Все новости

Большая игра Ким Чен Ына: что стоит за потеплением в отношениях Пхеньяна и Сеула

Два корейских государства возобновили диалог на высшем уровне, а Пхеньян даже декларировал возможность отказа от ракетно-ядерной программы. Станислав Варивода — о реалистичности такого сценария

С неожиданно позитивными результатами вернулась во вторник из двухдневной поездки в КНДР южнокорейская делегация во главе со спецпосланником президента Чон Ый Ёном. Делегаты в Пхеньяне более четырех часов общались с верховным руководителем Севера "блистательным товарищем" Ким Чен Ыном. По прибытии на родину они сразу из аэропорта отправились с докладом к лидеру своей страны, а затем прямо в его резиденции провели брифинг для журналистов, который порадовал представителей СМИ множеством сенсаций.

Чон Ый Ён сообщил, что лидеры КНДР и Республики Корея Ким Чен Ын и Мун Чжэ Ин проведут встречу в конце апреля текущего года. Третий по счету межкорейский саммит состоится в зоне совместной безопасности в пункте Пханмунджом на границе двух корейских государств.

Вторым главным итогом консультаций стало обещание Севера начать прямые переговоры с США, в ходе которых будут обсуждаться возможность отказа КНДР от ракетно-ядерной программы и гарантии безопасности Пхеньяна со стороны Вашингтона. Кроме того, Ким Чен Ын пообещал заморозить ракетные пуски и ядерные испытания на время диалога с США, а также никогда не использовать силу в отношении Южной Кореи.

Северокорейский лидер без обиняков заявил, что денуклеаризация Корейского полуострова была прямым указанием бывшего главы КНДР, его отца Ким Чен Ира, скончавшегося в 2011 году.

Итоги поездки южнокорейцев в Пхеньян превзошли ожидания даже самых оптимистично настроенных экспертов. Большая часть следящих за развитием межкорейских отношений специалистов полагала, что разговоры о встрече двух лидеров и прямом диалоге с США так и останутся пустыми словами. Ведь Север ранее не раз заявлял, что не будет обсуждать отказ от ракетно-ядерного арсенала, который он считает единственной гарантией своей безопасности. А именно этот вопрос главный и для американцев, и для южнокорейцев, и без него им обсуждать с Севером в общем-то нечего.

Вряд ли северокорейский лидер проснулся в одно прекрасное утро с мыслью о том, что неплохо было бы взять да помириться с США и Южной Кореей

Удивляет та легкость, с которой Ким Чен Ын согласился пойти на все те условия, которые Вашингтон выдвигал для начала диалога с КНДР. Ведь вряд ли северокорейский лидер проснулся в одно прекрасное утро с мыслью о том, что неплохо было бы взять да помириться с США и Южной Кореей. Тем более странно такое предложение после двух лет жесткой конфронтации Пхеньяна с Вашингтоном и Сеулом. Так почему это происходит и какие мотивы могут стоять за поведением северокорейского верховного руководителя?

Старые трюки

Начиная с середины прошлого года международное сообщество занималось закручиванием санкционных гаек в отношении Севера, методично обрезая ему пути получения твердой валюты, столь необходимой для продолжения работ над ракетно-ядерной программой. И надо признать, что оппоненты Пхеньяна во главе с США весьма в этом преуспели, добившись строгого выполнения ограничений даже со стороны традиционно поддерживавшего северокорейский режим Китая. По некоторым данным, валютные заработки КНДР ужались за это время примерно на 90% и продолжают сокращаться. Стране начал грозить жесточайший экономический кризис, который, согласно прогнозам аналитиков, может разразиться уже к осени.

С другой стороны, над Севером нависла вполне реальная угроза получить военную оплеуху от Соединенных Штатов, которые Пхеньян своими пусками МБР и подрывами усовершенствованных ядерных зарядов вплотную подвел к мысли о нанесении превентивного удара по северокорейским объектам, связанным с производством ОМУ и средств его доставки.

В этом контексте поведение Ким Чен Ына становится совершенно логичным и понятным. Пространство для маневра у загнанной в угол Северной Кореи в нынешних условиях довольно ограниченно, но оно есть, тем более что в прошлом Пхеньян успешно прибегал к этому трюку. Фокус заключается в том, чтобы инициировать переговоры и использовать их для смягчения санкционного давления, получения гуманитарной помощи и в целом для того, чтобы выиграть дополнительное время.

В обмен на послабления КНДР готова годами обсуждать возможные варианты полной денуклеаризации или заморозки ракетно-ядерной программы, не идя при этом на принципиальные жертвы. Такое не раз бывало и раньше. Затем, добившись своих целей, Север обычно покидал стол переговоров под каким-либо формальным предлогом и невозмутимо возвращался к своей обычной деятельности.

Обещать — не значит разоружиться

С большой долей вероятности мы наблюдаем начало нового такого цикла. Пхеньяну сейчас очень нужно время для того, чтобы полностью завершить свою программу создания надежной межконтинентальной баллистической ракеты, способной добросить ядерный заряд до большинства американских городов. Нужно время и на то, чтобы доработать и испытать новейшие баллистические ракеты подводных лодок, которые позволят при необходимости нанести внезапные удары по США из непосредственной близости к ним. Лишь закончив работу над этими проектами, руководство КНДР сможет вздохнуть спокойно и чувствовать себя в полной безопасности. После этого Ким Чен Ын уже сможет разговаривать с хозяином Белого дома практически на равных, не опасаясь военного вторжения, поскольку противнику гарантированно будет нанесен неприемлемый ущерб.

Руководство КНДР готово пообещать все что угодно, лишь бы заморочить голову своим противникам

Почему это необходимо? Да потому что в Северной Корее не верят никаким американским гарантиям безопасности. Примеры того, с какой легкостью Вашингтон отказывается от своих собственных обещаний, еще слишком свежи в памяти: это в первую очередь Ливия, в меньшей степени Ирак, а сейчас США вроде бы готовятся к расторжению ядерной сделки с Ираном.

Поэтому руководство КНДР в данный момент готово пообещать все что угодно, лишь бы заморочить голову своим противникам и заставить их если не дать задний ход, то хотя бы немного притормозить несущийся на Север паровой каток санкционного и военного давления.

Критический момент

Однако в этот раз партнеры Пхеньяна по диалогу, извлекшие уроки из предыдущих переговоров с ним, судя по всему, не намерены допустить такого развития событий. Мун Чжэ Ин уже предостерег всех от излишнего оптимизма. Он заявил, что, хотя международное сообщество и вплотную подошло к критическому моменту в усилиях по избавлению Корейского полуострова от ядерного оружия, процесс находится на стартовой линии и как  дальше будут развиваться события, покажет только время.

Президент особо подчеркнул, что не намерен ослаблять санкции против КНДР в связи с планируемым проведением межкорейского саммита. Судя по всему, такой же позиции придерживаются и в администрации Дональда Трампа, с которым южнокорейский лидер уже успел обсудить дальнейшие шаги, касающиеся попытки урегулирования отношений с Севером.

Как в этих условиях будет выкручиваться Ким Чен Ын, желающий, с одной стороны, отмены санкций, а с другой — сохранения гарантирующих его безопасность ракет и атомных бомб, сказать пока сложно. Все будет зависеть от тонкостей переговорного процесса, а главное — его длительности. Практически нет сомнений, что Север постарается затянуть диалог на максимально возможные сроки, тем временем продолжая лихорадочно работать над созданием полноценных средств ядерного сдерживания. Лишь после этого можно ожидать от Пхеньяна начала серьезного торга.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru