Все новости

"Сражаться, чтобы победить": как Дональд Трамп стал милитаристом

Новая стратегия США по Афганистану — наглядный пример того, как президент Трамп в очередной раз избрал "путь войны", против которого столь активно выступал во время избирательной кампании
Президент США Дональд Трамп AP Photo/Carolyn Kaster
Описание
Президент США Дональд Трамп
© AP Photo/Carolyn Kaster

"Наши войска будут сражаться, чтобы победить," — именно эти слова американского президента прозвучали на военной базе Форт-Майер в Арлингтоне, штат Вирджиния. Дональд Трамп выступал с речью, посвященной новой стратегии США по Афганистану, по сравнению с которой заявления бывшего президента Барака Обамы — мечта пацифиста.

Эта новая стратегия не стала чем-то из ряда вон выходящим. На счету Трампа — прямые угрозы в адрес КНДР, бомбардировка объектов вооруженных сил Сирии и намеки на готовность к силовому сценарию в Венесуэле.

При этом во время избирательной кампании будущий президент противопоставлял себя экс-госсекретарю Хиллари Клинтон, которая, по его словам, могла развязать "третью мировую войну".

Сирия

Одно из лучших доказательств того, как изменялась позиция американского президента по ключевым вопросам внешнеполитической повестки – его аккаунт в социальной сети Twitter.

Наглядный пример: еще в июне 2013 года Трамп заявил, что США лучше "держаться подальше" от Сирии. "Что мы получим за наши жизни и миллиарды долларов? Ничего", — написал он.

Впрочем, придерживаться этого подхода Трамп перестал после инаугурации. По приказу президента в начале апреля вооруженные силы США запустили более 50 ракет Tomahawk по военной базе в Сирии, в районе провинции Хомс. По словам Трампа, с этой базы была совершена предполагаемая химическая атака в провинции Идлиб.

Он даже поздравил американских военнослужащих с успешной бомбардировкой. И снова в Twitter.

КНДР

Подобный разворот затронул и государство чучхе, а точнее — его лидера Ким Чен Ына. В мае 2016 года Трамп сказал, что готов лично пообщаться с лидером КНДР и угостить его и северокорейскую делегацию гамбургерами в Вашингтоне. А в июне того же года будущий хозяин Белого дома заявил, что не понимает, "что плохого" в том, чтобы пойти на диалог с лидером КНДР.

После июльских испытаний Пхеньяном баллистических ракет Трамп изменил свою риторику. Таких жестких заявлений по КНДР от первого лица американского государства еще никто не слышал.

"Северной Корее не следует более выдвигать угрозы Соединенным Штатам. Они будут встречены огнем и яростью, которой мир никогда не видывал", — сказал глава Белого дома 8 августа.

Впрочем, уже через две недели Трамп заявил, что Ким Чен Ын "начал уважать" США, и добавил, что из этого "может получиться что-то хорошее".

Венесуэла

Трамп никогда не питал теплых чувств к руководству Венесуэлы — ни к Уго Чавесу, ни к Николасу Мадуро. То же можно сказать и о Бараке Обаме. В его исполнительных указах Венесуэла преподносилась как "угроза" национальной безопасности США. Но Обама не угрожал боливарианской республике войной.

По мнению Дмитрия Розенталя, ученого секретаря Института Латинской Америки РАН, бывший президент проводил политику "мягкой изоляции" Венесуэлы в Латинской Америке.

"У нас много вариантов для Венесуэлы. Кстати, я не стану исключать военный вариант", — сказал Трамп 12 августа.

Журналисты спросили Трампа, подразумевается ли под этим возглавляемая США военная операция. "Мы не говорим об этом. Но военная операция и военный вариант — это точно то, к чему мы можем прибегнуть", — резюмировал президент.

Реакция президента Венесуэлы Николаса Мадуро не заставила себя ждать.

"Почему он совершил эту грубую ошибку, эту самую грубую ошибку, которая когда-либо имела место в латиноамериканской стране за 200 лет отношений?", — сказал Мадуро.

НАТО, бюджет и советники

Во время избирательной кампании Трамп стал символом изоляционизма, называл НАТО "устаревшей организацией" и утверждал, что военная защита Вашингтоном своих союзников и партнеров не должна быть для них бесплатной.

При этом он выступал за увеличение финансирования вооруженных сил. Такой избирательный подход обеспечил Трампу огромную поддержку среди военнослужащих. Когда он стал президентом, от своего видения не отказался. Чего стоит только бюджетное предложение, которое президент отправил в Конгресс в марте. В нем предполагается сокращение финансирования всех министерств, кроме трех: обороны, внутренней безопасности и министерства по делам ветеранов.

Не столь последовательным президент оказался в вопросе поддержки НАТО. "Я считаю НАТО устаревшей организацией. Она создавалась много десятилетий назад, когда мы были другой страной. И угроза была другой", сказал Трамп в марте 2016 года. Победив на выборах, Трамп начал добавлять, что, несмотря на это, военный альянс "очень важен" для него.

А позднее в Twitter президент и вовсе написал, что намеренно называл военный блок устаревшим, чтобы страны-члены НАТО к нему прислушались и стали тратить больше на оборону.

Для многих американцев такие сдвиги в политике президента казались неожиданными. Но если посмотреть на команду Трампа, эти перемены представляются вполне закономерными. В отличие от Барака Обамы, Трамп назначил министрами обороны, внутренних дел и национальной безопасности трех карьерных военных: Джеймса Мэттиса, Райана Зинке и Джона Келли. На посту министра обороны при Обаме находился физик-теоретик Эштон Картер.

Правда, Трамп учредил должность главного стратега Белого дома и назначил на эту должность антиглобалиста и изоляциониста Стива Бэннона.

Но он уволился.

Александр Мосесов