24 января, 07:15
Мнение

На войну через два океана и девять морей: переход подводных лодок СССР в 1942–1943 годах

Алексей Исаев — о передислокации субмарин Тихоокеанского флота на Северный в разгар Второй мировой войны

80 лет назад 24 января в город Полярный прибыла подводная лодка С-51 под командованием капитан-лейтенанта Ивана Кучеренко. Исхлестанная штормами субмарина прошла 16 тыс. морских миль через охваченные мировой войной океаны. Так С-51 стала первой лодкой, прошедшей через полмира с Тихоокеанского флота на Северный.

Причины и поводы

Прибытие советской дизель-электрической торпедной подводной лодки на Северный флот было как нельзя своевременным. Еще в декабре 1941 года Адольф Гитлер решил сосредоточить усилия германского военно-морского флота (Кригсмарине) на северном театре военных действий.

С того года в 50 км от Мурманска стояла группировка вермахта, снабжение для которой доставлялось морскими конвоями в Киркенес. Обратными рейсами из этого норвежского городка вывозилась никелевая руда, имевшая стратегическое значение для германской экономики. Высокая важность этих путей привела к резкому возрастанию активности Кригсмарине, в том числе немецких противолодочных сил, на севере, которые защищали коммуникации из Киркенеса.

Бригада подводных лодок Северного флота Красной армии, не имея потерь в 1941 году, за 1942 год утратила сразу девять подводных лодок с опытными экипажами с довоенной подготовкой. Таким образом, ранние успехи советских подводников на Севере — несколько десятков успешных атак — пошли вниз, что не могло не беспокоить командование. Радикальное решение этого вопроса было принято на самом высоком уровне. 27 августа 1942 года нарком Военно-морского флота СССР адмирал Николай Кузнецов обратился к Верховному главнокомандующему Иосифу Сталину с предложением усилить Северный флот за счет невоюющего Тихоокеанского флота Красной армии. Предлагался перевод четырех лодок типа "С" новейшего проекта и двух лодок типа "Л" с функцией подводного минного заградителя.

Планирование и путевые коллизии

Переход через охваченный войной между США и Японией Тихий океан, далее через Индийский океан и вокруг Африки был малореален. Путь по Северному морскому пути также исключался — близились осень и резкое ухудшение ледовой обстановки. Оставался один вариант, который и предложил адмирал Кузнецов, — через Панамский канал.

Постановлением Государственного Комитета Обороны (ГКО) от 4 сентября 1942 года (с интересной формулировкой "разрешить НКВМФ т. Кузнецову") предписывалось организовать переход шести боевых кораблей через полмира. Наркомат внешней торговли в лице Анастаса Микояна должен был обеспечить снабжение лодок топливом, продовольствием и ремонтом в портах союзников СССР — США и Англии. Наркомат финансов выделял валюту для экипажа. Наркомат судостроительной промышленности обязали подготовить лодки для этого долгого перехода.

По договоренности с союзниками лодкам разрешалось заходить в порты Датч-Харбор на Алеутских островах, Сан-Франциско, Панамы, Галифакс в Канаде и Рейкьявик в Исландии.

Лодки отправляли в поход попарно, чтобы в случае аварии один экипаж мог помочь другому. Первыми 25 сентября 1942 года из Петропавловска-Камчатского вышли субмарины типа "Ленинец" — Л-15 и Л-16. Только после выхода в море экипажу сообщили о целях, маршруте и сроках перехода: трудно себе даже представить, что чувствовали моряки, для которых казавшийся рутинным выход в море неожиданно стал многомесячным походом через два океана — Тихий и Атлантический — и девять морей: Японское, Охотское, Берингово, Карибское, Саргассово, Северное, Норвежское, Гренландское и Баренцево.

Передислокация началась с трагедии

11 октября лодка Л-16 капитан-лейтенанта Дмитрия Гусарова затонула от взрыва в 800 милях от Сан-Франциско на глазах вахтенных Л-15. Погибли 56 человек (весь штатный состав экипажа). Официальной версией считается потопление советской субмарины японской подводной лодкой И-25. Хотя командир И-25 докладывал о потоплении американской лодки последней оставшейся у него торпедой. Вероятным также остается предположение об ошибочной атаке со стороны лодки союзников. В 1963 году в Петропавловске-Камчатском был открыт памятник Л-16 со словами "Подвига их не забудем, гибели их не простим".

Проблемой лодок типа "Средняя" Тихоокеанского флота была изношенность батарей. Только одна из выделенных для перехода лодок — С-51 — имела относительно новую батарею; на трех других требовалась замена, тогда как аккумуляторов для этого на Дальнем Востоке не было. Это обуславливало переход лодок преимущественно в надводном положении, под дизелями.

Подводная лодка С-55

Вторая группа лодок — С-54 и С-55 — вышла из Владивостока 4 октября; через сутки — третья группа в составе С-51 (командир — капитан-лейтенант Иван Кучеренко) и С-56 (командир — капитан-лейтенант Григорий Щедрин). Старшим группы был назначен командир 3-го дивизиона подводных лодок капитан 1-го ранга Александр Трипольский. Известие о гибели Л-16 больше обычного заставило держаться экипажи настороже.

Согласно документам, экипаж С-56 в какой-то момент перехода ощутил удар, позже на осмотре в доке нашли вырванный лист обшивки килевой коробки лодки и некоторые ржавые обломки, застрявшие в корпусе. По одной версии, С-56 получила удар торпеды, которая все же не взорвалась. А по другой версии, это могло быть касание затонувшего судна

В начале ноября четыре лодки прибыли в Сан-Франциско, где провели несколько дней, а уже 24 ноября они вышли к Панамскому каналу, который прошли всем дивизионом (четыре сразу). На американской базе Коко-Соло на выходе из канала лодки простояли неделю — после более чем 9 тыс. миль похода требовалась переборка дизелей.

6 декабря советские субмарины были в Саргассовом море, где их встретил и тропический зной, и циклон "хурикан". На широте Нью-Йорка жара сменилась снегом. 12 декабря лодки С-51 и С-56 прибыли в канадский Галифакс с 20-градусными морозами. Здесь собрались к тому момент все уцелевшие пять лодок Тихоокеанского флота, включая вышедшую первой Л-15.

Подводная лодка С-56

Теперь же лодки разделились. Л-15 и С-51 с исправными батареями взяли курс на Рейкьявик с последующим переходом в Полярный. Остальные три "С" следовали к британской базе Розайт для замены аккумуляторов (малоизвестными широкой публике поставками для СССР по ленд-лизу были батареи для подводных лодок — без них деятельность советского подводного флота могла быть куда более ограниченной).

Переход через Атлантику прошел достаточно благополучно, несмотря на некоторые поломки. Так, Л-15 прибыла в Рейкьявик с поврежденными штормом кормовыми горизонтальными и вертикальным рулями и вынуждена была вернуться в Англию для ремонта.

Усиление духа и мощи

С-51 же вырвалась вперед и 8 января 1943 года через бурю добралась до Рейкьявика. Там субмарине потребовался лишь мелкий ремонт, и 16 января С-51 взяла курс на Полярный. Лодку снова бьет шторм. Командованием даже был разрешен промежуточный заход в Англию, но командир С-51 Иван Кучеренко через безумство стихии продолжил идти к своим: его не остановил даже отломанный фрагмент винта. 24 января 1943 года С-51 встречают в Полярном, она намного опередила своих собратьев по походу — остальные лодки доберутся до них в марте — мае 1943 года.

В стремлении прийти как можно раньше присутствовал и существенный моральный фактор: показать понесшим тяжелые потери североморцам, что они не забыты и помощь есть  

Прибытие всех пяти лодок в свою очередь серьезно усилило подводную мощь Северного флота.

Л-15 совершила в этом районе семь походов, а на выставленных ею минах подорвался с уходом на дно германский охотник за подводными лодками. С-51 также совершила семь выходов и потопила немецкий охотник за ПЛ Uj 1202. С-54 погибла в марте 1944 года после пяти походов (подтвержденных побед нет). C-55 пропала без вести в районе Тана-фьорда в декабре 1943 года после пяти походов и потопления двух германских транспортов.

Самой же результативной стала С-56 Григория Щедрина, потопившая два транспорта, один тральщик и один сторожевик. После войны С-56 летом 1953 года вернулась на Тихоокеанский флот, а в 1975 году стала кораблем-памятником во Владивостоке. Стала памятником подводникам Великой Отечественной и беспримерному походу русских моряков на выручку своим товарищам и рубка лодки С-51 — установлена в качестве мемориала в поселке Гремиха Мурманской области. 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Использование материала допускается при условии соблюдения правил цитирования сайта tass.ru