Все новости

"Гнев человеческий" Гая Ричи: Ты чего такой серьезный?

Тамара Ходова — о воссоединении британского режиссера с Джейсоном Стэйтемом

Невероятно, но факт — Гай Ричи и Джейсон Стэйтем, чьи карьеры запустил криминальный хит "Карты, деньги, два ствола", не работали друг с другом долгие 15 лет. За это время они разошлись в разных направлениях, но при этом воссоединение актера и режиссера кажется невероятно естественным. Правда, ведет оно к не очень удовлетворительным результатам.

С момента премьеры "Револьвера" — последней совместной работы Ричи и Стэйтема — первый успел поиграть в Голливуд в "Аладдине", вернуться на родину с неудачной попыткой запустить франшизу о короле Артуре и вернуться к корням в "Джентльменах", а второй окончательно закаменел в похожих друг на друга боевиках. Единственная запоминающаяся роль Стэйтема за последнее время — в комедии "Шпион", где он, очевидно, шутил над самим собой, но в других фильмах актеру явно не до юмора. И "Гнев человеческий" — не исключение, а жаль.

Кадр из фильма "Гнев человеческий" Кинокомпания "Вольга"
Описание
Кадр из фильма "Гнев человеческий"
© Кинокомпания "Вольга"

Фирменного юмора Ричи и искрометных диалогов в картине практически нет. О его любви постебаться над всем и вся напоминает только перепалка по поводу кофе между двумя инкассаторами в одной из первых сцен, однако продлится она недолго. На их броневик нападают, инкассаторов убивают, а руководство инкассаторской компании Fortico Securities нанимает на их место молчаливого британца Патрика Хилла (Джейсон Стэйтем). С легкой руки его коллеги по прозвищу Пулемет (Холт Маккэллани из "Охотника за разумом")  новобранца нарекают Эйч. Эйч прикидывается тихим середнячком и старается не отсвечивать, хотя совершенно очевидно, что у него в этой инкассаторской фирме какая-то своя цель. Прикрытие его работает до первого нападения на инкассаторский броневик, во время которого Эйч хладнокровно убивает всех грабителей, практически не целясь. Тогда нервный управляющий инкассаторского депо Терри (Эдди Марсан) начинает что-то подозревать, но руководство фирмы велит ему отстать от Эйча: да он просто хорошо делает свою работу, что такого?

Ричи раскрывает всю интригу в трех актах, начиная историю с конца, хотя она и шита белыми нитками (особенно для тех, кто посмотрел трейлер или просто прочитал описание фильма). Эйч явно пытается отомстить, но, чтобы обрушить всю силу своего гнева на обидчиков, их надо сначала найти. В "Гневе человеческом" мы получаем настоящую квинтэссенцию Стэйтема — он серьезен и тверд, как инкассаторский броневик, и прет через нарратив, ни разу не меняя выражения лица
Кадр из фильма "Гнев человеческий" Кинокомпания "Вольга"
Описание
Кадр из фильма "Гнев человеческий"
© Кинокомпания "Вольга"

В какой-то момент Ричи и вовсе отвлекается от главного героя, предоставляя слово его антагонистам, но эта попытка очеловечить персонажей с помощью предыстории не работает. На сцену выходят ветераны Афгана, засидевшиеся перед телеком, под предводительством Джеффри Донована и с темной лошадкой в виде Скота Иствуда (все в нем кричит о том, что он ну очень плохой, чтобы вы, грешным делом, не подумали что-то другое). В них нет ни джентльменского обаяния, ни каких-то отличительных черт или берущей за душу трагедии, чтобы хоть как-то посочувствовать и отличить плохого героя от хорошего. Они все друг друга стоят, и даже личная трагедия Эйча вызывает не то чтобы сожаление, а скорее мысль о том, что герой сам в ней виноват.

Ричи еще с начальных титров, а затем по всему фильму разбрасывает ссылки на Библию и Ветхий Завет, да и Стэйтема недвусмысленно называет Иисусом Христом. И все это было бы прекрасной историей про праведный гнев, расплату и прощение, если бы гнев Эйча действительно можно было бы назвать праведным и он испытал раскаяние и попросил прощения за свои грехи. Вместо этого у Ричи вышел фильм, где нет никакой моральной опоры, и главный герой при всем желании не может ею служить. Он ничем не лучше своих обидчиков, и сочувствие вызывают только обычные сотрудники инкассаторского бюро, которые невольно становятся жертвами преступных разборок. Одного из них, Мелкого Дэйва, играет Джош Хартнетт, который уже давно отошел от актерских дел и ни в чем хорошем в последнее время не появлялся. Кажется, что роль, на которую он согласился после долгого перерыва, должна быть особенной, но это предположение неверно. Его персонаж становится очередной пешкой в игре суровых мужчин.

Кадр из фильма "Гнев человеческий" Кинокомпания "Вольга"
Описание
Кадр из фильма "Гнев человеческий"
© Кинокомпания "Вольга"

Мужчины, кстати, настолько суровы и серьезны, что единственное объяснение этому смурному миру, который выглядит запредельно старомодно и глупо, — это комментарий о токсичной маскулинности. Хотя раньше Ричи в подобных комментариях замечен не был, и это, может быть, просто мое нежелание признавать, что кто-то еще может быть заинтересован в подобных нигилистических историях о парнях с ружьями. Все действующие лица — порождение обычаев старого мира. Он толкает их на кривую дорожку, а затем заставляет пожирать друг друга. Однако концовка фильма не очень-то рифмуется с этой концепцией — Стэйтем предсказуемо пуленепробиваемый и, несмотря ни на что, получает то, что хочет, так же как и Мэттью Макконахи в "Джентльменах" и многие герои Ричи до него. У разбитого корыта остается не главный герой, который в общем-то этого заслуживает, а зритель, подвергшийся гневу бессмысленному и беспощадному.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru