24 марта 2021, 07:00
Мнение

"Летчиком был настоящим..." 100 лет назад родился Василий Сталин

Алексей Волынец — о судьбе младшего сына "отца народов"

Для начала — цитата из мемуаров. Ведь первое впечатление о человеке зачастую бывает самым верным. Тем более если это первое впечатление сложилось в первые месяцы самой страшной войны: "Как-то летом 1941 года на аэродроме под Орлом почти в сумерках произвел посадку истребитель… Посадка была выполнена на "отлично", по всем правилам летного искусства. В авиации считается, что посадка является самым трудным элементом полета, поэтому служит главным критерием оценки качества летчика. Ко мне подошел старший лейтенант, рыжий, небольшого роста, и без представления, в тоне, не терпящем возражений, потребовал, чтобы самолет его был немедленно заправлен. Выяснив, кто он такой, я дал команду заправить его самолет. Бросив небрежно "до свидания", он сел в кабину и улетел, хотя сумерки все более сгущались. Это была моя первая встреча с Василием Сталиным. Куда он улетел, я не знал, но понял, что к нам прилетал уверенный в себе летчик. Как известно, самолет не признает ни рангов, ни званий, ни имен, ни заслуг — он признает только летчика. Летчиком Василий Сталин был настоящим…"

Автор цитаты — Алексей Подольский, в годы войны командир штурмовой авиации. Что важно, у генерала Подольского уже в послевоенное время был конфликт с сыном "отца народов", поэтому в мемуарах он оценивал Василия Сталина без лишних комплиментов. Но даже из этих кратких строк заметно главное — отличный летчик с трудным характером.

"Дикаренок тип скифа!.."

"К сожалению, сам я не имею возможности возиться с Василием. Но обещаю время от времени брать его за шиворот…" — так в июне 1938 года писал Иосиф Сталин о сыне. Вождь СССР, в то время уже почти обожествляемый "культом личности", писал школьному учителю Василия и в своих характеристиках сына был предельно строг: "Василий — избалованный юноша средних способностей, дикаренок (тип скифа!), не всегда правдив, любит шантажировать слабеньких "руководителей", нередко нахал… Его избаловали всякие "кумы" и "кумушки", то и дело подчеркивающие, что он "сын Сталина". Я рад, что в Вашем лице нашелся хоть один уважающий себя преподаватель, который поступает с Василием, как со всеми, и требует от нахала подчинения общему режиму в школе… Если наглец Василий не успел еще погубить себя, то это потому, что существуют в нашей стране кое-какие преподаватели, которые не дают спуску капризному барчуку. Мой совет — требовать построже от Василия и не бояться фальшивых, шантажистских угроз капризника…"

На счет избаловавших сына "кумов" и "кумушек" вождь СССР  был, несомненно, прав. Однако не они одни оказали влияние на характер подростка. Василий с 11 лет рос не только без матери (ее трагическая судьба нам всем известна, она покончила с собой в 1932 году), но, по сути, и без отца — тот круглосуточно работал "отцом народов" и был слишком занят большой политикой. Даже без груза отцовского "культа личности" и без низкопоклонства окружения, лишенный родительского внимания подросток скорее всего вырастет, говоря словами Сталина-старшего, "дикаренком типа скифа".

Едва ли мы можем утверждать, что великий диктатор Советского Союза не любил своего первого ребенка от второго брака. Наверняка любил, но воспитывал подростка как мог с высоты своего политического олимпа — то есть редкими и вполне диктаторскими наездами. Как мы понимаем, при любых раскладах это далеко не лучший способ воспитания.

Но начнем по порядку. С рождения. Ровно век назад, когда родился Василий Сталин, Иосиф Сталин почти умер — в марте 1921 года будущий вождь СССР перенес тяжелейший аппендицит, едва выжил. В ту эпоху, до эры антибиотиков, такие болезни, тем более с осложнениями, были почти смертельны. Однако Сталин-старший почти чудом выжил и вскоре стал "отцом народов". Как позднее вспоминала Светлана Аллилуева, дочь Иосифа Сталина: "Отец нас не стеснял (правда, он был очень строг и требователен к Василию), баловал, любил играть со мной, — я была его развлечением и отдыхом. Мама же больше жалела Василия…"

Но мамы, как мы помним, рано не стало. И мальчик Василий в итоге стал типичным "трудным ребенком", однако с очень нетипичным отцом. Любопытны ранние воспоминания сестры Светланы о словах брата, тогда десятилетнего, о родителе: "А знаешь, наш отец раньше был грузином. Они ходили в черкесках и резали всех кинжалами…"

"Вася был хорошим парнем…"

Впрочем, трудный подросток Василий Сталин, судя по воспоминаниям хорошо знавших его людей, состоял не только из буйств и недостатков. Артем Сергеев, воспитывавшийся в семье Сталина сын погибшего революционера, так вспоминал о своем ровеснике и друге детства: "Василий был властолюбивым мальчиком, но материально абсолютно бескорыстным. Он мог все отдать, что у него было, даже если за это ему могло попасть. Всегда старался товарищам что-то подарить, если даже ему и самому эта вещь была нужна. "За други своя" он готов был "живот положить"… Василий, будучи школьником, много дрался, но никогда не дрался с теми, кто был слабее его или меньше. Дрался со старшими после какого-нибудь спора или обиды, нанесенной слабому..."

Сталин-старший тоже не только "резал всех кинжалом" во всех смыслах, но и был весьма интеллектуальным человеком. Вождь СССР много читал и любил дарить книги, в том числе сыну. Один из таких подарков на день рождения — книга "Первые воздухоплаватели" явно оказала влияние на дальнейшую судьбу трудного подростка. Осенью 1938 года 17-летний Василий стал курсантом знаменитой Качинской авиашколы в Крыму.

Авиацией трудный подросток, выросший в буйного юношу, увлекся искренне и истово. Как вспоминал позднее один из его сослуживцев по авиашколе: "Вася был хорошим парнем, вспыльчивым, правда, но быстро отходчивым. Высокомерия с его стороны не замечал, но что был избалован, — точно". Характерный и показательный эпизод: изначально командование авиашколы приготовило для Василия Сталина отдельную комнату, хотя все другие курсанты обитали в казармах. И лишь после замечания отца Сталина-младшего поселили на общих основаниях.

По воспоминаниям очевидцев, курсант Василий в годы учебы нередко буйствовал и нарушал дисциплину, но много летал и много читал. Ему очень нравился афоризм, найденный им в книге одного из американских авиаконструкторов: "Изменить свое решение на посадке — все равно что пригласить друзей на свои похороны…"

С детства нравился Сталину-младшему и знаменитый роман Фадеева "Разгром". "Вот это мужик! Его разгромили, а он сопли не распустил, остался боевым командиром!.." — приводит близко знавший Василия очевидец его слова о главном герое этого популярного в те годы романа. Как свидетельствует Артем Сергеев, фактически сводный брат Василия Сталина: "Он любил читать об успехе, которого добились через преодоление, когда обстоятельства против. Это было характерно и для него. Любил читать о конном деле, кавалерии, и все, что мог схватить интересного об авиации, — читал, продумывал, запоминал…"

"Первым атаковал их Василий…"

Военное образование, в том числе Военно-воздушную академию имени Жуковского, Василий Сталин окончил буквально накануне Великой Отечественной войны — в мае 1941 года. Осталось немало документальных и мемуарных свидетельств о сыне вождя СССР в то страшное и трудное время, начавшееся для нашего народа утром 22 июня рокового года. При всей вольной и невольной привилегированности своего положения сын Сталина воевал честно, храбро и вполне умело.

Приведем лишь один из многих, характерных мемуарных отрывков. Вспоминает Герой Советского Союза, боевой летчик Сергей Долгушин, ровесник и однополчанин Василия Сталина: "В течение февраля-марта 1943 года мы сбили с десяток самолетов врага. С участием Василия — три. Причем надо отметить, что первым, как правило, атаковал их Василий, после этих атак самолеты теряли управление, и мы их потом добивали. По нашим летным законам их можно было засчитывать Василию, как сбитыми лично, но он их считал сбитыми в группе. Я однажды сказал ему об этом, но он махнул рукой и бросил коротко: "Не надо!"…"

Победный май 1945 года полковник Сталин встретил под Берлином, командуя истребительной авиадивизией. Следующие два года служил в Германии. На родину вернулся уже в генеральском звании и вскоре был назначен на должность командующего ВВС Московского военного округа. Фамилия явно способствовала высоким чинам и назначению — однако в 30–40-е годы минувшего века в авиации было много столь же успешных и стремительных карьер.

В столице молодой генерал жил широко, любил шумные компании и застолья. Нередко скандалил, за что даже как-то сидел на гауптвахте по личному приказу отца. Увлекался юный генерал и женщинами — о чем свидетельствуют три брака. Среди жен — и дочь маршала Тимошенко, и чемпионка СССР по плаванию.

Впрочем, сын "отца народов" не был лишь типичным представителем "золотой молодежи". Воспоминания выросшего вместе с ним Артема Сергеева добавляют деталей: "Василий с детства любил животных. Хомяк был у него, кролик. Собак даже приблудных держал. Из Германии лошадь раненую привез и выходил…" Командующим Василий, судя по документам и мемуарам, тоже был неплохим, толковым. Заботился и о технике, и о подчиненных. При  нем летчики и авиатехники осваивают новые реактивные самолеты, а их семьи переселяются из бараков в благоустроенные дома.

Высокий армейский пост и близкое родство с обожествляемым вождем СССР — все это делало Сталина-младшего невольным элементом и участником большой политики. Хотя сам Василий по складу характера политиком совершенно не был, да и строгий отец держал его вдалеке от подобных сфер. Пожалуй, единственный раз Сталин-старший доверил сыну нечто политическое только накануне Олимпийских игр 1952 года.

Дело в том, что Василий страстно увлекался спортом — футбол, хоккей, скачки. Став командующим столичным округом ВВС и пользуясь своим привилегированным положением, сын вождя СССР не только создал по сути личный футбольный клуб, но и собрал туда массу лучших спортсменов — кстати, со многими из них Василий сохранял хорошие отношения до конца жизни, несмотря на все ее перипетии…

Летние игры 1952 года в Хельсинки стали первым участием Советского Союза в олимпийском движении. Но Олимпиада-1952 проходила уже в разгар холодной войны, и Сталин-старший возлагал на нее не только спортивные задачи. Безусловная победа сборных СССР должна была стать важным доводом в противостоянии с Западом. Наши спортсмены тогда дебютировали хорошо, однако полного превосходства не показали. Стареющий Сталин-старший явно был раздосадован на любимчиков сына, припомнил ему и недавнюю авиационную аварию после майского парада того же года — в итоге Василия сняли с должности командующего авиацией столичного округа. Тогда он еще не знал, что более ему не занимать никаких армейских постов, нигде и никогда.

"Правда ли, что он в Китае?.."

Смерть отца сразу сказалась на положении сына. В развернувшейся на самом верху подковерной схватке за власть он был не нужен никому. К тому же все соратники покойного вождя СССР, без сомнения, недолюбливали и опасались молодого генерала — прежде слишком буйного и неизбежно привилегированного, а теперь способного, вольно или невольно, стать знаменем какой-либо политической группы, претендующей на наследие Сталина-старшего.

Уже в марте 1953 года Василий был уволен из рядов Вооруженных сил, а в апреле — арестован. Сестра Светлана позднее вспоминала о его последних неделях накануне ареста: "Тогда он совсем потерял голову. Апрель 1953 года он провел в ресторанах, пил с кем попало, сам не помнил, что говорил. Поносил все и вся. Его предупреждали, что это может кончиться плохо, он на все и на всех плевал, — он забыл, что времена не те и что он уже не та фигура…" Как позднее напишут в приговоре: "Озлобленный заслуженным увольнением из рядов Советской Армии В.И. Сталин неоднократно высказывал резкое недовольство отдельными проводимыми партией и Советским правительством мероприятиями, дошел и до прямых антисоветских высказываний..."

Инициатором ареста, скорее всего, был Георгий Маленков — у него после войны был давний конфликт с сыном Сталина. Следствие длилось более двух лет — Василий сидел и во внутренней тюрьме на Лубянке, и в "Лефортово". Осенью 1955 года его — официально за "антисоветскую пропаганду" и "злоупотребление служебным положением" — приговорили к восьми годам заключения. Их отбывал во Владимирском централе, затем вновь в московской тюрьме "Лефортово".

В январе 1960 года Василия досрочно освободили по инициативе Хрущева, который хотя и "разоблачал культ личности Сталина", но со Сталиным-младшим личных конфликтов не имел. К тому же новый лидер СССР, недавно победивший в аппаратных интригах Маленкова, на тот момент чувствовал себя всесильным и явно хотел показать себя милостивым. Освобожденному Сталину-младшему вернули почти все, кроме армейского поста.

Как вспоминала сестра Светлана: "Василий потом говорил, что Хрущев принял его "как отец родной". Они расцеловались и оба плакали… Василий оставался жить в Москве. Ему дали квартиру на Фрунзенской набережной и дачу в Жуковке. Генеральское звание и пенсия, машина, партийный билет — без перерыва стажа — все это было ему возвращено вместе со всеми его боевыми орденами. Его просили лишь об одном: найти себе какое-нибудь занятие и жить тихо и спокойно, не мешая другим и самому себе. И еще просили не ездить в Грузию, — Василий с первого же слова просил отпустить его туда… Январь, февраль, март — он жил в Москве, и быстро почувствовал себя снова тем, чем был и раньше. Вокруг него немедленно собрались какие-то люди из Грузии, — затаскивали его в ресторан "Арагви", пили с ним, славословили, курили ему фимиам… Опять он почувствовал себя "наследным принцем"…"

Впрочем, отставной 39-летний генерал не только пил по столичным ресторанам. Он искренне интересовался авиацией, встречался с бывшими сослуживцами. Генерал Андрей Бобровых, в годы войны сослуживец Василия Сталина, позднее так вспоминал апрель 1960 года, когда служил командующим авиацией ПВО Московского военного округа: "Звонок Василия застал меня в кабинете. Он подробно расспросил о сегодняшнем дне авиации, о технике, о людях, о задачах, о тех проблемах, которые решаем сегодня. Мы договорились встретиться. Я выехал. Но встреча не состоялась. По дороге Василий попал в аварию с представителем иностранного посольства, с которым вдобавок поскандалил…"

В апреле 1960 года Сталина-младшего арестовали вновь. Нет, не за пьяную аварию с дипломатом, не за шумные поездки в Грузию на родину отца и даже не за скандальные разговоры. Все это всесильный тогда Хрущев мог стерпеть. Однако Василий посетил посольство Китая — с маоистской КНР новый вождь СССР уже успел поссориться, в том числе и на ниве идеологического отношения к фигуре Иосифа Сталина. Визит сына покойного "отца народов" к тем, кто в пику Хрущеву продолжал поддерживать уважение к сталинскому наследию, не мог не обеспокоить нового хозяина Кремля.

В итоге Василия отправили на год в Лефортовскую тюрьму, досиживать оставшийся по приговору год. Затем буквально сослали в Казань, запретив жить в Москве и Грузии. Несколько месяцев он провел без паспорта, отказываясь сменить фамилию Сталин на Джугашвили… Кстати, выросший полностью в русской среде и бывший в сущности абсолютно русским человеком, Василий Иосифович Сталин во всех советских документах в графе национальность фигурирует только как "грузин".

19 марта 1962 года, вскоре после насильственной смены фамилии Василий — уже не Сталин, а Джугашвили — умер. По официальной версии — от отравления алкоголем. Позднее, уже проживая в Америке, его сестра Светлана Аллилуева рассказывала, как многие не верили в его смерть и часто спрашивали: "Правда ли, что он в Китае?.." 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Использование материала допускается при условии соблюдения

правил

цитирования сайта tass.ru