Все новости

Грозит ли Колчаку судьба Маннергейма: в Петербурге зреет новая дискуссия

В Петербурге согласована дата установки мемориальной доски Александру Колчаку. Станет ли это поводом для столь же бурного спора, как увековечение памяти маршала Маннергейма, — в материале ТАСС

Мемориальная доска Александру Колчаку будет открыта 16 ноября, в день рождения белого адмирала, на доме по адресу: Большая Зеленина, 3 на Петроградской стороне.

Историко-культурный центр "Белое дело" — инициатор установки мемориальной доски — получил все согласования, в том числе и на перекрытие улицы во время мероприятия, сообщил ТАСС координатор центра Олег Шевцов. По его словам, идея родилась еще в 2012 году, и все это время шло согласование с городскими властями. 

Совет по мемориальным доскам несколько раз отправлял проект доски на доработку, рекомендуя авторам изменить ее конфигурацию, соотношение текста и портрета, чтобы плита была видна и надпись хорошо читалась. Из первоначального варианта подписи — "В этом доме с 1906 по 1912 год жил выдающийся русский полярный исследователь и ученый, офицер Морского генерального штаба, адмирал, Георгиевский кавалер, герой Первой мировой войны, Верховный правитель России Александр Васильевич Колчак" — вычеркнули все "лишнее".

В результате из текста таблички прохожие смогут узнать, что "в этом доме с 1906 по 1912 год жил выдающийся русский офицер, ученый и исследователь".

Для нас Александр Колчак — образец настоящего русского человека, офицера и гражданина. Полярный исследователь, талантливый офицер, человек, чье имя стало синонимом возрождения военного флота в 1906–1913 годах. Конечно, установка мемориальной доски такому человеку — это дань исторической справедливости
Олег Шевцов
Координатор историко-культурного центра "Белое дело"

"Для нас Александр Васильевич Колчак — образец настоящего русского человека, офицера и гражданина. Полярный исследователь, вклад которого в науку современники оценили по достоинству. Талантливый офицер, принимавший участие в обороне Порт-Артура во время Русско-японской войны 1904–1905 годов. Человек, чье имя стало синонимом возрождения военного флота в 1906–1913 годах. Лучший специалист своего времени по минному делу, — сказал Шевцов. — Конечно, установка мемориальной доски такому человеку — это дань исторической справедливости".

Противоположной точки зрения придерживаются коммунисты, которые предлагают обратить внимание на другие этапы биографии Колчака.

"Мне кажется, в сегодняшних условиях, говоря о патриотизме, невозможно эту фигуру рассматривать как фигуру, достойную увековечивания", — сказала ТАСС глава фракции КПРФ в Законодательном собрании Петербурга, первый секретарь горкома партии Ольга Ходунова.

"По действующему законодательству РФ гражданин Колчак по сей день является преступником — в 1999 году военный суд Забайкальского военного округа признал Колчака не подлежащим реабилитации, так как он не только не остановил террор, который проводила его контрразведка в отношении гражданского населения, но и ужесточал его. Судебное решение никто не отменял, в 2001 году Военная коллегия Верховного суда приняла решение не опротестовывать решение военного суда округа. Военная коллегия постановила, что заслуги адмирала в дореволюционный период, которые никто не отрицает, не могут служить основанием для его реабилитации", — отметила представитель КПРФ.

По действующему законодательству РФ гражданин Колчак по сей день является преступником — в 1999 году военный суд Забайкальского военного округа признал Колчака не подлежащим реабилитации, так как он не только не остановил террор, который проводила его контрразведка в отношении гражданского населения, но и ужесточал его. Судебное решение никто не отменял
Ольга Ходунова
Глава фракции КПРФ в Законодательном собрании Санкт-Петербурга

С исторической точки зрения личность Колчака представляет огромный интерес, но даже ученые не могут однозначно оценить его деятельность. "Колчак — это одна из самых знаменитых фигур военно-морской истории России начала ХХ века. Если мы вспомним события, которые связаны с Колчаком, то мы увидим, что этот человек проходит очень крупные вехи", — отметил в беседе с корреспондентом ТАСС доктор исторических наук, доцент Института истории СПбГУ Александр Пученков.

"Водружать ему доску за его деятельность как "верховного правителя России" немыслимо. Но если мы говорим, что мы устанавливаем доску Колчаку как выдающемуся военно-морскому деятелю, военному профессионалу, полярному исследователю, это обоснованно. В этом плане Колчак выступает как выдающийся уроженец города, выдающийся морской офицер, весь петербургский период деятельности которого заслуживает глубокого восхищения. Колчак заслуживает таковой доски как флотский деятель, но не как человек, которого судьба кинула в политику", — считает историк.

В поисках Земли Санникова

Александр Колчак родился в 1874 году в семье морского артиллериста, служившего приемщиком от Морского министерства на Обуховском сталелитейном заводе. Одним из лучших выпускников Колчак окончил Морской корпус в Петербурге в 1894 году и был произведен в мичманы (в 2002 году в здании Морского корпуса Петра Великого был открыт памятник известному выпускнику). В 1894–1900 годах служил в Балтийском флоте и на Тихом океане, занимался океанографией. Следующие три года он посвятил исследованиям Арктики в составе полярных экспедиций.

В первые годы ХХ века Колчак принимал участие в поисках загадочной Земли Санникова в Северном Ледовитом океане. До широкой общественности миф о существовании этой территории дошел позднее благодаря научно-фантастическому роману Владимира Обручева "Земля Санникова" (1924) и одноименному отечественному фильму, снятому в 1973 году, а в XIX — начале XX века полярные исследователи всерьез были озабочены поисками места, где Арктика якобы становится подобием тропиков за Полярным кругом из-за выходящих наружу термальных вод.

В 1900–1902 годах Русская полярная экспедиция под руководством геолога барона Эдуарда Васильевича Толля отправилась на шхуне "Заря" на поиски "Арктиды" (Земли Санникова). В составе группы в качестве гидрографа, картографа, гидролога и магнитолога был Александр Колчак. Начальник экспедиции хвалил Колчака, который успешно совмещал обязанности морского офицера с деятельностью ученого.

Во время санной экспедиции Толля и Колчака в Карском море был открыт остров у юго-восточного берега Таймырского залива. В 1908 году он был нанесен на карту под названием "остров Колчака" (в конце 1930-х годов его переименовали, но в июле 2005-го постановлением правительства РФ историческое название острова Колчака было восстановлено).

Во время полярной экспедиции сам Колчак едва не погиб, провалившись под лед. Один из членов команды — Никифор Бегичев — бросился на помощь и спас его из ледяной воды. "Многих тысяч пролетарских жизней в будущем стоил этот отважный поступок", — написала в 1936 году газета "Советская Арктика"

Следующая полярная экспедиция была особенно опасной. Колчак на шлюпках и санях отправился по льду на поиски Толля, ушедшего в пешую экспедицию и не подававшего никаких известий о своем местонахождении. Колчак с небольшой группой проследовал по всему пути, обнаружил на одном из пунктов записку Толля о его дальнейших планах, но самого ученого так и не нашел. Вывести людей обратно оказалось чрезвычайно сложно, но Колчак смог это сделать, за что получил высшую награду Русского географического общества — Константиновскую медаль.

Во время этой экспедиции сам Колчак едва не погиб, провалившись под лед. Один из членов команды — Никифор Бегичев — бросился ему на помощь и спас его из ледяной воды. В 1936 году журналист "Советской Арктики" брал у Бегичева интервью. Узнав об этом эпизоде, он написал в своем материале: "Многих тысяч пролетарских жизней в будущем стоил этот отважный поступок".

Мины и кредиты для флота

Русско-японская война 1904–1905 годов стала для Колчака возможностью впервые проявить командирские качества и применить навыки минера, артиллериста, стратега. Он участвовал в обороне Порт-Артура; на расставленных Колчаком минах подорвались два японских броненосца. Отличившийся в сражениях офицер был отмечен Золотым оружием (1905) и другими наградами.

В значительной степени именно ораторское искусство Колчака, его убедительность как докладчика благоприятствовали тому, что выделялись чрезвычайно ощутимые кредиты на программу обновления и строительства флота, который в значительной степени был уничтожен после Цусимского сражения
Александр Пученков
историк

По окончании Русско-японской войны Колчак активно включился в деятельность по возрождению флота, понесшего огромные потери. Он участвовал в создании Петербургского военно-морского кружка, а впоследствии стал его председателем. По инициативе участников кружка в 1906 году был создан Морской генеральный штаб.

"С самого поступления на военно-морскую службу Колчак был фанатично предан профессии. Это человек, который себя вне флота не мыслил. Для него военная служба представляла и профессию, и хобби. Это составляло его помыслы. Естественно, Колчак крайне болезненно воспринял неудачи, связанные с Русско-японской войной. Он неоднократно выступал с докладами в Государственной думе перед военно-морской комиссией. Его уже хорошо знали как образцового офицера, его имя было известно и императору. В значительной степени именно ораторское искусство Колчака, его убедительность как докладчика благоприятствовали тому, что выделялись чрезвычайно ощутимые кредиты на программу обновления и строительства флота, который в значительной степени был уничтожен после Цусимского сражения", — рассказал историк Александр Пученков. 

Первая мировая война, которую Колчак начал в звании капитана первого ранга, вновь потребовала от него мобилизации всех его знаний. К этому времени он стал одним из самых квалифицированных специалистов по минному делу в России, мастером ведения минной войны.

Осенью 1915 года Колчак был назначен командиром минной дивизии Балтийского флота, а в 1916–1917-м командовал Черноморским флотом. По свидетельствам современников, Колчак был очень авторитетным флотским командиром, его уважали и слушались матросы, даже когда в стране начались революционные волнения. "Благодаря его харизме на Черноморском флоте дисциплина держалась дольше, чем на Балтике", — отмечает Пученков.

Бремя власти

Поток событий, начавшихся с февраля 1917 года, заставил многих военных заниматься совершенно не свойственной им деятельностью.

"В 1917 году Россия дважды пережила распад государственности с дистанцией всего несколько месяцев. Военные считали, что на армию возлагается задача восстановления российской государственности. Фактически армия вынуждена была принять для себя роль политической организации", — поясняет Александр Пученков.

Вожди антибольшевистских армий сочли возможным возложить на себя колоссальные полномочия в сфере не только военного управления, но и политического.

"И Колчак, и Деникин тяготились возложенной на них властью, хоть и считали свою власть более легитимной (Чем большевики. Прим. ТАСС). Они воспринимали ее как тяжкий крест, который возложен на них волей неправильных обстоятельств. Белая армия ставила своей задачей разбить большевиков, довести Россию до мирного порядка и уже в условиях мира обеспечить выборы в новое Учредительное собрание, которое должно было бы решить, какая будет форма правления в Российском государстве, какой будет статус окраин, в том числе Польши, Финляндии, как будет решаться вопрос с произошедшим после Октябрьской революции захватом крестьянами помещичьих земель. До этого момента Корнилов, Деникин, Колчак считали, что они обретают диктаторскую политическую и военную власть на территории, которую они контролируют", — уверен историк.

Историки не отрицают участия Колчака в белом терроре и не пытаются его оправдать. Но, рассматривая политику Колчака на подконтрольной ему территории, исследователи отмечают, что он четко разделял карательную практику и обычную практику судопроизводства, которая базировалась на старых дореволюционных законах

Историки не отрицают участия Колчака в белом терроре и не пытаются его оправдать. "Будучи верховным правителем России, он был таким же преступником, как все первые лица тогдашних российских противостоящих политических лагерей. Безусловно, его деятельность в рамках классических форм закона была столь же преступной, как деятельность Ленина, Троцкого, ибо любой террор является преступлением", — отмечает Пученков.

Но, рассматривая политику Колчака на подконтрольной ему территории, исследователи отмечают, что он четко разделял карательную практику и обычную практику судопроизводства, которая базировалась на старых дореволюционных законах.

"Колчак стремился показать, что на контролируемой им территории преобладает нормальная жизнь, уголовное судопроизводство, которое не имеет ничего общего с практикой карательных экспедиций. Он хотел показать, что борьба с врагами государства является вынужденной мерой. Он не был от природы патологически жесток. Он всем этим тяготился, как тяготился и властью", — считает ученый.

7 февраля 2006 года, в годовщину гибели адмирала, в Екатеринбурге на доме, где останавливался Колчак, была установлена памятная доска. В этом одноэтажном деревянном особняке по улице Февральской Революции, 9 сейчас располагается офис Свердловского областного отделения Русского географического общества.

Плакат времен Гражданской войны Александр Неменов/ТАСС
Описание
Плакат времен Гражданской войны
© Александр Неменов/ТАСС

"Мы отдавали дань уважения величайшему патриоту страны, ученому, награжденному Константиновской медалью РГО. Мы преклоняемся перед великим ученым, флотоводцем и выдающимся гражданином России", — сказал ТАСС председатель Свердловского областного отделения Русского географического общества (РГО) Михаил Горюнов. Свердловское отделение РГО реализует проект "Сохранение наследия адмирала Колчака", в рамках которого собирает документы, фотографии и другие материалы, которые относятся к его биографии и деятельности в различные периоды.

В целом, как полагают историки, Колчак не был образцовым исполнителем возложенных на него обязанностей верховного правителя России — он оказался психологически не готов к своему чрезвычайно высокому статусу.

Парадокс белого движения в Гражданской войне, по мнению исследователей, состоит в том, что верховным правителем России в Сибири, вдалеке от морей, оказался адмирал, прославившийся на Черноморском флоте и на Балтике. "Колчака судьба забросила именно туда, где он хуже всего мог бы проявить свои качества военного деятеля. К тому же он находился бесконечно далеко от тех мест, где происходили главные события, и у него практически не было связи с другими территориями — даже с теми, которые формально перешли в его подчинение. В значительной степени это превращает эпизод формального владычества Колчака над Россией в какой-то трагифарс. Последовавшая череда событий превратила этот фарс в подлинную трагедию", — считает Александр Пученков.

В 1919 году Колчак по статусу был самым главным белогвардейцем — "белым президентом" — и самой яркой альтернативой Ленину. Он контролировал территорию, значительно превышающую по площади всю Западную Европу. Но в целом, как считают историки, никакой координации между Сибирью и другими театрами Гражданской войны не существовало.

Александр Колчак был расстрелян большевиками в ночь на 7 февраля 1920 года. По наиболее распространенной версии, это произошло на берегу реки Ушаковки. Там же тело адмирала спустили в прорубь. Основанием для расстрела послужила секретная телеграмма Владимира Ленина.