Все новости

Иллюзия исторической правоты: чем опасна победа Джозефа Байдена в США

Андрей Шитов — о том, надо ли нам бояться американских либералов-демократизаторов

Представляя на днях в эфире мой комментарий о команде Джозефа Байдена, считающегося избранным президентом США, телеканал "Звезда" поставил вопрос о том, насколько опасно возвращение во власть завзятых американских либералов-демократизаторов. "Неужели они и впрямь могут начать развязывать новые войны?" — спросили меня коллеги из телевизионного пресс-клуба.

Джозеф Байден   AP Photo/Andrew Harnik
Описание
Джозеф Байден
© AP Photo/Andrew Harnik

Задумавшись, я понял, что не могу уверенно ответить: "Нет". Опасность такую действительно нельзя исключать, хотя мне и не хочется в нее верить, поскольку многих людей из "новой-старой" команды в Вашингтоне я знаю лично. Попытаюсь объяснить, почему я так думаю.

Поражение лучше победы?

Корень учения горек, но плоды его сладки, утверждал еще Аристотель. Бог гордым противится, а смиренным дает благодать, учит Священное Писание. В качестве урока поражение может быть полезней победы, твержу я про себя со времени распада СССР.

Мы в России исторические уроки учили и учим в последнее время в основном по опыту этой величайшей геополитической катастрофы ХХ века. Вынужденно делаем нелегкую работу над ошибками: размышляем, где сбились с верного пути и как исправлять положение.

А вот американцев те же события, наоборот, укрепили в сознании собственной исторической правоты. "Головокружение от успехов" было у них настолько сильным, что породило даже нелепую теорию о конце истории, венцом которой якобы и служит современная либерально-рыночная модель развития. Уверовав в этот мираж, власти в Вашингтоне наломали и у себя дома, и на международной арене немало дров.

Жизнь, однако, быстро развеяла иллюзии об "однополярном мире". Американцы с горечью и недоумением убеждались, что в результате непрерывной череды кризисов мощь и влияние их страны в мире снижаются, а не растут, что народу ее живется не лучше, а все хуже. Что пресловутая "американская мечта" тускнеет.

Волей-неволей им пришлось обуздывать гордыню и с опозданием по фазе приспосабливаться к новым реалиям. Недовольство в США усиливалось, и отражением его стала четыре года назад сенсационная победа на президентских выборах республиканца Дональда Трампа.

Дональд Трамп с женой Меланьей и дочерью Тиффани на церемонии инаугурации на пост президента США, 2017 год REUTERS/Mike Segar
Описание
Дональд Трамп с женой Меланьей и дочерью Тиффани на церемонии инаугурации на пост президента США, 2017 год
© REUTERS/Mike Segar

Конечно, его сотканная из противоречий фигура полностью выламывается из привычного политического контекста в США. Не профессиональный политик, не юрист, не военачальник. Олигарх-мультимиллиардер, выступающий под флагом защиты интересов простого народа. Националист, популист и волюнтарист, абсолютно чуждый традиционному вашингтонскому истеблишменту, кстати, не только демократическому, но и республиканскому.

Неудивительно, что этот истеблишмент его отверг. Политически вынужден был смириться с его победой, но идеологически никогда ее не признавал и не признает. Объясняет ее "зловредным вмешательством" внешних сил (злодейскую роль привычно отвели России, хотя сгодились бы, кажется, и инопланетяне), но только не реальными настроениями доброй половины населения США. Еще Барак Обама говорил, что не узнает в описаниях Трампа "свою Америку".

"Последний шанс"? 

Байден же, вне всякого сомнения, — дряхлеющее олицетворение того самого истеблишмента. Высокий худой старик, он даже внешне слегка напоминает плакатного "дядю Сэма", на что давно обратили внимание карикатуристы. И его ожидаемое воцарение воспринимается не столько как его личная победа (он к ней и руки-то особо не прикладывал), сколько как "реванш" традиционной правящей верхушки.

Опасно это, на мой взгляд, прежде всего возрождением все той же иллюзии правоты. У глобалистов может сложиться впечатление, что извлекать уроки из случившегося необязательно. Что Трамп и трампизм были "страшным сном", фантомом, случайным сбоем предустановленной вашингтонской политической программы. Кстати, Байден еще в одном из предвыборных выступлений предсказывал, что в ретроспективе правление действующего президента-республиканца будет рассматриваться как историческая аберрация (aberrant moment in time).

Интересно, что даже многие из либералов понимают опасность подобного заблуждения. Когда Байден в недавнем обращении к стране по случаю Дня благодарения пообещал, что "жизнь нормализуется", кое-кто из его предполагаемых единомышленников поспешил ему возразить.

Да, Америка с облегчением перевела дух, написал бывший министр труда в администрации Билла Клинтона Роберт Райх, подвизающийся сейчас в роли колумниста в британской Guardian. Да, американцам нравится, что Байден — "скучный, ободряющий, нормальный". Но эти же качества могут обернуться и его "большой слабостью".

"Норма" — это то, что довело страну до Трампа и коронавируса, пояснил специалист. Это "четыре десятилетия застоя в зарплатах и растущего неравенства", это "изодранные в клочья [социальные] страховочные сети и самая дорогостоящая, но наименее адекватная система здравоохранения в современном мире". Это "растущая коррупция в политической жизни и экономическая система, настроенная богатыми в пользу богатых". Это "усиливающаяся полицейская жестокость" и "изменение климата, граничащее с катастрофой". И т.д. и т.п.

На этом фоне "Трамп и ковид — не аберрации, а неизбежность", — подчеркивал Райх. "Если эти тенденции не изменятся, за Байденом может последовать бесконечная череда новых Трампов", а заодно и "медицинских и экологических кризисов", ведущих "к Армагеддону", — предупредил он.

Схожие отповеди звучат и по внешней политике. Влиятельный либеральный журнал Atlantic напечатал статью о том, что "ни к какой норме мир не вернется". "Другие страны учатся обходиться в своей жизни без Америки, — констатировал он. — И Байден не в состоянии восстановить дотрамповский статус-кво".

Собственно, для этих и других комментаторов вопрос даже не в том, можно ли восстановить прежнюю "норму" в поведении Вашингтона, а в том, нужно ли это делать. "Трагедия для прогрессистов в том, что сторонники Трампа не так уж неправы", — написал в Guardian бывший министр финансов Греции Янис Варуфакис. И в подтверждение, помимо экономических резонов, сослался на то, что Трамп "не только сдержал обещание не начинать новых войн, но еще и вывел американские войска из целого ряда мест, где их присутствие причиняло немало вреда — без ощутимой отдачи для поддержания мира и, собственно, американского влияния”.

Кстати, экс-глава МИД Великобритании лейборист Дэвид Милибэнд на днях предупредил со страниц Newsweek, что у Америки остался "последний шанс на глобальное лидерство". Такую оценку, по его словам, разделяет и бывший премьер-министр Австралии Кевин Радд.

Причины объективные…

Станут ли демократы, вернувшись к рычагам власти в США, более агрессивно вести себя, чтобы попытаться воспользоваться этим шансом, мы пока, конечно, не знаем. Но Байден, например, уже пригласил на свою инаугурацию Светлану Тихановскую, и американских "ястребов" это ободрило. Как писал один из них в газете Hill, "данный сигнал свидетельствует о его намерении проводить более жесткую правозащитную политику, бросать вызов притязаниям России в Европе и реанимировать институциональные связи в трансатлантическом альянсе".

Так что многие наблюдатели в Москве ждут от демократов неприятностей. Сам я тоже не исключаю воинственности с их стороны — в основном по двум причинам.

Во-первых, Америка охвачена сейчас сразу несколькими кризисами (медицинским, социально-экономическим, межрасовым), а сил и средств для их преодоления у нее все меньше. Как сказал мне на днях знакомый опытный специалист из МВФ, попытка экономического "роста на стероидах" в США и Западной Европе провалилась еще до пандемии COVID-19, а теперь подобный сценарий им и подавно не светит.

Сторонники движения Black lives matter на митинге, 2020 год AP Photo/Alex Brandon
Описание
Сторонники движения Black lives matter на митинге, 2020 год
© AP Photo/Alex Brandon

При этом рост военных расходов в США в последние годы вновь резко ускорился. Это неизбежно ведет к милитаризации и внешней политики: согласно американской поговорке, если у тебя из инструментов один молоток, то тебе все проблемы кажутся гвоздями. Мне это популярно объяснял в свое время вашингтонский политолог Блэр Рубл.

…и субъективные

Во-вторых, помимо объективных поводов для тревоги, имеются и субъективные. Я совершенно согласен с президентом России Владимиром Путиным, когда он утверждает, что даже в большой политике нельзя опираться на голый рационализм. Что никакой искусственный разум не может и не должен подменять собой сердце и душу человека, совесть и чувство сострадания.

Эксцентричный волюнтаризм Трампа со стороны выглядит чудаковато, но в нем проявляется и его человечность. Я, например, помню, как прошлым летом хозяин Белого дома в последний момент отменил уже подготовленный удар по Ирану после того, как ему доложили, что в результате погибнут до 150 душ. Счел, что это несообразно высокая цена за политический жест, который должен был стать ответом на уничтожение американского беспилотника.

А вот его предшественник Барак Обама даже речь при получении Нобелевской премии мира умудрился превратить в апологию политики с позиции силы, пусть и на фоне разглагольствования об идеалах. Рассуждая о необходимости давать отпор злу, он в ней договорился до того, что "США должны служить образцом того, как надо вести войну".

Президент США Барак Обама во время речи при получении Нобелевской премии мира, 2009 год AP Photo/Susan Walsh
Описание
Президент США Барак Обама во время речи при получении Нобелевской премии мира, 2009 год
© AP Photo/Susan Walsh

Все помнят и чудовищную шутку Хиллари Клинтон по поводу расправы над ливийским лидером Муаммаром Каддафи: "Мы пришли, увидели, он умер". Вот уж где, по-моему, человечностью и не пахнет.

И это ведь не случайно, это принцип. Та же Хиллари публично похвалялась, что ее хоть в три часа ночи разбуди — и она будет готова к принятию важнейших государственных решений, в том числе о применении военной силы. Рекламный ролик на эту тему считается одним из самых известных в ее политической карьере, служит критерием и для других.

Между тем, что он реально означает? По-моему, только одно: готовность действовать автоматически, по шаблону. Следовать той программе, которая настолько прочно въелась в мозги американских политиков, что кажется предустановленной. И одна из настроек которой просто заменена с антисоветской на антироссийскую.  

Все по шаблону

Боюсь, что все это относится и к самому Байдену (хотя бы в силу возраста), и к людям из его ближайшего окружения. Вновь убедился в этом, перечитав интервью Тони Блинкена и Джейка Салливана, записанные летом 2017 года для проекта телекомпании PBS "Досье на Путина" (The Putin Files). В свое время те были опубликованы, как раз когда я угодил под каток американских визовых санкций, и мне было недосуг подробно их разбирать. А теперь появился повод к ним вернуться: Блинкен выдвинут на пост госсекретаря США, Салливан должен стать помощником Байдена по национальной безопасности.

Ничего нового для себя я в этих текстах не почерпнул. Все по шаблону: российское "вмешательство", американский "отпор". Острые углы наподобие неконституционности киевского "евромайдана" и госпереворота 2014 года аккуратно сглажены самими журналистами.

И все же чтение поучительное: с позиций сегодняшнего дня некоторые пропагандистские тезисы американцев выглядят саморазоблачительными. Салливан, например, уверял, будто на его бывшую начальницу и главную покровительницу Хиллари Клинтон в Москве возводили напраслину, когда упрекали ее в подстрекательстве российской оппозиции к уличным акциям протеста после парламентских выборов 2011 года. С туманной ссылкой на "данные международного сообщества" он утверждал, будто на тех выборах творилось "нечто странное" (funny business), и высмеивал версию о "сговоре" между Хиллари и оппозиционерами в России.

Хиллари Клинтон AP Photo/Matt Rourke
Описание
Хиллари Клинтон
© AP Photo/Matt Rourke

Теперь, однако, нечто более чем странное творится на глазах у всего мира на выборах в США. Действующий президент страны прямо обвиняет американскую оппозицию в махинациях и подтасовках. Та, со своей стороны, продолжает использовать против него уже не раз опровергнутые домыслы о политическом "сговоре" с Москвой. В общем, чья бы корова мычала…

Главный вывод из всего этого для меня сводится к тому, что люди продолжают оставаться в плену своих иллюзий и стереотипов. А все, что в эти стереотипы не вписывается, попросту отсекают.

Между прочим, Блинкен, принимая назначение на пост госсекретаря, в прочувствованной речи вспоминал, как его отчим Сэмюел Писар (Википедия его называет Самуэль Пизар — прим. ТАСС) мальчишкой пережил в родной Польше Холокост, прошел концлагеря и был спасен американскими танкистами. Но при этом не уточнял, что сам Писар считал освободительницей Европы Красную армию и восторгался подвигом молодого советского солдата, который перед казнью за попытку побега из Освенцима умудрился прямо на эшафоте — на глазах у других узников, собранных для устрашения, — выбить зубы нацистскому офицеру и выкрикнуть: "За Родину! За Сталина!"

"Не надо, люди, бояться!"

Думаю, этот эпизод американцы и впредь вспоминать не станут. У них своя правда. Для их пропаганды она едина и неделима, и только Вашингтон — пророк ее.

Следует ли их за это осуждать? Не думаю. В конце концов, мы же тоже не славим американских героев, хотя, пожалуй, лучше помним прошлое боевое братство.

И бояться, по-моему, тоже не надо. А если чего и следует опасаться, так это безоговорочной уверенности американцев в том, будто они знают, как лучше не только для них самих, но и для всех остальных.

Нас ведь когда еще Александр Галич учил никого и ничего не бояться, кроме "единственно только того, кто скажет: "Я знаю, как надо". Потому что "Он врет! Он не знает — как надо!".

Ну вот. А у американцев нет пока своего Галича. И они, к сожалению, гораздо больше нашего склонны верить своему агитпропу.

В целом я надеюсь, что Байден и его люди будут в своем подходе к России руководствоваться здравым смыслом и собственной политической выгодой, которая, на мой взгляд, побуждает их, скорее, ладить с Москвой — хотя бы ради формирования достойного политического наследия. Но порох нам, конечно, надо держать сухим. Как пелось еще в советской песне: "Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути".

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru