Все новости
Новое слово или временный эксперимент?
Новое слово или временный эксперимент?
Новое слово или временный эксперимент?
Новое слово или временный эксперимент?
Новое слово или временный эксперимент?

Новое слово или временный эксперимент? Как театры выживают в Zoom

Кадр из спектакля "Американки"
© Пресс-служба Центра Вознесенского
Одно дело в период самоизоляции показывать старые премьеры, а совершенно другое — эти премьеры ставить. В мире набирает обороты Zoom-театр, когда спектакли показываются онлайн, а актеры играют из своих собственных квартир. Рассказываем, что это и как работает

Как показала эта почти уже двухмесячная практика, транслировать спектакли онлайн не так и сложно. Нью-йоркский театр "Метрополитен-опера" продолжает активно показывать свои проекты совершенно бесплатно, так же делают и Венская опера, и, например, немецкий "Шаубюне". У некоторых постановок нет субтитров (или есть только английские), но, с другой стороны, это, как правило, классические сюжеты, которые хорошо знакомы. Многие видео доступны в течение 24 часов после трансляции, так что не надо никуда торопиться и бояться, что опоздаешь. 

Гораздо интереснее наблюдать за другим — как спектакли ставят онлайн. И онлайн показывают. Этот эксперимент, который на самом деле давно уже должен был случиться, теперь стал вынужденным. Ставить все премьеры, все планы на паузу нецелесообразно, крутить только старые проекты онлайн — тоже временная мера. Нужно было найти выход, и, как всегда, ответ для творческой индустрии скрывался совсем рядом. Как быстро все университеты и школы перешли на онлайн-обучение в Zoom, так же быстро туда пришли и театры. Эта платформа, может быть, удобна не во всех аспектах, но оказалась довольно подходящей для индустрии. С ее помощью теперь не только снимают кино, но и ставят и показывают спектакли. 

"Американки"

Один из первых таких проектов в России подготовил Центр Вознесенского. Это "Американки" (режиссеры — Елена Смородинова и Эндрю Фрибург) по одноименной книге Зои Богуславской, вдовы и музы Андрея Вознесенского. В центре постановки — истории о разных женщинах, которые иногда выглядят совершенно разными, будто живут в разных вселенных. Вот, например, первая леди США Ненси Рейган со своей непростой жизнью и трудностями. А вот — Татьяна Яковлева, возлюбленная Владимира Маяковского, которая прошла абсолютно другой путь. Кроме того, там есть и модельер, и заключенная в женской тюрьме, а еще голливудский гид. Всех их объединяет собеседница — писательница из Советского Союза, которая по ходу разговора осознает, что она гораздо свободнее внутренне, чем все эти прекрасные дамы. 

Так эта череда рассказов превращается в своеобразный роуд-муви, только зрители и артистки движутся не в пространстве, а во времени. Как и героини, актрисы спектакля тоже далеко друг от друга. Все они подключились к проекту не просто из разных уголков России, но даже и из США. Артистки в условиях пандемии ответственны не только за актерскую часть — всем им приходится самим заниматься гримом и костюмами, выставлять свет, камеру, следить за многими техническими вещами, которыми обычно занимается целая команда специалистов. 

Сорежиссер спектакля "Американки" Эндрю Фрибург Пресс-служба Центра Вознесенского
Описание
Сорежиссер спектакля "Американки" Эндрю Фрибург
© Пресс-служба Центра Вознесенского

У таких спектаклей нет ни третьего звонка, ни привычно кашляющих зрителей, ни шикающих соседей, а актерам приходится работать из дома, когда рядом могут быть раздражающие близкие или подлизывающиеся не вовремя коты. 

"Начав репетировать в Zoom (как и все сейчас), мы поняли, что нам понадобится решение, где актрисы могли бы друг друга видеть "в пространстве": грубо говоря, слева, справа и так далее. Мы перепробовали несколько программ в поиске той, которая бы давала нашим актрисам ощущение совместного присутствия на одной сцене. В итоге сошлись на том, чтобы брать пример с еще одной новой области творчества и культуры — стриминг, это же культура прямых трансляций — и сделали еще один шаг вперед, чтобы не просто готовить или играть онлайн, а творить вместе", — рассказал Фрибург. 

Кадр из спектакля "Карантин, или Крах всего святого" Пресс-служба Центра Вознесенского
Описание
Кадр из спектакля "Карантин, или Крах всего святого"
© Пресс-служба Центра Вознесенского

16 мая вышел второй проект центра — "Карантин, или Крах всего святого" по стихам Дмитрия Пригова. В спектакле задействованы четыре актера, они читают свои тексты по очереди, запертые в своих четырех стенах. Они мечутся по этим импровизированным клеткам, а зрители размышляют об абсурде ситуации — несмотря на то, что это стихи из эпохи перестройки, они почему-то трагически актуальны сейчас. 

Вы не хотите это видеть 

В такой провокативной и непростой ситуации один из главных театральных продюсеров страны Федор Елютин не мог остаться в стороне. Он и его команда "Импресарио" адаптировали для Zoom новый проект — "Я не хочу это видеть" (I don’t want to see that). Как и многие другие их спектакли, этот тоже интерактивный, зрители чувствуют полную вовлеченность и даже немного влияют на сюжет. 

Все выглядит как онлайн-тренинг. Вы будущие модераторы Facebook, и самое важное в вашей работе — это научиться разбираться в видах запрещенного контента. Пользователи ежесекундно блокируют и кидают страйки на разные посты и паблики. Ваша задача — научиться правильно распознавать, что достойно блокировки, а что нет, где тут порнография, а где произведение искусства. Вам расскажут, как работают такие алгоритмы, чем руководствуются модераторы, куда отправляются заблокированные посты. 

Кадр из проекта "I don’t want to see that" Пресс-служба Имресарио
Описание
Кадр из проекта "I don’t want to see that"
© Пресс-служба Имресарио

Несмотря на то что этот спектакль собрали всего за 20 дней, все детали в нем продуманы. Кадр четко выстроен, красивая графика, атмосферная музыка. Все здесь сделано для того, чтобы сотня зрителей почувствовала какое-то единение, что все они — рядом.

А еще у "Импресарио" есть довольно любопытная штука — "9 движений, которые превратят ваш дом в театр". Это такой небольшой семиминутный аудиоспектакль, который вы можете послушать в любой момент. Вам предлагается сесть и обнять свои колени, подойти к стене, встать у окна, но все это не самое важное, что там есть. Когда веселенькая музыка, подходящая скорее для утренней зарядки, закончится, голос почти в полной тишине сообщит вам нечто большее, что-то, что заставит совершенно по-другому взглянуть на свою жизнь в изоляции. 

Американский театральный критик Питер Маркс в своей недавней статье в Washington post говорит, что в принципе Zoom может стать новым важным инструментом в индустрии. Дело касается не только производства спектаклей, но и зрителей и их ощущений. Вы только представьте, как на мониторе экрана существует 50, 80 или 100 (целая толпа!) маленьких окошек, в каждом из которых находится человек. Но все они безумно одиноки. В этом и состоит, пожалуй, один из главных парадоксов такого театра. 

Пока примеров в России Zoom-театра слишком мало, чтобы ответить на важный вопрос: нужен ли он нам? Конечно, трансляции больших, серьезных театров — это одно: для целого мира открывается возможность оказаться где угодно и посмотреть какой угодно спектакль. Особенно это важно для тех, кто живет в маленьких городах или просто не имеет возможности пойти на постановку. Спектакли в Zoom все же пока выглядят довольно специфической историей. И, конечно, не каждый сюжет может в эти рамки подойти. Не расскажешь же, скажем, масштабную историю "Войны и мира" в своих компактных, камерных, комнатных условиях. 

Следить за этим экспериментом безумно увлекательно, и очень интересно, куда все-таки эта дорожка свернет: в сторону интимных камерных переживаний или масштабных технологических постановок?