Все новости
Brexit

Гибралтар и Brexit: почему полуостров стал главным "камнем преткновения"

Празднование Национального дня Гибралтара
© AP Photo/Marcos Moreno
Лондон контролировал территорию Гибралтара на протяжении 300 лет. Испания считает, что выход Великобритании из ЕС — отличный повод вернуть полуостров

С самого начала Brexit одним из самых спорных моментов был вопрос о Гибралтаре — британском заморском владении, которое Мадрид хотел бы вернуть себе. ТАСС объясняет, почему выход Соединенного Королевства из ЕС реанимировал старейший территориальный конфликт Европы.

Великобритания владеет Гибралтаром уже более 300 лет. Мадрид это называет оккупацией

В состав Соединенного Королевства входят 14 так называемых заморских территорий — небольших анклавов, находящихся под суверенитетом Великобритании, но не являющихся ее частью. Гибралтар — одна из таких территорий, расположенная на юге Пиренейского полуострова. Это небольшое (всего 6,8 км²), но стратегически важное место, которое позволяет контролировать Гибралтарский пролив, соединяющий Средиземное море и Атлантический океан. Британцы завладели клочком Пиренейского полуострова в соответствии с условиями Утрехтского мирного договора, подписанного в 1713 году по итогам Войны за испанское наследство.

Мадрид неоднократно оспаривал принадлежность данной области. С точки зрения испанских властей, Великобритании принадлежит только укрепленный периметр города, а весь остальной Гибралтар был незаконно оккупирован в 1815 году, когда на перешейке начали возводить британские казармы, что "противоречит принципам международного права". Испания традиционно ставит целью возвращение Скалы (так по традиции именуют данную заморскую территорию в самой Великобритании) под свой суверенитет.

Спор между Лондоном и Мадридом обострился в связи с Brexit

Дело в том, что жители Гибралтара — их порядка 30 тыс. человек — крайне тесно связаны с континентальной Испанией экономическими и культурными узами (не говоря уже о том, что тысячи испанцев работают на территории Гибралтара). Поэтому в 2016 году жители полуострова в большинстве своем (95%) проголосовали за то, чтобы остаться в составе ЕС. Причем до Brexit гибралтарцы всегда выступали за то, чтобы территория оставалась под контролем Великобритании: во время референдума в 2002 году 99% проголосовали против компромиссного плана Лондона по введению совместного англо-испанского управления.

Когда Лондон запустил процесс выхода из ЕС, в испанском МИД заявляли, что после Brexit Гибралтар может остаться частью Евросоюза только при помощи Мадрида. В конце марта министр иностранных дел и сотрудничества Испании Альфонсо Дастис Кеседо предупредил о том, что жителей Гибралтара ждут новые неудобства после выхода Великобритании из состава ЕС. В интервью радиостанции COPE он сказал: "Действительно, у них не будет больше ни свободы перемещения, ни свободы на экономическую деятельность (в ЕС), которыми они наслаждаются в настоящий момент".

В качестве выхода из ситуации Мадрид предлагал Гибралтару "совместный суверенитет между Соединенным Королевством и Испанией на некоторое время, после чего был бы восстановлен суверенитет Испании". Великобритания на такой план категорически не соглашалась — в Лондоне дали понять, что намерены сохранить статус-кво вне зависимости от исходов переговоров по Brexit.

Ставки были повышены 31 марта 2017 года, когда Брюссель представил черновую версию основных принципов Евросоюза на переговорах по Brexit. Согласно документам, ни один договор между ЕС и Великобританией не будет применен к Гибралтару без соглашения между Мадридом и Лондоном. В руководстве Евросоюза не только отвергли идею особого статуса для Гибралтара после выхода Великобритании из состава ЕС, но и предоставили Испании право вето по любому решению, затрагивающему будущие отношения между Брюсселем и заморской территорией.

Сами гибралтарцы оказались в тупиковой ситуации: они хотели бы, с одной стороны, остаться в ЕС, а с другой — сохранить покровительство Великобритании и избежать попадания под контроль Испании. Поэтому предоставление Мадриду права вето руководство заморской территории восприняло в штыки. Главный министр заморской территории Фабиан Пикардо сравнил председателя Европейского совета Дональда Туска с мужем-рогоносцем, а Гибралтар — с детьми, на которых он вымещает свою злость. "Господин Туск, который любит использовать аналогию [Brexit] с разводом и подачей заявления на развод, ведет себя как муж, которому наставили рога и который вымещает злость на детях, — цитирует его The Independent. — Мы не собираемся становиться жертвой Brexit. Мы его не поддерживаем и голосовали за то, чтобы остаться в ЕС, и позволять Испании давить на нас — все равно что срывать на нас злость". 

В Лондоне говорили о готовности воевать за Гибралтар и "подпалить бороду испанскому королю"

Наибольший резонанс вызвали высказывания бывшего лидера Консервативной партии Майкла Говарда, который в интервью телеканалу Sky News провел параллели между нынешними британо-испанскими отношениями и Фолклендским вооруженным конфликтом 1982 года с Аргентиной.

"35 лет назад другая женщина-премьер (Маргарет Тэтчер) направила вооруженную группировку через полсвета для защиты свободы другой малой группы британского народа против другой испаноязычной страны, и я абсолютно убежден в том, что наш нынешний премьер-министр (Тереза Мэй) продемонстрирует такую же решительность в том, чтобы защитить народ Гибралтара", — заявил экс-парламентарий. В свою очередь министр обороны страны Майкл Фэллон пообещал "защищать суверенитет Гибралтара всеми способами". 

К скандалу мгновенно подключились СМИ. Колумнист и бывший главред газеты The Sun Келвин Маккензи обрушился на Европейский союз со словами: "Переговоры по Brexit только начались, и, если честно, мне кажется, я уже готов перейти от разговоров к войне (это отсылка к известной цитате Уинстона Черчилля "Лучше разговаривать, чем воевать" — прим. ТАСС). Наши друзья в Европе очень быстро оказываются нашими врагами. Только в новейшей истории Германия и Италия были на нашей стороне".

"Разжигать" продолжило издание The Telegraph, которое опросило военных экспертов, может ли Соединенное Королевство теоретически выиграть войну с Испанией за Гибралтар. Адмирал в отставке Крис Пэрри поведал журналистам, что военно-морской флот Великобритании сейчас значительно слабее, чем во времена Фолклендской войны: "Если правительство хочет по-крупному говорить по поводу Гибралтара (или какой-либо другой территории), ему нужно соответствующим образом инвестировать в военный потенциал страны".

Однако, по оценке военного, британские ВМС в три раза превосходят силы испанцев, и потому Великобритания выиграла бы эту войну ("А американцы нас, скорее всего, поддержали бы"). "Испанцам стоило бы усвоить из истории, что с нами шутки плохи и что мы по-прежнему можем подпалить бороду испанскому королю", — подытожил генерал с помощью аллюзии на известное высказывание сэра Фрэнсиса Дрейка.

Это чуть не привело к дипломатическому скандалу

В Мадриде поведение британцев посчитали слишком вспыльчивым и призвали коллег сохранять спокойствие. "Мне кажется, что некоторые в Великобритании теряют самоконтроль, но нет никаких оснований для этого", — заверил Дастис Кеседо. По его словам, испанское правительство "немного удивлено тоном комментариев, исходящих из Соединенного Королевства, страны, известной своим самообладанием". Отстаивая позицию Мадрида по Гибралтару, министр напомнил, что "ЕС — история успеха, которая привнесла самый продолжительный период мира и процветания за время существования Европы".

Впрочем, когда эмоции улеглись, стало понятно, что никто воевать пока не собирается. Мэй поспешила заявить, что предпочла бы увязнуть в переговорах с официальным Мадридом о судьбе Гибралтара, нежели вести с Испанией войну. Когда журналисты спросили премьер-министра, что она собирается делать — разговаривать или воевать, она рассмеялась и сказала: "Конечно, разговаривать. Что мы делаем со всеми европейскими странами в ЕС, так это сидим и разговариваем. И мы собираемся говорить с ними о том, как достичь самого лучшего соглашения для Соединенного Королевства и для этих государств, включая Испанию".

Мэй не удалось согласовать с Испанией дальнейшие действия по Гибралтару. Это большой удар по Brexit

Черновик сделки по Brexit был согласован между ЕС и Соединенным Королевством 21 ноября. Теперь его должны единогласно одобрить все страны ЕС на экстренном саммите 25 ноября. Однако председатель правительства Испании Педро Санчес заявил, что Мадрид может проголосовать против соглашения, если в текст не будут внесены изменения в части, касающейся Гибралтара. 

Нынешнюю формулировку политической декларации можно было бы интерпретировать так, что вопрос заморской территории в будущем смогут обсуждать Лондон и Брюссель. В свою очередь испанская сторона настаивает на том, что гибралтарский вопрос должны обсуждать Лондон и Мадрид и данная позиция должна быть недвусмысленно зафиксирована в декларации.

21 ноября Мэй и Санчес провели переговоры, которые закончились ничем — общую позицию по Гибралтару согласовать не удалось. По данным Reuters, Испания проголосует против проекта соглашения по Brexit. А это значит, что финальный договор "о разводе" между ЕС и Соединенным Королевством вновь будет отсрочен. Таким образом, "Brexit без сделки" — один из многих вариантов развития событий в связи с выходом Великобритании из союза — все больше становится реальностью.

Артур Громов