Все новости

Гендиректор "Большой книги": гениальный роман не упустим

Георгий Урушадзе рассказал, как выбирают лауреатов премии и почему авторы пытаются обмануть экспертов конкурса

В этом году крупнейшая национальная литературная премия "Большая книга" отмечает десятилетний юбилей. За эти годы ее лауреатами становились Владимир Сорокин, Александр Иличевский, Людмила Улицкая, Дина Рубина, Захар Прилепин, Леонид Юзефович, Михаил Шишкин, Дмитрий Быков и многие другие знаковые писатели современной российской литературы. Накануне церемонии оглашения лауреатов юбилейного сезона генеральный директор премии Георгий Урушадзе рассказал ТАСС, как выбирают лауреатов "Большой книги", как авторы пытаются обмануть экспертов конкурса и почему мы все немного виноваты перед современными писателями. 

- Юбилейный сезон премии "Большая книга" чем-то отличается от других сезонов? Может быть, более тщательно отбирались произведения?

- Произведения всегда тщательно выбираются, уровень текстов на премии всегда очень высок. Поэтому ни в десятом, ни в сотом сезоне не будет какой-то специальной "тщательности".

- Будут еще какие-то сюрпризы на церемонии?

- На церемонии мы готовим несколько сюрпризов. Первый из них – сразу после церемонии в магазины поступит "Большая книга победителей". Там собраны все лауреаты "Большой книги" за девять лет – 27 текстов 24-х авторов. Большинство авторов написало произведения специально для этого сборника. Предисловие - заместителя главы Роспечати, инициатора премии Владимира Викторовича Григорьева.

- Были какие-то изменения в уставе премии за эти годы?

- Устав, по сути, не менялся, а вот жюри выросло довольно значительно. Мы начинали с 70 человек в составе Литературной академии (жюри премии), а сейчас их 109. "Большая книга" остается не только самой крупной, но и самой открытой. Это единственная премия, на которую может номинировать свое произведение даже сам автор, если его произведение издано. Номинатор имеет право выдвинуть и рукопись. Это единственная премия, которая открыта всем прозаическим жанрам. Единственная премия с таким большим судейским корпусом, что не оставляет возможности кулуарных соглашений.

- А в чем секрет, чтобы все-таки уходить от субъективности? Ведь есть члены жюри, которые наиболее активно и напористо высказывают свое мнение, умеют убеждать.

- Члены жюри живут по всему миру, поэтому у нас тайное заочное голосование. Часть членов жюри приносят бюллетени прямо на церемонию, часть - отправляют почтой. На заседании Литературной академии из членов жюри избирается Счетная комиссия.

- Были за десять лет скандальные истории, связанные с премией?

- Нет. Обошлось без скандалов, что тоже, наверное, очень хороший итог десятилетия.

- Вы всегда согласны с выбором жюри?

- Иногда итоги совсем не совпадают с тем, как голосую я.

- А в чем задача председателя жюри? Дмитрий Петрович Бак что делает?

- Председатель жюри созывает заседания Литературной академии, собирает Литературный обед, на котором традиционно объявляют финалистов. В сложных случаях председатель имеет большие полномочия: если кто-то сомневается, правильно ли посчитаны голоса Счетной комиссией, руководитель Литературной академии организует проверку, все пересчитывается. Правда, таких подозрений пока ни разу не возникало.

- Состав жюри – это не секретная информация?

- Конечно, нет. Мы учли опыт других премий, которых часто упрекают в закрытости, и максимально открыли всю информацию. Эксперты, читающие все произведения, - люди с безупречной репутацией и литературным вкусом. Они представляют разные течения и позиции. В жюри же представлены активные издатели, литераторы, редакторы, журналисты, ученые, библиотекари, учителя, общественные деятели, есть несколько крупных предпринимателей, которые, надо сказать, читают очень ответственно (Михаил Маратович Фридман, Виктор Феликсович Вексельберг…).

- Часто совпадает читательское голосование и мнение Литературной академии?

- Часто один из трех лауреатов побеждает и в «народном голосовании». Читательское голосование - очень важный для нас институт. Например, читатели "Большой книги" на год раньше нобелевского жюри совершенно заслуженно признали Светлану Алексиевич выдающимся современным писателем.

- Если одним из лауреатов окажется Валерий Залотуха с романом "Свечка", а автора нет в живых…

- На церемонию приглашена вдова писателя. За десять лет этот случай единственный: в положении о премии записано, что автор должен быть жив на момент выдвижения. Номинатор (издательство "Время") выдвинул роман за два месяца до смерти автора.

- Не собираетесь увеличивать премиальный фонд премии?

- Это дело учредителей и попечителей. Но устраивать гонку премиальных фондов совершенно не обязательно. Премия Андрея Белого, где победителю вручались яблоко, рубль и бутылка водки, была очень уважаемой наградой. Или Гонкуровская премия - 10 евро. Ценность премии не в призовом фонде.

- Какие тенденции в современной литературе обозначились в этом сезоне премии? О чем пишут, какой жанр сейчас наиболее популярен?

- В этом сезоне у нас есть и сборник рассказов Анны Матвеевой, есть повесть Бориса Екимова и биография, написанная Игорем Вирабовым. Но роман остается главным жанром. Что касается тем - в этом сезоне лучшие книги года отозвались на самые острые общественные вопросы. Яхина, Сенчин, Залотуха, Варламов… Как говорит председатель Совета экспертов премии Михаил Бутов, все эти книги - о времени, которое вроде бы прошло, но никак не может закончиться.

- Как развивается младший брат "Большой книги" - конкурс детских произведений "Книгуру"?

- Мы считаем этот конкурс не менее важным, чем "взрослая" "Большая книга": все, что читают дети сейчас, отразится на нашем мире, когда они подрастут. Наша задача - дать детям книги интересные, актуальные, отвечающие на современные вопросы. В "Книгуру" окончательное решение принимают дети. Они пишут рецензии, вступают в коммуникацию с писателями… Мы даем путевку в жизнь новым книгам, которые издатели не рискуют печатать. Мамы и папы, покупая книжки, стараются оградить детей от реалий современного мира. Сами дети выбирают пожестче - готовятся к самостоятельной жизни.

- Многие говорят, что издательский бизнес вымирает, а шанс есть только у детских книг.

- Весь издательский бизнес проходит через сложное время. Современная модель: автор, часто после многих унижений, достигает возможности где-то опубликоваться, но издатель готовит книжку год, рисует обложку, с которой автор не согласен, меняет название, сокращает, а потом не вкладывает ни копейки в продвижение книги. У большинства издателей, действительно, серьезные проблемы с деньгами. В итоге книга умирает на последней полке в магазине. В нашей (самой читающей) стране хорошим тиражом считается пять тысяч экземпляров, изданных и проданных в течение года! Многие книги издаются тиражом в тысячу. Средний гонорар - 30 тысяч рублей (а книга иногда пишется пару лет).

Но есть и другой путь. Во главе издательской пирамиды становится автор. Он сам может отправить книгу на конкурс, получить отзывы, после этого к нему уже сами придут издатели, и в этом случае уже можно договариваться об условиях. Но у современного писателя - спасибо современным технологиям - есть возможность самому найти себе редактора, художника. Есть новые издательские системы, например "Ридеро", в которые сам автор заливает текст, кликает "да, я хочу продавать эту книжку у вас и на "Амазоне", и все, книжка в Сети, доступна покупателям по всему миру. И автор получит гораздо больше, и сам будет отвечать за судьбу своего текста.

Думаю, что со временем возникнет банковское кредитование для таких авторов. Да и электронные книги тоже выгоднее автору. Они стоят дешевле, но автор может получать не 5-10, а 25-30 процентов от стоимости книги. Так что будем оптимистами - издательский бизнес будет жив, если переформатируется. А русская литература не умрет никогда - каждый год на русском языке пишутся гениальные произведения.

Беседовала Светлана Вовк