Проверено ТАСС
25 октября, 12:05
Статья

Зима-2023/24: точка невозврата для Европейского союза?

В 2022 Старый Свет спровоцировал резкий рост цен на газ, отказавшись от российских поставок. Если стоимость энергоносителей не пойдет вниз в течение 12 месяцев, у компаний из Старого Света не останется другого выбора, кроме как перенести производство туда, где сырье стоит дешевле, — в Северную Америку или Азию

Зима-2023/24: точка невозврата для Европейского союза?

В конце 2021 года произошло событие, сначала замеченное лишь специалистами. Стоимость газа, увеличивавшаяся везде в западном мире, в странах Евросоюза стала расти быстрее, чем в Северной Америке. Летом 2022 года разрыв достиг критических отметок: до трех раз в июле и небывалых семи — в начале осени. Если бы повсюду цены росли одинаково, то бремя расходов понесли бы потребители. Но поскольку в США и Канаде цены на энергоносители ниже, то произойти может совсем другое: перенос производств за океан. Основная интрига этих месяцев — запас прочности Старого Света. В компании Volksawgen релокацию заводов будут обсуждать, если цены на газ не снизятся в течение шести месяцев. Бывший министр финансов Греции Янис Варуфакис считает критическим срок в год — до зимы 2023/24

Без газа не заводится

Именно витающая в воздухе альтернатива — возможность быстрого переезда в Северную Америку — пагубнее всего для экономики Европейского союза. Согласно опросу немецких промышленников, 90% предприятий ФРГ рассматривает рост цен на энергию в качестве "проблемы для самого своего существования", и каждая пятая компания уже допускает перебазирование за рубеж. 

Тенденция затрагивает отрасли экономики, немыслимые без масштабного энергопотребления: металлургию, химическую промышленность, производство автомобилей, бумаги, стекла, керамики, цемента, удобрений. Везде отчитываются о существенных убытках, хотя и разных: в химической промышленности — на 8%, а в производстве удобрений — до 70%. Часто встречается число 10: каждая десятая немецкая автомобильная компания сократила производство, и в целом, либо снизить его, либо прекратить вынуждена одна фирма в ФРГ из десяти.

Доля ответственности за это падение лежит на бегстве иностранных капиталов, которым перенос производства психологически проще всего. Летом о закрытии завода в Бремене и сокращении мощностей своего берлинского предприятия объявил сталелитейный концерн ArcelorMittal на фоне повысившейся рентабельности своего филиала в Техасе и понизившейся - в Европе. Тогда же от вложений в экономику Германии отказался американец Илон Маск. Планировалось, что его компания Tesla развернет изготовление батарей для электромобилей в Бранденбурге, но богатейший человек мира изменил планы - предпочел сборку на родине. Вслед за глобальным бизнесом из Старого Света перебираются местные промышленники, особенно те, у кого уже есть мощности в Северной Америке: нидерландская OCI, датская Pandora и немецкий Volkswagen — все они объявили о дополнительных вложениях в экономику США.

Рецессия, к которой подходит Старый Свет (в Германии ее ожидают на уровне минус 2,3%), для местной статистики не новость: в 2020 году экономика ФРГ уже сокращалась на 5%. Но вызванное тогда пандемией снижение обещало быстрый восстановительный рост, который и произошел в 2021-м. В случае с возможным переносом производств положение серьезней. В отличие от кафе и ресторанов, закрывавшихся и открывавшихся по санитарным причинам, те производства, которые под угрозой сегодня, если остановятся, то всего раз, поскольку не привязаны к месту. Перетягивая компании из Старого Света, США прокладывают себе дорогу из кризиса, но закрывают ее для Евросоюза.

Конец газа — конец Европы?

В 2022 году курс США на реиндустриализацию совпадает с опасной для Европы потерей рабочих мест. Весной президент Байден сообщил своим избирателям о "чудесном представлении", которое разыгрывается вокруг них: "Что-то происходит прямо сейчас. […] Возвращается радость ставить штамп на товарах: "Сделано в Америке", радость нового наполнения жизненными силами нашей промышленности. Радость от того, что компании строят заводы здесь, у нас, тогда как совсем недавно они делали это за рубежом". В стремлении вернуть деньги американских инвесторов на родину Байден продолжает политику своего предшественника Трампа: в августе в промышленном секторе США открылись 1 млн 400 тыс. рабочих мест, благодаря чему был превзойден уровень 2019 года на 60 тыс. мест. 

У Старого Света есть основания опасаться, что эта тенденция продолжится за его счет. В конце октября американцы платят за тысячу кубометров газа около $300, тогда как в Евросоюзе — тысячу и более, притом поставки зависят от несговорчивых арабских партнеров. У США такой проблемы нет. Благодаря сланцевой революции 2010-х Америка превратилась в крупнейшего производителя углеводородов на планете. Это не значит, что она не зависима от конъюнктуры цен, но все же имеет возможность влиять на них сама, выбрасывая на рынок заранее сделанные запасы. Кроме того, доходы от продажи сырья остаются в местной экономике, усиливая внутренний спрос.

Именно близость к потребителям, сохранившим способность платить, — существенный аргумент в пользу переноса производств из Старого Cвета в Новый. Предназначенные для американского рынка немецкие автомобили дешевле производить в самой Америке и оттуда же легче продавать в набирающем вес Тихоокеанском регионе. Ранее этим пренебрегали, из-за чего возникало торговое сальдо в пользу стран Евросоюза, возмущавшее президента Трампа. Энергетический кризис может привести к тому, что оно исчезнет.

Дорогами Колумба

Возможность скорого переезда европейских компаний уже вызвала воодушевление в США. Пэт Уилсон, уполномоченный представитель департамента экономики штата Джорджия, обратился напрямую к немецким фирмам, призвав их делать свой выбор с учетом преимуществ Нового Света: "Стоимость энергии у нас низкая, сети стабильные, а переезжая к нам, вы сокращаете карбоновый выхлоп", то есть избавляетесь от вредных выбросов при транспортировке товаров через океан. В Вирджинии и Оклахоме не хотят отставать: там тоже объявили об особом интересе к инвесторам из ЕС. По другую сторону Атлантического океана тон другой. Введя санкции против России, европейцы оказались вынуждены покупать американский сжиженный газ, открыв для себя, что его стоимость на внутреннем рынке США и при поставках за рубеж существенно разнится. Лидеры Германии и Франции теперь ждут скидку от США, которая позволила бы им стабилизировать экономики своих стран.

В октябре министр экономики ФРГ Роберт Хабек назвал стоимость американского газа "нереальной" и попросил США о "солидарности", которая "пошла бы на пользу сдерживанию цен на газ". Коллега Хабека министр экономики и финансов Франции Брюно Ле Мэр вскрыл не устраивающую его арифметику: американцы продают европейцам сжиженный газ по цене, в 4 раза превышающей внутреннюю. 21 октября Эмманюэль Макрон присоединил свой голос к общему хору: "Американская экономика принимает решения в пользу привлекательности, я это уважаю, но они формируют двойные стандарты".  Такие замечания — слабый аргумент. Ранее европейцы обращались с просьбой о скидке на газ к Норвегии, но так же тщетно.

Энергетический кризис 2022 года безоговорочно выявил, что, несмотря на союзные отношения, интересы американцев и европейцев на деле различны. Вашингтону выгодно, используя политический рычаг, отстегнуть ЕС от недорогих российских энергоносителей и заставить (ведь лишних объемов ни у кого нет) покупать то, что остается, — свое топливо. В 2021 году объем российского экспорта газа в ЕС стоил потребителям $100 млрд. В прямых интересах американцев — забрать как можно большую долю этих доходов себе. А если побочным следствием взлета цен станет структурное ослабление европейских экономик, то США имеют все для того, чтобы выиграть и на этом. Таким образом мечта Дональда Трампа об исправлении торгового дисбаланса с Европейским cоюзом может стать явью.

Похитят ли Европу?

Поздней осенью 2022 года мяч на стороне Евросоюза. Правительства Старого Cвета предпринимают усилия с тем, чтобы решить двойную задачу: продолжить экономическую блокаду России и сдержать цены на газ. Основной козырь в руках правительств — запас прочности местных экономик. На снижение газовых цен можно направить скопленные в лучшие годы резервы. Так поступили в Германии, где на эти цели согласились истратить €200 млрд.

Берлин и Париж ставят на то, что слишком быстрый переезд производств невозможен из-за особенностей технологического цикла. Химическая промышленность, особенно нуждающаяся в углеводородах, представляет собой экономический конгломерат взаимно связанных производств. Исторически они располагаются поблизости друг от друга в Европе. Переезжать поодиночке им сложно, поэтому цепляться за Старый Свет они продолжат, по крайне мере в ближайшие месяцы. Европейцы надеются, что этого времени хватит, чтобы переломить разрушающий их экономики перекос.

А если нет? В Катаре предупредили Германию, что трудности с ценами на газ и риски при поставках продолжатся на обозримую перспективу — до 2025 года. Того же мнения в топ-менеджменте Shell. Чем дольше кризис затягивается, тем больше толкать к переезду будет не поиск упущенной выгоды, а инстинкт самосохранения бизнеса — выжить при стабильно слишком высоких ценах на сырье части индустрии явно не по силам. 

Для Евросоюза в целом это скверные новости, как и известие о том, что по причине релокаций Старый Свет в 2022 году превратился из поставщика цинка на мировые рынки в его импортера. Очередь за сектором удобрений, критически зависящим от поставок газа, — переезды и банкротства в нем рискуют развернуться первыми. Постепенно теряя самообеспечение, Евросоюз становится перед перспективой превращения в объединение аграрных стран, известных также своей культурой и историей, но ныне, после блистательных успехов в прошлом, оттесненных на периферию Соединенных Штатов Америки.

Игорь Гашков