Все новости

Светит, но не греет: "Корона" продолжает править сердцами зрителей

Тамара Ходова — о самом ожидаемом сезоне шоу

Сериал "Корона" Питера Моргана приподнимает завесу тайны, которая окружает одно из самых закрытых и притягательных семейств в мире — Виндзоров. Четвертый сезон по праву можно считать кульминацией сериала, ведь на его долю приходится, наверное, самый яркий и известный период в современной истории Великобритании. Он обозначен личностями двух уникальных и совсем непохожих друг на друга женщин — Маргарет Тэтчер и принцессы Дианы.

Кадр из сериала “Корона” Netflix
Описание
Кадр из сериала “Корона”
© Netflix

До премьеры оригинального проекта Netflix пять лет назад мало кто знал о чаяниях и переживаниях королевской семьи, особенно в начале периода правления Елизаветы II, истории не столь давней, но уже подзабытой. Зато о самой красивой и несчастной принцессе современности и Железной леди, чьи решения вызывают споры до сих пор, знают все. Но не стоит обманываться — все-таки главным фокусом Моргана остается собственно корона, и она начинает сверкать по-новому в свете экстраординарных событий. Тэтчер и Диана заставляют королевских особ опомниться от летаргического сна, под влиянием которого они постепенно начинают превращаться в камень. В четвертом сезоне герои перестают идти на поводу у толстого сборника правил, традиций и предписаний и наконец-то смотрят на себя со стороны. Ведь, как замечает фрейлина королевы Маргарет ближе к концу сезона: "Исцеление не начнется, пока все величие не исчезнет".

Конфликт королевской семьи чужд простым смертным и при этом довольно прост: они были рождены избранными, и вся их последующая жизнь подчинена некоей абстрактной высшей цели, долгу перед семьей, которая их и породила, и уничтожит. Эта личная драма, определяющаяся исключительно голубой кровью, кажется не только архаичной (особенно если учитывать, что на дворе 2020 год), но и конечной. Ее самым ярким проявлением, наверное, была неожиданная для всех коронация Елизаветы II. Сложно это переплюнуть, и хоть Морган и продолжает разыгрывать этот мотив на разный манер, нарратив явно требует свежей крови
Кадр из сериала “Корона” Netflix
Описание
Кадр из сериала “Корона”
© Netflix

Сезон начинается с выхода на сцену Маргарет Тэтчер. Королева (Оливия Коулман), кажется, единственная во дворце, кто рад этому назначению, — все-таки две сильные женщины во главе страны могут пойти последней на пользу. Остальные же (мужчины, конечно) предпочитают отпускать колкие комментарии о менопаузе. Однако их отношения будут не такими дружественными, как предполагала Елизавета. Железная леди сходит со своего пьедестала и оказывается маленькой сутулой женщиной с внушительным начесом, совершенно сбитой с толку сложными правилами придворного этикета. Ее очеловечивание — заслуга талантливой, чуткой игры Джиллиан Андерсон, которая с возрастом становится только интереснее и многограннее. Она делает диалоги глубже, добавляет красок своей героине там, где сценарий не дотягивает до нужного уровня, и буквально впечатывает каждую фразу в своих оппонентов тяжелым размеренным хриплым голосом.

Прибытие Тэтчер с супругом в замок Балморал во втором эпизоде становится наглядной демонстрацией снобизма и элитарности королевской семьи. Последняя настолько высокомерна и зациклена на самой себе, что невольно начинаешь сочувствовать одной из самых страшных леди в истории Великобритании. Точку в ее отношениях с Елизаветой ставит диалог во время утренней охоты. Королева с удовольствием вспоминает, как охотилась вместе со своим отцом, Тэтчер же замечает, что тоже проводила со своим папой много времени. "Что вы делали?" — спрашивает Елизавета с неизменной вежливой улыбкой на устах. "Мы работали", — фраппирует ее Тэтчер. Трудотерапию хочется прописать всей королевской семье.

Кадр из сериала “Корона” Netflix
Описание
Кадр из сериала “Корона”
© Netflix

Заслужить доверие монархов не так уж просто и, зная об их нездоровых привычках, опасно для жизни. Тем более роковым кажется появление будущей принцессы Дианы Спенсер, худенькой, совсем еще юной девушки с широко раскрытыми голубыми глазами. Она, как робкий цветок, прорывающийся через мерзлую почву, своей свежестью рассеивает затхлую атмосферу дворца, однако силы здесь явно неравны. На контрасте с Тэтчер Диана легко проходит так называемый балморский тест и становится своей. Правда, это никак не обеспечивает ей ни сочувствия, ни какого-либо участия со стороны ее новых родственников. Наблюдать за ней еще более невыносимо, когда вспоминаешь о том, что ждет ее в будущем. История Дианы — пример того, как корона может подмять под себя, сломать и в конечном счете уничтожить личность (особенно пришедшую со стороны), а также того, насколько ее сияние ослепляет и заставляет нас верить в самые несбыточные сказки.

Когда молодую невесту принца Чарльза запирают во дворце в ожидании свадьбы, ей начинают приходить целые пачки писем от новоиспеченных, без ума влюбленных поклонников. Ведь она идеальная Золушка — работала уборщицей в доме своей сестры, влюбилась в принца и стала его невестой. Чем не сказка? В первые же дни пребывания во дворце Диана понимает, что ее история скорее похожа на кошмар наяву: прекрасный принц влюблен в другую, в красивом дворце очень одиноко, а королеве на нее наплевать. 

Кадр из сериала “Корона”  Netflix
Описание
Кадр из сериала “Корона”
© Netflix
Перед сериалом стоит нелегкая задача — отделить Диану от мифологизированного образа, который сложился еще при ее жизни. Это образ небожительницы, которая при этом стала практически родной для каждого. Из всей королевской семьи такое удалось только ей, и это ее и погубило. Роль Спенсер — настоящий вызов для молодой актрисы Эммы Коррин, и она с ним справилась: Диана как будто оживает на экране

Новый сезон "Короны" начинается довольно мрачно: краски дворца настолько темные, а небо — пасмурно, что так и хочется увеличить яркость, но она и так стоит на максимуме. Сериал веселеет только в некоторые краткие моменты счастья, и ближе к концу мрачность снова окутывает Букингемский дворец. Морган обожает дворцовый процедурал с бесконечными переодеваниями, поклонами и церемониями и параллельный монтаж, который еще больше нагнетает события. Тон сериала бескомпромиссно драматичный и настолько серьезный, что его может немного облегчить только безукоризненная игра актеров. Созданные ими образы органичны, и отделить их от реальных людей не представляется возможным — каждый раз невольно думаешь, что все так и было на самом деле. Даже Джош О’Коннор в роли принца Чарлза вызывает сочувствие и участие, правда, чем дальше, тем меньше.

Кадр из сериала “Корона” Netflix
Описание
Кадр из сериала “Корона”
© Netflix

Нарочитый мелодраматизм сериала иногда раздражает. Исторические события, описываемые "Короной", хоть и важны по сути, служат лишь удачным обрамлением делам сердечным королевской семьи. Все это мы видели в предыдущих сезонах, и это замечают сами герои: Виндзоры много раз запрещали одни браки и форсировали другие. Поэтому в трагедии новоиспеченных супругов Чарльза и Дианы нет ничего нового, но она настолько вопиюща и жестока, что жжет глаза. И чем более она ужасна, тем увлекательнее за ней наблюдать.

Однако даже столь всепоглощающее зрелище не было бы полным, а может, быстро выдохлось без писательского таланта Моргана. Несмотря на то что он практически собственноручно пишет сценарий к шоу уже на протяжении четырех сезонов, он не теряет хватку. У него припасено несколько трюков в рукаве, хотя не помешало бы, чтобы этих трюков было больше. В одной из самых остроумных серий сезона Морган решает уйти с главного пути и немного отвлечься. Оброненная Тэтчер фраза о том, что она предпочитает своего сына дочери, порождает в Елизавете сомнения в собственном материнстве. Королева пытается выяснить, кто же ее любимчик, и попутно понимает, насколько потеряны и сломаны (каждый по-своему) ее дети. Может, обычное материнство — не ее удел, ведь она мать целой нации.

Кадр из сериала “Корона” Netflix
Описание
Кадр из сериала “Корона”
© Netflix

Еще одна серия, где обычный британский мужик Майкл Фаган пробирается в Букингемский дворец, чтобы пожаловаться королеве на жизнь и открыть ей глаза, показывает Елизавете, насколько она далека от народа. Здесь Морган заходит на территорию главного социалиста британского кино Кена Лоуча: мрачные многоэтажки, бесконечные очереди, пабы и построк на заднем плане. Мы наконец-то выходим из стен королевских резиденций и дышим полной грудью. Бесхитростное замечание Фагана в разговоре с Елизаветой становится самым точным описанием монархии: "Тут шикарнее, чем я думал, и все так запущено. Коридоры, парадные залы — все в ужасном состоянии. Облезлая краска, ободранные обои, пятна". Народный взгляд со стороны отрезвляет, правда, Морган дает ему совсем мало времени, чтобы высказаться, а жаль. Притяжение короны слишком сильно.

При этом стоит отдать ему должное, он не стесняется показывать уродство своих подопечных. Сами Виндзоры не способны его заметить, ведь они так живут уже не одно столетие. Впрочем, в эстетике увядания есть своя декадентская прелесть. Да и создается такое впечатление, что несмотря на свою деградацию, особы голубых кровей переживут всех нас, а у Моргана всегда найдется, о чем снять следующий сезон.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru