Все новости

После столкновений. Как живут венесуэльцы на границе с Колумбией

С 11 марта Венесуэла вновь разрешила перемещение через границу для учащихся и нуждающихся в медицинской помощи, однако местные жители пересекали ее и до этого - по неофициальным тропам

САН-АНТОНИО /Венесуэла/, 16 марта. /ТАСС/. Граница Венесуэлы и Колумбии в районе Кукуты 23 февраля превратилась в зону жесткого противостояния венесуэльских военных и Национальной гвардии со сторонниками оппозиции, пытавшихся провести в страну грузовики с гуманитарной помощью. Сейчас на границе тихо. Как говорят здесь: для желающих спровоцировать смену власти это плохо, но для бизнеса - хорошо, тем более что выжить в Венесуэле на одну зарплату почти невозможно.

Граница с Колумбией

Про границу с Колумбией ходит множество слухов, в основном пугающих. При подготовке к поездке можно услышать, что это регион, где властвуют различные преступные группировки, главные из которых - партизаны из "Революционных вооруженных сил Колумбии" (РВСК) (как считается, с ними еще можно договориться) и так называемые радикальные колумбийские коммунисты из "Армии национального освобождения" (АНО), с которыми лучше не связываться.

После 23 февраля особенно много историй, прежде всего, среди журналистов, ходит про действующие здесь "колективос" (вооруженные проправительственные группировки), часть из которых приехала из других регионов страны. По рассказам посетивших границу в те дни журналистов, они запугивали и грабили представителей прессы, особенно западной.

Добраться до штата Тачира, где находится городок Уренья, ставший местом столкновений, из Каракаса лучше всего на самолете. Самолет преодолеет около 1 тыс. км за полтора часа, а на машине придется ехать 10-12. Кроме того, в провинциях большие сложности с бензином, и есть риск застрять на полпути.

Деревня трех бензоколонок

Дорога от аэропорта к Уренье ведет через предгорья Анд. Здесь холоднее и влажнее, чем в Каракасе, из-за густого тумана иногда создается впечатление, будто едешь в облаке.

Недалеко от аэропорта расположилась деревня Гуарумито у одноименной реки. Здесь две главных особенности - во-первых, рядом находятся три бензоколонки, во-вторых, территория Колумбии - сразу за рекой. 20-литровую канистру бензина можно продать соседям за $15.

Жители Гуарумито утверждают, что у них ночевал лидер оппозиции Хуан Гуайдо перед тем, как перейти границу 23 февраля.

По следам боев

В Гуарумито официальных пропускных пунктов через границу нет. Они расположены в городах Уренья и Сан-Антонио - примерно в двух часах езды от аэропорта. Дорога петляет по горному серпантину, пока не открывается вид на долину, где и пролегают напротив друг друга, по берегам реки Тачира, венесуэльская Уренья и колумбийская Кукута. Именно в Кукуте находится один из складов с гуманитарной помощью, которая была передана венесуэльской оппозиции США и латиноамериканскими странами.

Столкновения 23 февраля развернулись на трех здешних КПП: на мосту Франсиско де Паула Сантандера, мосту Тьендритас и мосту Симона Боливара в соседнем городке Сан-Антонио. Мост Франсиско де Паула Сантандера - первый, если двигаться с севера на юг. Во время столкновений тут были сожжены несколько грузовиков: их остовы так и остаются на этом месте. На самом мосту стоят два обгоревших прицепа, чуть в стороне - почерневший тягач, рядом с ним - три автобуса с разбитыми окнами и спущенными шинами, сам мост заблокирован железнодорожными контейнерами.

Никакая техника здесь больше не пройдет. Как рассказали корреспонденту ТАСС очевидцы событий в Уренье, 23 февраля на мосту стояла Национальная гвардия, а камни и бутылки с зажигательной смесью в гвардейцев бросали снизу.

Приграничное движение

Техника по мосту не ходит, зато людей много. С 11 марта Венесуэла вновь разрешила перемещение через границу учащихся и нуждающихся в медицинской помощи. Впрочем, это весьма условные категории - со школьниками и больными могут идти сопровождающие. Однако на деле все оказывается еще проще - значительная часть тех, кто идет через границу, к числу этих людей явно не относится.

Поток людей большой - за час проходят сотни человек. Среди них действительно много школьников, есть инвалиды, люди со следами химиотерапии, однако также много взрослых, с виду здоровых людей.

Пограничники проверяют документы у одного из четырех-пяти человек. Одна женщина прямо признается - идет в Колумбию за покупками. Ее пропускают.

Уже сходивших в магазин на территорию другой страны становится больше к вечеру - несут сахар, муку, макароны, газированные напитки, их тоже пропускают.

Впрочем, если груз слишком большой, очевидно не для личного потребления, то скорее всего отправят назад. "В Колумбии продукты дешевле, но жилье, например, снимать там дорого - за месяц на квартиру уйдет столько денег, сколько здесь за полгода. А зарплаты там больше", - рассказывает собеседница.

Другие ходоки через границу согласны с ней - удобнее жить на две страны. Кто-то жалуется, что открыть границу нужно было еще несколько дней назад, а кто-то и вовсе рассказывает, что сам президент Николас Мадуро - из Кукуты, то есть якобы колумбиец, и потому не может возглавлять Венесуэлу. Оппозиция в 2016 году даже пыталась использовать эти слухи, чтобы запустить процесс импичмента.

Партизанские тропы

Однако то, что граница была закрыта, не означает, что ее никто не пересекал с 23 февраля. С моста Сантандера можно увидеть где-то в километре выше по реке фигурки людей. Они идут по трочос - неофициальным переходам через границу. Трочос контролируются группами, по словам местных жителей, связанными с колумбийскими партизанами.

Переход там стоит денег - от 5 тыс. боливаров (примерно $2). Если человек несет с собой какой-нибудь груз, цена возрастает. Помимо бензина в Колумбию несут мясо и сыр, поскольку Тачира - животноводческий регион, оттуда - сахар, муку. Зазывалы, предлагающие перейти через границу и опять же купить бензин, сидят в пяти минутах езды от погранпункта.

Самый бросающийся в глаза пример сосуществования официального и неофициального движения через границу - мост Симона Боливара в Сан-Антонио. Здесь переход расположен буквально в 200 м от моста, у которого находится часть Национальной гвардии. Пока гвардеец переписывает номера паспортов журналистов, буквально на его глазах границу пересекают десятки людей. Многие могут назвать примерную цену перехода, хотя игнорируют вопрос о том, почему это не пресекается.

"Так всем проще, зачем обострять ситуацию?" - говорит лишь один из тех, кто решил все же воспользоваться официальным переходом. "Оттуда, кстати, 23 февраля по гвардейцам и стреляли", - добавляет он, кивая на трочос.

Стражи границы

Пока на трочос кипит жизнь, в казармах части читают лекцию о международном положении Венесуэлы. Обстановка вполне ожидаемая - на стенах изображения солдат, защищающих женщин и детей, фотографии командиров части с момента ее основания. Лекция длится не менее часа.

Еще одна группа защитников тренируется у третьего моста - Лас-Тьендритас. Это большой современный мост с несколькими полосами в обе стороны. Однако из-за разногласий между Венесуэлой и Колумбией он так никогда и не был открыт для движения. Зато на венесуэльской стороне расположен комплекс зданий с плацем, где проходят тренировки Народной милиции.

Народная милиция - добровольческие формирования под эгидой государства, своего рода резервисты, как мужчины, так и женщины, которые в случае агрессии, как предполагается, встанут на защиту страны. В Каракасе ее члены - в основном пожилые люди, но в Тачире достаточно много людей среднего возраста и молодежи.

Оценить их боевые навыки сложно - сейчас они осваивают строевой шаг к параду в честь победы Уго Чавеса над путчистами в апреле 2002 года. "Верность - всегда, предательство - никогда!" - провозглашают они традиционный боливарианский девиз и обещают хранить верность наследию Чавеса. "Кто держит шаг - тот социалист, кто сбивает - империалист!" - подбадривает своих подопечных сержант.

Граница, где в конце февраля весь мир замер в ожидании вторжения в Венесуэлу, представляется на текущий момент практически не милитаризованной. Из военной техники присутствуют только броневики национальной гвардии, а большинство военных и гвардейцев непосредственно на КПП несут службу без оружия. Гвардейцы на мостах иногда вступают в разговоры со своими колумбийскими коллегами - вполне мирные беседы в спокойном тоне, и явно не собираются друг с другом воевать.