Все новости

Команда Байдена: знакомые все лица

Андрей Шитов — о том, могут ли измениться к лучшему отношения США и России и почему правление Байдена не будет "третьим сроком Обамы"

Американка Эврил Хейнс в молодые годы держала с мужем в Балтиморе литературное кафе и регулярно устраивала там "эротические чтения" — чтобы дать людям возможность "заняться сексом, не занимаясь сексом". Теперь, если Джозеф Байден станет новым хозяином Белого дома, она возглавит Национальную разведку США.

Эврил Хейнс REUTERS/Joshua Roberts
Описание
Эврил Хейнс
© REUTERS/Joshua Roberts

Смена ландшафта

Ничего странного в этом на самом деле нет: 51-летняя Хейнс, профессиональный юрист с дипломом Джорджтаунского университета, в администрации Барака Обамы служила заместителем директора ЦРУ, а затем и заместителем помощника президента по национальной безопасности. Тогда-то Байден, который был в те годы вице-президентом страны, и убедился, что она способна со знанием дела поддержать разговор на любые темы — от теоретической физики до дзюдо, от изящной словесности до ремонта автомашин и пилотирования самолета. Поскольку знает все это не понаслышке: сама всем занималась.

В Совете национальной безопасности при Белом доме Хейнс сменила в 2015 году Тони Блинкена, которого тогда перебросили из СНБ в Госдепартамент. Скоро им, судя по всему, вновь придется работать на смежных позициях — во всяком случае, если сбудутся планы, оглашенные в конце прошлой недели Байденом. Своему давнему ближайшему помощнику и протеже Блинкену, которого либеральный журнал The American Prospect называл его "правой рукой на протяжении почти двух десятков лет", лидер демократов предложил теперь пост госсекретаря.

Конечно, это создает впечатление, что на ключевые позиции в Вашингтоне возвращаются люди "обамовского призыва". Говорят и пишут, будто Байден чуть ли не формирует "третью администрацию Обамы".

Я тоже поначалу ухватился за эту мысль, но потом понял, что поторопился, — когда сам Байден решительно отверг подобную постановку вопроса. "Это не будет третий срок Обамы, — сказал он в интервью NBC News. — Мир теперь совсем иной, нежели при администрации Обамы — Байдена. Президент [республиканец Дональд] Трамп изменил ландшафт".

Кто в Белом доме хозяин

Собственно, убедило меня не отрицание как таковое. Просто я вспомнил, что в 2008 году, когда они победили на выборах, Байден был политически несравненно опытнее Обамы. И еще неизвестно, чей административный и кадровый багаж был тогда весомее в структурах власти, которые они вместе формировали.

Избранный президент США Барак Обама и избранный вице-президент США Джозеф Байден после того, как их объявили победителями президентской кампании в США в 2008 году REUTERS/Gary Hershorn
Описание
Избранный президент США Барак Обама и избранный вице-президент США Джозеф Байден после того, как их объявили победителями президентской кампании в США в 2008 году
© REUTERS/Gary Hershorn

Конечно, последнее слово по определению оставалось за президентом, но и люди его "второго номера" совсем не обязательно оставались на вторых ролях. Так, пресс-секретарь Байдена Джей Карни, помогавший мне делать с ним интервью, чуть позже перешел к Обаме.

И теперь кадровые ресурсы у демократов тоже общие. Не случайно многие из "бывших" — от Сьюзан Райс и Уильяма Бернса до Виктории Нуланд и Саманты Пауэр, не говоря уже о менее известных персонажах, — в последнее время напоминают о себе, публикуют статьи с советами будущей администрации. Спешат воспользоваться "реваншем", боятся опоздать к разделу праздничного пирога.

От подсказок, надо полагать, никто не отказывается, но это опять-таки не означает, будто Байден готов будет играть по чужому сценарию. К этому вопросу все хозяева Белого дома относятся крайне ревниво: помню, когда у нашей тассовской команды шли переговоры об интервью с Джорджем Бушем — младшим, мы заодно просили о встрече и с его отцом. Но нам с юмором ответили: дескать, "президент у нас сирота". То есть любые намеки на чужое влияние, пусть даже отцовское, никому не нужны.

Байдену исповедовать такой же подход сам бог велел. В силу возраста он почти наверняка идет только на один срок; у него и времени будет немного, чтобы выйти из тени предшественника и сформировать собственное президентское наследие.

К тому же при всем показном "братстве" личные отношения между политиками заведомо небезоблачны. Достаточно напомнить, что в прошлом избирательном цикле Обама, по существу, попросил Байдена уступить дорогу Хиллари Клинтон (о чем, возможно, задним числом жалеет), а в нынешнем тоже далеко не сразу его поддержал.

Всем сестрам по серьгам

В общем, политика США при Байдене будет байденовской и больше ничьей. Другое дело, что править такой страной, как Америка, в одиночку никто не в состоянии. 

На это неспособен даже Трамп, хотя при нем вашингтонская администрация и напоминает театр одного актера. Правда, у действующего президента и выбор был невелик, особенно на первых порах: своей команды у него, по существу, не было, а в республиканской партийной верхушке многие просто отказывались служить под его началом.

Байден же провозглашает именно командный подход. Более того, в первых его кадровых решениях ощущается привкус квотирования, стремления угодить разным слоям демократического партийного электората. Так, он предложил американцу кубинского происхождения Алехандро Майоркасу возглавить Министерство внутренней безопасности, а афроамериканке Линде Томас-Гринфилд — постпредство при ООН (в США это назначение кабинетного уровня).

Линда Томас-Гринфилд Biden-Harris Presidential Transition/Sipa USA
Описание
Линда Томас-Гринфилд
© Biden-Harris Presidential Transition/Sipa USA

Правда, и этим не все довольны. Конгрессмен из Южной Каролины Джеймс Клайберн уже попенял Байдену на то, что среди назначенцев "пока всего одна чернокожая женщина". В устах лидера демократического большинства в Палате представителей и одного из самых авторитетных законодателей упрек резонансный. К тому же за Байденом числится и личный должок: именно афроамериканец Клайберн помог ему победить в своем штате еще на этапе праймериз и вернуться в борьбу, когда все уже торопились списать его со счетов после неудачного старта.

С другой стороны, всем сразу и не угодишь. Например, выдвижение той же Томас-Гринфилд наверняка разочаровало американское ЛГБТ-сообщество: ранее в постпреды США при ООН прочили "мэра Пита" Буттиджича, который также помог Байдену выиграть праймериз. Многим этот молодой политик, замужний гей, запомнился как едва ли не самый яркий участник отборочного этапа гонки среди демократов. Во всяком случае, он тогда выглядел куда более убедительно, чем сенатор Камала Харрис — дочь иммигрантов с Ямайки и из Индии, ставшая в итоге напарницей лидера и считающаяся теперь избранным вице-президентом США.

Из России — с опаской

В России формирующаяся команда Байдена воспринимается с откровенной опаской. Перспектива возвращения к рычагам власти в Вашингтоне заядлых либеральных демократизаторов наподобие тех же Нуланд или Пауэр, по общему мнению московских наблюдателей, сулит нам только новые осложнения и неприятности.

Я с близкого расстояния наблюдал за этими людьми много лет и в целом согласен, что ждать от них подвоха совершенно правильно. Но при этом не переоценивал бы их принципиальность. Да, они охотно выставляют ее напоказ на вашингтонской ярмарке тщеславия и вакансий, но, оказавшись при должности, как правило, охотно убирают ее с глаз долой и начинают колебаться с линией партии, подстраиваясь под требования начальства и политической конъюнктуры.

Ровно так поступал сам Байден, который в качестве вице-президента США стоял у истоков как "перезагрузки", так и последующей "перегрузки" в американо-российских отношениях. И я не вижу оснований думать, что теперь его собственные подчиненные станут действовать, исходя не из его указаний, а как-либо иначе.

Считал и считаю, что антироссийская истерия последних лет в США была раздута искусственно. На вопрос о том, как на самом деле относится к России какой-нибудь среднестатистический американский функционер, в том числе и демократ, без колебаний отвечу: "Никак". То есть, по сути: "Как прикажут".

Сколько стоят марионетки

Справочная служба ТАСС (бесценный и несравненный, на мой взгляд, ресурс) сохранила информацию, давно истершуюся из моей собственной памяти. Оказывается, еще в июле 2009 года — вскоре после мюнхенского объявления о "перезагрузке" — Байден летал в Киев и Тбилиси, Блинкен проводил установочный брифинг для журналистов на эту тему, а я в нем участвовал и задавал вопросы.

Задним числом содержание брифинга выглядит, пожалуй, даже более поучительно, чем в момент его проведения. Как нам тогда объяснили, вице-президентский вояж призван был дать Москве сигнал о "многопартнерском мире".

То есть России, во-первых, предлагали забыть о надеждах занять достойное место в мире "многополярном", а во-вторых, прямым текстом давали понять, что оглядываться на нее в выстраивании отношений даже с ее ближайшими соседями — невзирая ни на какую "перезагрузку" — Вашингтон не намерен.

В подходе к ним оставался в силе тезис, который мне еще задолго до этого популярно объяснил один из советников Билла Клинтона: "Мы понимаем, что для вас они всегда были, есть и будут ближними. Но свою задачу видим в том, чтобы при этом они всегда оставались для вас зарубежьем". Яснее, пожалуй, не скажешь.

А 6 июня 2014 года, уже после воссоединения Крыма с Россией, я ходил на выступление Блинкена в вашингтонский институт Брукингса. Обама в тот день находился в Нормандии — на торжествах по случаю 70-й годовщины высадки там союзных войск. 

О том, что он там присутствовал, теперь уже как-то подзабылось, поскольку в родившийся там же и тогда же "нормандский формат" по урегулированию на Украине американский лидер не вошел. Блинкен мне тогда говорил, что "надо еще определиться и решить, какой наилучший механизм использовать".

О том, какую роль американцы в итоге сыграли и играют в украинских событиях, теперь уже достаточно хорошо известно. Хотя не исключено, что в обозримой перспективе республиканцы в Конгрессе США постараются внести еще большую ясность в этот вопрос в части, касающейся лично Байдена и его сына.

Джозеф Байден с сыном Хантером Байденом, 2010 год REUTERS/Jonathan Ernst
Описание
Джозеф Байден с сыном Хантером Байденом, 2010 год
© REUTERS/Jonathan Ernst

В Москве к такому перетряхиванию Вашингтоном своего старого грязного белья относятся в целом настороженно — опасаясь, что оно может привести к еще большему усилению за океаном антироссийских настроений. Но мне вот кажется, что нет худа без добра.

По-моему, может, и неплохо, что Байден лично курировал американских клиентов и в Киеве, и в Тбилиси. Во всяком случае, теперь сам точно знает цену марионеткам. В буквальном смысле слова.

Люди, с которыми "можно договориться"

Что касается его назначенцев, меня, признаться, немного смущает обилие женских имен в переходной бригаде демократов по приему дел в Пентагоне. Мне всегда казалось, что у американок мягкость и женственность не в чести; наоборот, начальствующие дамы часто проявляют повышенную воинственность — как бы доказывая, что у них тестостерона не меньше, чем у самых крутых мужиков.

Вот и Мишель Флорной, которой давно прочат кресло министра обороны США, даже в либеральной прессе поругивают за излишне тесные связи с ВПК и вообще "ястребиные" повадки. Хотя сам я особой оголтелости в ней не замечал. Помню, в самом начале операции российских вооруженных сил в Сирии, которой в Вашингтоне принято было бурно возмущаться, она мне сказала, что без участия России урегулирование в этой стране невозможно. А на вопрос о том, может ли решение там быть чисто военным, ответила: "Я считаю, что нет. Военного решения быть не может. Придется идти путем переговоров".

Мишель Флорной REUTERS/Yuri Gripas
Описание
Мишель Флорной
© REUTERS/Yuri Gripas

На днях телеканал NBC News сообщил, что в случае прихода на высший пост в Пентагоне Флорной "может привести с собой еще многих женщин". По словам канала, решение по ее кандидатуре может быть объявлено уже во вторник.

Еще летом The American Prospect напечатал статью о том, "как богатела внешнеполитическая команда Байдена". В центре внимания находились как раз Флорной и Блинкен, создавшие в 2017 году по инициативе шустрых молодых советников консультационную фирму WestExec Advisors — по образу и подобию компании Генри Киссинджера Kissinger Associates.

По свидетельству The New York Times, учредители WestExec обещали клиентам "перенести Ситуационную комнату" Белого дома (Situation Room) "в зал заседаний совета директоров" (Board Room). А The American Prospect писал: "Во внешней политике Байден и его советники — не идеологи; с ними по большей части можно договориться (nonideological and mainly transactional). В Ситуационной комнате при Обаме, по словам людей, которые там заседали, он [Байден] то призывал к сдержанности, то вел себя "по-ястребиному". Известен Байден не столько приверженностью какой-то конкретной школе управления или каким-то личным политическим достижением, сколько близким знакомством с мировыми лидерами".

Хоровод вокруг стульев

Среди прочих байденовских выдвиженцев меня, конечно, больше всего интересуют собственные знакомые. Скажем, известной у нас Джен Псаки место уже нашлось, и очень видное: она станет новым пресс-секретарем Белого дома. Пока же ей поручено координировать в переходной команде номинационный процесс.

Мы с Джен знакомы с тех пор, как она пришла в пресс-службу Белого дома при Обаме и поначалу курировала, помнится, социально-экономическую тематику. И тогда, и позже, когда она перешла в Госдепартамент, отношения у нас были самые добрые, и мне было стыдно за российских коллег, насмехавшихся над ней из-за ее фамилии.

Джен, впрочем, сознавала, что в этом не было, как говорят американцы, "ничего личного", одна политика. И даже тогда находила добрые слова для России — рассказывала, например, как любит творчество Толстого и особенно "Анну Каренину".

Бывший пресс-секретарь Байдена и Обамы — Карни, скорее всего, просто не участвует в нынешнем "хороводе вокруг стульев", который американцы называют игрой в musical chairs. Еще пять лет назад он перешел к Джеффу Безосу и теперь, надо полагать, неплохо себя чувствует под началом богатейшего человека в мире на посту старшего вице-президента его флагманской компании Amazon. Даже книжку о своей службе в Белом доме не написал.   

Зато давний мой оппонент в идеологических спорах Ричард Стенгел, в свое время заявивший мне, что на стороне Америки "факты", а у россиян — только "фикции", как курировал при Обаме внешнеполитический агитпроп, так, похоже, собирается делать это и впредь. Во всяком случае, у Байдена он отвечает за прием дел в Агентстве США по глобальным СМИ.

Но его эволюция, конечно, поразительна. В прошлом профессиональный журналист (главный редактор журнала Time), в последние годы Стенгел дошел до утверждений, что действующий президент США — сам источник дезинформации наравне с ИГИЛ (террористическая группировка "Исламское государство", запрещена в РФ). Так же он относится и к России.

А в борьбе с такими угрозами, по его мнению, все средства хороши, и, значит, можно не соблюдать никаких профессиональных стандартов, включая объективность и предоставление оппоненту возможности высказаться. В консервативных СМИ и блогосфере США его сейчас клеймят за то, что он "оправдывает использование пропаганды в собственной стране".

При Обаме фактическим начальником и Карни, и Псаки, и Стенгела был работавший в Белом доме советник и спичрайтер президента Бен Родс. Он один из лучших специалистов своего дела, каких мне доводилось встречать, но о его перспективах при Байдене я пока ничего не слышал. Возможно, как раз потому, что слишком уж он был близок к Обаме: как Блинкен к Байдену.

У Блинкена, кстати, и жена — Эван Райан — тоже работала у Байдена, а позже занималась публичной дипломатией в должности помощника госсекретаря по образованию и культуре. С ней мы, помнится, пересекались в рамках программы журналистских обменов России и США.

Начать с чистого листа

Естественно, подобные воспоминания есть не только у меня одного. И в Москве, и в Вашингтоне хватает людей, которые знакомы друг с другом, непосредственно участвовали в прошлом российско-американском взаимодействии, знают и могут рассказать о нем лучше любого журналиста.

С одной стороны, это ничего не значит. С другой — к живым людям, которых к тому же знаешь лично, труднее относиться плохо, чем к абстрактным враждебным функциям.

Горькие и неприятные воспоминания уже набили оскомину. Сейчас есть возможность начать с чистого листа. И это само по себе обнадеживает.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru