Все новости

Отказ от классических двигателей. Когда мировые тренды на экологичность захватят весь мир

Игорь Моржаретто — о готовности мирового и российского авторынка к электрическим переменам

На днях бренд Mercedes-Benz официально объявил о намерении отказаться от двигателей внутреннего сгорания (ДВС). Уже с 2025 года все новые модели Mercedes будут только электрическими. Кроме того, компания потратит €40 млрд на собственную (в партнерстве с концерном Shell) сеть зарядных станций в Европе и строительство восьми предприятий по выпуску аккумуляторов. У МВ даже появится собственное подразделение по выпуску электромоторов.

Уже сейчас Mercedes-Benz разрабатывает три новейших модульных платформы, предназначенных исключительно для электротранспорта (для легковых авто, коммерческих и спорткаров). Конечно, привычные модели с ДВС еще некоторое время будут производиться на заводах компании и продаваться через дилерские центры, но недолго — видимо, лишь до 2030 года.

Mercedes-Benz не единственная компания на этом пути — целый ряд автопроизводителей уже объявил о своих планах отказаться от двигателей внутреннего сгорания. Так, Jaguar собирается полностью перейти на электротягу к 2025 году, Volvo и Mini — к 2030-му, Audi прекратит разработку новых авто с ДВС через пять лет, а через 10 не будет их выпускать.

Только "электрички"

Почти все развитые страны мира активно поддерживают стремление автоконцернов перейти к выпуску транспорта на электротяге. Вернее, всячески их подталкивают. О скором запрете машин с двигателем внутреннего сгорания на правительственном уровне уже объявили два десятка государств всех мастей: Сингапур, Норвегия, Словения, Бельгия, Великобритания, Индия и даже Украина...

По очень смелым оценкам ряда экспертов, к 2030 году более половины продаваемых во всем мире новых автомобилей будут электрическими. Пока же ситуация совсем иная — количество машин во всем мире перевалило за 1 млрд, а доля электромобилей среди них не превышает 1%. Если же посчитать электрокары вместе с гибридами и всеми машинами на альтернативных источниках энергии (в том числе на газомоторном топливе), то все равно их меньше 5%. Но ситуация, конечно, способна быстро измениться.

"Страшилки" и последствия

Кажется, решение принято — пересаживаемся на электромобили как наиболее экологически чистые транспортные средства. Действительно, например, Tesla, гордо проплывающая по московским улицам, не выделяет ни грамма вредных выхлопных газов. Но так ли безопасно производство этого красивого и инновационного автомобиля?

Начнем с электричества, необходимого для зарядки аккумуляторных батарей. А почти 40% всего электричества в мире получают путем сжигания угля, добыча и сжигание которого — самые грязные процессы, выделяющие в атмосферу токсины, диоксид серы и оксиды азота, золу, мышьяк, ртуть… 

Не лучше обстоят дела и с другими источниками энергии для электростанций. Отработавшее на атомных станциях ядерное топливо пока не научились грамотно утилизировать, поэтому его хоронят в отдаленных местах в специальных саркофагах, что, согласно большому исследованию Greenpeace, не гарантирует надежную изоляцию и чревато утечками.

Широко же разрекламированные ветряки, оказывается, убивают сотни тысяч птиц ежегодно. Сжигают летунов в гигантских масштабах и солнечные панели, при добыче элементов которых еще и наносится непоправимый ущерб природе. Далеко не безвредны и гидроэлектростанции: меняется климат в целом регионе, гибнет рыба и другие обитатели водоемов…

Между прочим, согласно разным зарубежным исследованиям, повсеместное распространение электромобилей приведет к росту энергопотребления по всему миру на 20% уже к 2040 году. Это потребует масштабного строительства новых электростанций, ведь существующих мощностей явно не хватит.

Даже если забыть про способ получения электроэнергии, масса вопросов возникает к самим аккумуляторам — не важно, это никель-кадмиевые или литийионные батареи. Добыча и кадмия, и лития — очень грязные процессы, при которых загрязняются подземные воды, а местность зачастую превращается в пустыню. При этом вследствие роста интереса к электромобилям за последние 10 лет мировая добыча лития выросла в восемь раз. А запасы этого металла не бесконечны — несмотря на постоянный рост цен, промышленность уже начинает испытывать дефицит. Есть еще и гуманитарный аспект. 60% всего мирового кобальта добывается в шахтах Демократической Республики Конго. В тяжелейших условиях, по многим сообщениям, с использованием детского труда.

В итоге получается, что в каких-то городах благодаря электромобилям наконец-то будет чистый воздух, а источники загрязнения окружающей среды переносятся куда-то далеко — например, в африканскую саванну или сибирскую тайгу.

По этому поводу есть, кстати, очень интересные исследования, которые проводились в европейских странах. И они подтверждают: по суммарному воздействию на природу электрокары пока оказываются "грязнее" традиционных машин с ДВС. К такому выводу пришли, например, авторы работы из Института экономических исследований при Мюнхенском университете, опубликованной в германском научном журнале IFO Schnelldienst. Они сравнили углеродные следы (совокупный объем попавшего в атмосферу углекислого газа) от бензинового Mercedes и электрической Tesla. По причине больших выбросов CO₂ при производстве аккумуляторов (и предшествующей тому добыче лития, марганца и кобальта) показатель Tesla составил до 181 г на 1 км пути. Углеродный след бензинового Mercedes оказался равен 112 г на 1 км.

Выводы исследователей из Германии поддержали ученые из Швеции. Только они сравнили бензиновую Volvo с ее электрическим собратом и получили подобные же результаты.

На самом деле мне эта история с неумеренным энтузиазмом по повсеместной электрификации не очень нравится. Все больше говорят о преимуществах электромобилей, а вот о недостатках, нерешенных проблемах — в основном умалчивают. При этом я, честно говоря, вспоминаю восторги по поводу широкого распространения дизельных моторов каких-то 20–30 лет назад. Ведь еще в начале нашего века репутация дизелей была такой же безупречной, как сейчас у электромобилей. Дизели считались чище и экономичнее бензиновых аналогов. Сегодня же, например, во Франции свыше 60% парка легковых автомобилей и почти 100% коммерческого транспорта ездят на этом топливе. И что же? Их не шельмует только ленивый политик. Словом, закончилось все развенчанием "дизельного" мифа, и практически все европейские страны планируют (или уже вводят) запреты на использование таких двигателей в городах. Так на памяти моего поколения десятки государств сначала стимулировали использование дизельных моторов, а затем резко повернулись к ним спиной. Кто может гарантировать, что подобный сценарий не повторится — но уже с электрокарами?

Посчитаем денежки

Но все равно в такой обстановке всеобщего психоза переход на электромобили кажется неизбежным. И когда одна страна за другой объявляют автомобили с любым двигателем внутреннего сгорания (даже на чистом газовом топливе) врагом №1, трудно не поверить в решимость политиков идти до конца.

Правда, как мне видится, у автобизнеса стимул для того, чтобы перейти на выпуск электромобилей, пока один — деньги. Я о тех материальных благах, которые им выплачивают в виде компенсации правительства передовых (в плане борьбы за экологию) стран. Ни для кого не секрет, что власти Германии, к примеру, кроме серьезнейших вложений в НИОКР "зеленых" автомобилей еще и доплачивают компаниям за выпуск каждого такого транспортного средства €5–7 тыс. А если компания не продает некое количество (в процентах от общего выпуска) электромобилей — то платит в бюджет серьезные штрафы. Кроме того, солидные дотации получает и каждый покупатель. Такой вот бизнес наоборот…

Увы, самостоятельно сегодня зарабатывать на производстве электрокаров ни у кого не получается. Например, известный производитель техники Dyson одним из первых признал: электромобили не окупаются. А ведь еще совсем недавно компания рассчитывала вложить в новое, перспективное направление свыше $2,7 млрд и приобрела несколько успешных стартапов. Даже собрала концепт, но закрыла проект. "Команда Dyson разработала потрясающий электромобиль, — заявил на пресс-конференции исполнительный директор компании Джеймс Дайсон. — Но мы просто не видим, как сделать его производство коммерчески обоснованным".

Если же посмотреть на гигантов типа Volkswagen, GM или Renault-Nissan, то и тут не все оказывается гладко. Сегодня производители покрывают убыточность своих "электрических" проектов доходами от продаж обычных машин с бензиновыми моторами. Но если мир действительно полностью перейдет на электромоторы, автоконцерны останутся с проектами, которые тянут бизнес на дно — разработка и производство электромобилей требует огромных вложений. Отбить эти затраты можно, только если продавать машины по высоким ценам, но тогда круг покупателей резко сужается. И тут никак не обойтись без мер государственной поддержки.

Но мы видим, что если 10 лет назад власти по всему миру вводили разные меры поддержки электромобилей, чтобы стимулировать спрос на них — и для производителей, и для покупателей, то сейчас все-таки многие государства потихоньку отказываются от такого стимулирования, и, как следствие, продажи электромобилей тут же падают.

Еще один камень преткновения: останутся ли электрокары выгодными в использовании, если тарифы на электроэнергию вырастут? А их рост неминуем с увеличением парка электромобилей. Тем более что с сокращением числа обычных машин с ДВС будут уменьшаться налоговые поступления в бюджет, ведь цену бензина в любой стране 60–70% составляют налоги и акцизы. Следовательно, чтобы компенсировать выпавшие доходы, власти могут включить некие сборы в цену электроэнергии. Между прочим, это уже произошло в ряде южных, самых "электрифицированных" штатов Америки.

В своем отечестве

Какую дорогу при этом выбрать России? Как экспортеру нефти и газа, стране, конечно, невыгоден быстрый массовый отказ от бензина. В качестве экологичной альтернативы дизелям в последнее время правительство и государственная корпорация "Газпром" активно продвигают природный газ — метан, в сжатом и сжиженном виде. Сейчас в верхах находятся несколько проектов концепции развития электротранспорта в стране, в том числе и на водородном топливе. Минпромторг планирует распространить программу льготного кредитования на покупателей электромобилей уже со следующего года, а для автопроизводителей требования по продаже определенного процента "зеленых" автомобилей (на газе, электричестве или водороде) появятся к 2030 году. Минэкономразвития обещает субсидировать строительство электрозаправок — до половины их стоимости и частично покрывать расходы на подключение к электросети их владельцам. Еще одной мерой поддержки может стать компенсация до 25% от цены электромобиля. По мнению чиновников, это позволит наладить в стране выпуск электромобилей и увеличить на российских трассах долю электротранспорта — она к 2030 году, согласно концепции Минэкономразвития, должна составить не менее 10%. Но это все, повторяю, пока только проекты.

А может, это даже хорошо, что у нас нет сейчас в стране утвержденной государственной концепции по продвижению электромобилей? Нет, конечно же, она нужна, свои электромобили мы будем выпускать. Нельзя плыть против течения! Но только, в отличие от иных, концепция не должна запрещать производство машин с другим типом двигателя.

У нас очень большая страна, с самыми разными климатическими условиями, где электромобили не всегда могут выжить. Да и многие наши соседи пока на электротягу переходить не собираются.

В этом плане интересное событие произошло на днях в Калуге, где на заводе ПСМА (Peugeot-Citroen-Mitsubishi) объявили о запуске большой экспортной программы. Уже с этого года российский завод начинает поставки собранных в Калуге коммерческих фургонов и микроавтобусов в Германию, Францию и другие страны Западной Европы. В планах — продавать там через несколько лет до 30 тыс. автомобилей Peugeot, Citroen, Opel, Fiat…

Все объясняется очень просто: потребность в таких автомобилях (с дизельными моторами, между прочим) в странах Западной Европы все еще высокая, но правительства стран и Еврокомиссия вынуждают концерны сворачивать их производство. Выпуск современных дизелей объемом 1,6 л уже перенесен в российскую Калугу. Уверен, будут и другие моторы, и другие модели. Получается отличный бизнес-проект: развивать современное производство электромобилей, но не уступать никому традиционную нишу. А еще заниматься газомоторным топливом, раз уж суждено нам жить в стране с самыми богатыми месторождениями газа. При этом "не складывать яйца в одну корзину".      

Между прочим, компания Tesla отложила старт производства электрического пикапа Cybertruck, который изначально планировался на конец 2021 года. В числе причин, по которым появление электропикапа Tesla Cybertruck и дальнобойного грузовика Semi серьезно задерживается, называют проблемы с поставкой аккумуляторов…

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru