Все новости

Стремительный рост цен: что происходит на мировом газовом рынке

Михаил Ханов — о рыночных и политических факторах, которые влияют на расценки голубого топлива

В середине сентября 2021 года ленты новостей запестрили сообщениями на тему резкого роста мировых цен на природный газ. Фьючерсные контракты начали уверенно повышаться еще с начала лета, но в конце августа они еще более резко усилили темпы роста, обновляя многолетние максимумы. Во вторник, 14 сентября, цена октябрьского контракта на европейский спотовый индекс цен на газ TTF превысила отметку €66 за мегаватт-час. В пересчете на более привычные нам единицы мер это составляет более $800 за 1 тыс. кубометров.

Для сравнения, ровно год назад тот же самый фьючерс стоил порядка €13,4 за мегаватт-час, или почти в пять раз дешевле. А максимальная историческая спотовая цена на газ в Европе пока зафиксирована на уровне $969 за 1 тыс. кубометров — она была установлена в марте 2018 года, во времена прохождения аномального холодного фронта "Зверь с Востока", ставшего для Европы настоящим стихийным бедствием. Как мы видим, на этот раз цены на природный газ демонстрируют вполне сопоставимый прирост задолго до начала зимних холодов в Северном полушарии.

Аналогичное по масштабам повышение цен на природный газ сейчас наблюдается в Азии и даже в добывающих углеводороды Соединенных Штатах. Более того, согласно недавнему прогнозу североамериканского финансового конгломерата Morgan Stanley, цены на газ в США в течение предстоящей зимы способны удвоится от текущего уровня до $10 за миллион британских тепловых единиц. Более мягкий сценарий предполагает их повышение с $5 до $7 в среднем в течение зимнего сезона. Однако даже этот оптимистичный вариант не исключает двузначных цен на газ в ближайшие месяцы. Что же происходит на мировом газовом рынке сейчас? Изложим наши соображения, опираясь на вполне объективные факты.

Рыночное влияние

В самом общем смысле сейчас мы наблюдаем вполне закономерный всплеск спроса на ископаемые энергоносители по мере выхода мировой экономики из состояния "коронавирусного спада". Это подтверждает не только текущий рост физического спроса на газ, но и явное среднесрочное улучшение ценовой конъюнктуры на мировом рынке нефти, а также такого "устаревшего" вида топлива, как уголь.

Фундамент для нынешнего дефицита углеводородов на мировом рынке был заложен в середине 2020 года, после непродолжительного, но очень впечатляющего провала стоимости поставочных фьючерсов на североамериканский сорт WTI глубоко в область отрицательных значений. В таких условиях представители нефтегазовой отрасли были вынуждены в срочном порядке сворачивать ставшую в одночасье нерентабельной добычу на большом количестве месторождений.

Не сильно лучше в то время дела обстояли и в угольной отрасли. Например, в марте 2020 года российская угольная компания "Распадская" всерьез рассматривала шоковый сценарий, при котором она могла остаться без продаж в течение 6–12 месяцев. 

Конечно, в тот момент не шло никакой речи про инвестиции в восполнение сократившихся мощностей по добыче нефти и газа. Свою неблагоприятную роль в этом плане сыграло и вынужденное возобновление международной нефтяной сделки по ограничению уровня добычи в формате ОПЕК+. Между тем производство нефти и газа невозможно наращивать мгновенно по технологическим причинам. Как мы видим, даже более гибкие в этом отношении компании, добывающие сланцевый газ, в настоящий момент не в состоянии насытить рынок США даже в условиях серьезного роста цен.

Таким образом, Европа, США и Азия подходят к очередному отопительному сезону с восстановившимися объемами потребления углеводородов. Однако их производство по вполне объективным причинам пока не восстановилось в полном объеме, что порождает дефицит и рост цен. Указанная ситуация усугубляется и некоторыми ситуативными факторами. Например, российская компания "Газпром" в начале августа неожиданно сократила объем плановых поставок трубопроводного газа в Европу в связи с аварией на Уренгойском заводе по подготовке конденсата. А текущий объем предложения на рынке нефти и газа в США существенно сократился в связи с последствиями сезонного тропического урагана "Ида".

Вернемся к уже упоминавшимся фьючерсам на европейский спотовый индекс цен на газ TTF. Сейчас контракты с разным сроком исполнения указывают на то, что цены на газ в ЕС останутся высокими вплоть до весны следующего года. Об этом говорит и тот факт, что контракты со сроком исполнения с ноября 2021 года по март 2022 года торгуются примерно по одной высокой цене, превышающей €60 за мегаватт-час. Но при этом апрельский фьючерс стоит уже €37,3 за мегаватт-час, а майский — €32 за мегаватт-час. Участники биржевых торгов фактически уже смирились с тем, что до конца предстоящего отопительного сезона дешевых цен на газ в Европе не будет.

Бюрократия и политика

Нельзя обойти вниманием тот факт, что текущий рост цен на газ в Европе в значительной степени обусловлен рядом нерыночных факторов. К их числу стоит отнести крайне сложную и забюрократизированную систему регулирования газового рынка ЕС, которая парадоксальным образом преследует цель либерализации рынка электроэнергии и газа. В отношении поставок газа из РФ это еще более осложняется политизацией указанного вопроса с целью пресловутого "недопущения использования российских энергоносителей в качестве геополитического оружия". Отдельные европейские страны занимают полярные позиции по этому вопросу. Кроме того, обсуждение этой сугубо региональной темы не обошлось без политического вмешательства США.

В результате прокладка нового экспортного газопровода "Северный поток — 2" из России в Германию затянулась почти на два с лишних года. В то же время объем поставок в Европу сжиженного природного газа в текущем году упал почти на 30%. Значительная часть танкеров-газовозов сейчас попросту переориентирована на страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Это же в значительной степени относится и к "демократичному газу свободы" из США. Кроме того, Соединенным Штатам в условиях нынешнего дефицита СПГ необходим и для собственных нужд.

Между тем текущий уровень заполнения газовых хранилищ в Европе остается минимальным за пять лет. На 12 сентября он составил 70–75%. Сезон заполнения ПХГ продлится еще примерно месяц. Очевидно, что они уже не будут заполнены под завязку. Указанный регион фактически рискует столкнуться с недостатком топлива в ближайшую зиму.

Теперь европейские и американские политики вновь обвиняют Россию в экономическом шантаже. На этот раз их недовольство вызывает нежелание РФ увеличивать объемы транзитной прокачки газа в Европу по украинскому маршруту. Надо признать, что для этого имеются некоторые основания.

Компенсация за задержку строительства

Не секрет, что новый российский экспортный газопровод "Северный поток — 2" мощностью в 55 млрд кубометров в год является обходным путем, позволяющим отказаться от проблемного транзита природного газа через территорию Украины. Строго говоря, этого дорогостоящего строительства можно было бы избежать при другом внешнеполитическом раскладе. Коль скоро альтернативный газопровод уже проложен, его необходимо окупать и по возможности обеспечивать его максимальную загрузку.

В этом плане России и ЕС предстоит большой серьезный торг по поводу того, будут ли распространяться на новый газопровод положения так называемого третьего энергопакета. В пользу этого совсем недавно высказался старший советник Госдепартамента США по энергетической безопасности Амос Хохштайн. Такой сценарий означал бы, что "Газпром" будет обязан предоставить доступ к прокачке через "Северный поток — 2" третьим лицам или же самостоятельно использовать его мощность не более чем на 50%.

В середине сентября стало известно, что швейцарская компания Nord Stream 2 AG подала заявку на сертификацию в качестве независимого газотранспортного оператора в Федеральное сетевое агентство Германии. Теоретически рассмотрение этого вопроса может затянуться вплоть до марта 2022 года. Однако задержка запуска технически готового к началу эксплуатации газопровода в разгар предстоящего отопительного сезона в прямом смысле обойдется Европе "себе дороже". В этом плане переговорные позиции России по указанному вопросу явно усилились. Будем считать это большим везением и некоторой косвенной компенсацией за задержку строительства.

Как мы видим, стремление объединенной Европы не зависеть критическим образом от такого крупного поставщика газа, как Россия, обходится ее жителям и промышленным потребителям в копеечку. Сейчас выясняется, что упор на создание системы спотовых поставок в указанный регион вовсе не гарантирует низких цен. Но что более значимо, она не обеспечивает необходимого объема поставок природного газа в моменты его дефицита на мировом рынке.

Напомним, что текущие спотовые цены на газ в Европе сейчас превысили $800 за 1 тыс. кубометров, и это не предел. Для сравнения, средняя экспортная цена "Газпрома" в 2021 году при поставках газа в Европу по долгосрочным контрактам прогнозируется на уровне $269,6 за 1 тыс. кубометров. А дружественная России Республика Беларусь в текущем году получает газ по $128,5 за 1 тыс. кубометров.

Приведенные цифры говорят сами за себя. По-видимому, объединенной Европе все же придется пересматривать действующую практику регулирования собственного рынка энергоносителей.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru