Все новости

Идеальная провокация: убийство физика-ядерщика, на которое Ирану нельзя не ответить

Никита Смагин — о том, почему Тегеран оказался сейчас в ситуации цугцванга

На фоне пандемии уже немного подзабылось, что нынешний год беспрецедентных испытаний для планеты начался с политического убийства в Иране. 3 января ВС США уничтожили иранского генерала Касема Сулеймани, после чего последовал целый ряд громких событий, включая ракетный удар иранцами по базам США в Ираке и сбитый по ошибке украинский самолет. Коронавирус тогда уже существовал, но еще не воспринимался многим всерьез. А вот перспектива полноценной войны на Ближнем Востоке не могла не пугать наблюдателей по всему миру.

Тем символичнее, что уже в новых условиях мы снова возвращаемся к Ирану под конец злосчастного 2020 года. Теперь на территории страны произошло еще одно громкое политическое убийство — в результате дерзкого и хорошо спланированного покушения погиб физика-ядерщик Мохсен Фахризаде, который руководил центром исследований при Министерстве обороны.

Кто же убил?

В том, что Иран обвинит в покушении Израиль, с самого начала особых сомнений не было. Однако примерно о том же почти сразу заявила и американская газета New York Times со ссылкой на источники в разведке США.

В целом израильский след выглядит вполне логичным. Прежде всего, подобные операции спецслужбами этой страны в Иране уже устраивались. Так, турецкое агентство Anadolu отмечает, что с 2010 года это уже пятое убийство иранских ученых-ядерщиков, за каждым из которых стоит Израиль. В СМИ и до этого звучали предположения, что израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху может в последние два месяца правления президента США Дональда Трампа пойти на открытые провокации в отношении Ирана.

В то же время утверждать это наверняка — рано. История знает много случаев, когда первые самые очевидные версии покушений в итоге оказывались далекими от истины. Тем более что пока Иран не предоставил каких-то явных доказательств для подтверждения израильского следа и источники New York Times остаются самой весомой уликой. Этого, согласитесь, не достаточно.

Вызывает определенные сомнения и предоставленная иранскими СМИ версия покушения. Напомним, что, согласно сообщению агентства Фарс, огонь по физику-ядерщику велся из автоматического стрелкового оружия на дистанционном управлении из автомобиля "Ниссан". Самих организаторов покушения на месте не было. Фахризаде, отмечает агентство, ехал в сопровождении трех машин охраны на бронированном автомобиле, но вышел на шум, приняв звуки стрельбы за проблемы двигателя.

Дистанционный пулемет в эпоху беспилотников удивляет не сильно. Тем более что покушение с использованием электронного оборудования без присутствия убийц на месте преступления подтвердили и в Совбезе Ирана. Гораздо более странным выглядит момент про выход Фахризаде из бронированного автомобиля на звуки стрельбы. Все-таки этот человек давно назывался Израилем в качестве потенциальной цели и не мог не подозревать о возможности покушения. Кроме того, изрешеченный пулями автомобиль физика-ядерщика, фотографии которого опубликованы в Сети, совсем не похож на бронированную машину. Как отмечают военные эксперты, характер пробоин в стекле и корпусе не подтверждают наличие брони.

В любом случае подробности инцидента, каким бы захватывающими они ни были, в этой истории вещь второстепенная. Главное — сам факт убийства и возможные последствия. Кто бы это ни сделал, налицо откровенная провокация в адрес Ирана с целью дестабилизации ситуации в регионе.

Ответный удар

С точки зрения формальной логики самое выгодное для Тегерана — это оставить провокацию без ответа. Практически все значимые мировые силы, включая Россию, Китай, страны ЕС и даже ряд государств Персидского залива осудили убийство ученого. С имиджевой точки зрения Иран даже выиграл: это не он стремится развязать войну, а сторонние силы хотят втянуть государство и регион в военную конфронтацию.

Возобновление участия США в ядерной сделке называется вероятным шагом Джозефа Байдена, если он станет хозяином Белого дома, и одновременно одним из самых нежелательных последствий для Трампа, который призывает продолжать максимальное давление на Тегеран. Если со стороны иранцев не последует ответ на провокацию, то новому президенту США будет гораздо легче обосновать возвращение к соглашению. Иран можно представить американской и мировой общественности как сдержанное государство, против которого выступают провокаторы, включая ненавистного демократам Трампа.

Однако этот сценарий не кажется сегодня самым вероятным. Прежде всего, существует определенная логика политического поведения Ирана, и если он уверен в причастности Израиля к убийству, то ответ должен последовать. Более того, отсутствие показательного возмездия в данном случае способно породить новые провокации, включая политические убийства. Если Тегеран позволяет безнаказанно уничтожать своих высокопоставленных чиновников, то можно воспользоваться этим и продолжить выбивать ключевые фигуры из игры. Это может продолжаться еще как минимум полтора месяца, пока Трамп остается в офисе. При этом среди возможных целей могут быть не только люди, но и ядерные объекты.

Наконец, в самом Иране существует сильное политическое давление на тех, кто принимает решение. После выхода Трампа из ядерной сделки заметно укрепились консерваторы, и их позиция в том, что в отношении США и региональных противников слабость недопустима.

Кто бы ни стоял за убийством Фахризаде, расчет оказался во многом верным. Иран близок к положению цугцванга, когда любое действие оказывается в той или иной степени невыгодным или даже опасным.

Фактически единственный способ для Тегерана пройти между Сциллой и Харибдой — это символическая акция возмездия. Иными словами, нужно показательное и громкое действие против противников, которое при этом не нанесет им реального урона. Однако такой подход потребует немалой фантазии, и даже при наличии таковой исход совсем не очевиден. Если допустить, что провокация стала реальным продуктом координации уходящей администрации Трампа с Нетаньяху, то США с Израилем нужен только повод, чтобы нанести удар по Ирану. В таких условиях для маленькой войны может быть достаточно даже символической акции.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru