 30 лет), Мадса заметил молодой режиссер Николас Виндинг Рефн. Именно неопытность дебютанта стала ключевой — Рефн терпеть не мог профессиональных актеров, и ему импонировала грубая энергия и уличный говор Миккельсена, который еще не успели вытравить в театральной школе. Роль гладко выбритого маргинала-драгдиллера в фильме "Пушер" принесла ему славу
Кадр из фильма "Открытые сердца"  Rolf Konow/Sygma/Sygma via Getty Images
Описание
Кадр из фильма "Открытые сердца"
© Rolf Konow/Sygma/Sygma via Getty Images

Он еще не раз сыграет в криминальных драмах, в том числе в продолжении "Пушера", и именно злодейское амплуа принесет ему международный успех. Но стоит отдать актеру должное: он не зацикливался на одном жанре и не боялся пробовать новые. Например, в 2001 году Миккельсен снялся в комедии про гей-пару "Все кувырком", а в 2002 году — в драме Сюзанны Бир "Открытые сердца", что окончательно закрепило его популярность в Дании.

И, в общем-то, к большему актер не стремился, его вполне устраивала его родная страна, он не обивал пороги голливудских студий, и даже когда актеру предложили поучаствовать в прослушивании на роль в новом фильме о Джеймсе Бонде, он ответил, что у него нет времени. Миккельсен так понравился голливудским продюсерам благодаря своим работам в Дании, что они взяли его в картину без прослушиваний. Это впоследствии возмутило Дэниела Крэйга. Он даже шутливо спрашивал датчанина, с кем ему пришлось переспать, ведь самому Крэйгу, чтобы заполучить роль знаменитого британского шпиона, пришлось пройти аж пять этапов отбора. Несмотря на такое везение, Мадс знает об ужасах прослушиваний не понаслышке: "Все мы там были. Ты заходишь в какую-нибудь маленькую офисную комнатушку со столом и парой книжек, и они хотят, чтобы ты сыграл сцену, где у тебя всего две строчки типа "Бруаа!" или "Отойди назад!". И ты прячешься за пальмой, которой там на самом деле нет. Ну в самом деле, нельзя было выбрать другую сцену? Чувствуешь себя как идиот".

Мэдс Миккельсен, Ева Грин и Дэниел Крейг в Копенгагене, 2006 год AP Photo/Tariq Mikkel Khan, POLFOTO
Описание
Мэдс Миккельсен, Ева Грин и Дэниел Крейг в Копенгагене, 2006 год
© AP Photo/Tariq Mikkel Khan, POLFOTO

"Казино рояль" перезапустило многолетнюю франшизу и открыло перед Миккельсеном двери в Голливуд: его злодей Ле Шиффр, невозмутимо утирающий кровь с лица во время игры в покер, запомнился всем. Впоследствии актер сыграет хитрого Рошфора в "Трех мушкетерах", грозного Драко в "Битве титанов", брутального викинга в "Вальгалле: Саге о викинге" у своего старого друга Рефна, который не даст актеру ни одной реплики, а также сразу в двух мегафраншизах Disney — Кецилия, мечтающего о вечной жизни, в "Докторе Стрейндже", и ученого Галена Эрсо в "Изгой один. Звездные войны: истории". Хотя, наверно, его самой любимой международной ролью стал доктор Ганнибал Лектор в одноименном британском сериале. Здесь ему не пришлось "вытягивать" своим талантом одномерных злодеев и придавать им хоть какой-то объем — все-таки на телевидении больше времени и места, чтобы развернуться и хорошенько изучить своего героя. Правда, сначала актер сильно сомневался, что ему удастся переплюнуть Ганнибала в исполнении мэтра британского кино, сэра Энтони Хопкинса.

Но на самом деле он зря беспокоился — Миккельсену удалось создать собственный, не похожий ни на кого образ. Его педантичный, элегантный доктор Лектор, выражающий свои эмоции только взглядом, запал в душу фанатам, которые до сих пор не могут смириться с тем, что сериал закрыли после третьего сезона. Для датчанина Ганнибал — не злодей, не социопат, а настоящий падший ангел со своей уникальной психологией: "Играть отрицательных персонажей невероятно интересно! Они делают клевые вещи, говорят клевые вещи. Они радикальны, потому что они влюблены в свою цель, и их не особо заботят средства. Мы все бы хотели жить так. Они игнорируют мораль, и мы бы все хотели сделать так, но не можем себе этого позволить".

Запоминающаяся внешность Миккельсена с его высокими скулами, острым взглядом и четкой линией губ идеально подходит для исполнения брутальных персонажей. При этом в актере есть какая-то мягкость, уязвимость, которую он не стесняется показывать. Когда смотришь на него в реальной жизни — совершенно не пафосного, спокойного, в каком-нибудь уютном вязаном джемпере, он сразу кажется домашним и родным, а не голливудской звездой и секс-символом всея Дании

Эту его особенность любит использовать соотечественник актера и один из членов движения "Догма 95" Томас Винтерберг. В фильме "Охота" режиссер переворачивает "злодейство" Миккельсена с ног на голову. Он играет образцово-показательного учителя детсада, хорошего друга, внимательного соседа. Все относятся к нему с симпатией. Одна из учениц из-за обиды обвиняет его в домогательствах, и некогда приветливые соседи и друзья быстро отворачиваются от героя. За происходящим на экране физически сложно наблюдать — мука, в которую погружен персонаж, практически ощущается кожей. Миккельсену ничего не стоит вызвать сочувствие зрителя одним лишь взглядом грустных карих глаз.

Кадр из фильма "Еще по одной" Capella Film
Описание
Кадр из фильма "Еще по одной"
© Capella Film

Тот же самый трюк они проделывают в новом фильме Винтерберга "Еще по одной", где школьный учитель Мартин пытается справиться с депрессией с помощью алкогольных экспериментов. Тематика картины настолько народная, что здесь датчанин окончательно становится своим для всех и каждого. Даже если вы были равнодушны к Миккельсену, не полюбить его после этого фильма невозможно. Вдобавок к его очередному успеху в Дании, его прочат на роль Гриндевальда в "Фантастических тварях" вместо впавшего в немилость Джонни Деппа. Ни у кого нет сомнений, что датчанин станет достойной, если не лучшей заменой. Правда, он поспешил опровергнуть эти слухи. Но кто знает, может, голливудским продюсерам снова удастся его уговорить.

Тома Ходова