Все новости

Не надо нам никакого Таити: фильм-катастрофа "Во власти стихии", снятый настоящим викингом

Егор Беликов — о том, почему это исландское кино учит нас любить родину

В прокат выходит фильм "Во власти стихии", новая картина от автора "Эвереста" Бальтасара Кормакура об экстремальщиках в сложных обстоятельствах. Это антиэмигрантское кино, которое декларирует: куда бы ты ни уехал, с собой ты все равно увезешь себя.

Американка Тами (Шейлин Вудли) живет одним днем, и живет она при этом на Таити: драит там приплывающие яхты за еду, но при этом, кажется, счастлива. Она встречает такого же бедолагу по имени Ричард (Сэм Клафлин): у него борода, своя яхта и ветер в голове, таким образом, он автоматически идеальный мужчина. Вместе они решают за деньги отогнать яхту из Таити в Калифорнию, и ничем хорошим это не обещает кончиться: в первой же сцене, еще до их знакомства, нам показывают Тами посреди разрушенного судна, залитого водой.

История, как полагается, реальная, но, что характерно, не широко известная: мало ли таких частных кораблекрушений бывает, наверняка такое где-то случается чуть ли не каждый год, просто о большинстве мы никогда не узнаем. Потому, наверное, на главную роль и взяли молодую артистку с простецким лицом по имени Шейлин Вудли, чтобы подчеркнуть обыкновенность этой истории. Она успела посниматься и в молодежной драме про рак ("Виноваты звезды"), и в более чем посредственной франшизной антиутопии ("Дивергент"), затем, наконец, попала в мини-сериал "Большая маленькая ложь", лучший арт-мейнстримный телепродукт прошлого года.

' YouTube/iVideos'

"Во власти стихии", может, до арт-мейнстрима и не дотягивает (маловато арта и многовато мейнстрима), но все же это чуть больше, чем блокбастер летнего вечера: он дешевый, относительно камерный (действие почти целиком происходит на той самой несчастной яхте и лишь иногда прерывается флешбэками), и снят он в целом самобытным режиссером из Исландии Бальтасаром Кормакуром, настоящим викингом.

Как известно, все фильмы-катастрофы и просто зрелищные картины о покорении стихии и силе природы делаются с одной-единственной целью: заставить почувствовать некомфортно зрителя, сидящего в мягком кресле в зале под кондиционером (кстати, по моему опыту, в кинотеатрах особенно неприятно смотреть именно зимние фильмы, слишком уж натурально чувствуется пронизывающий холод). Так вот, безусловно, все то же ощущение диссонанса эксплуатирует и "Во власти стихии", и странно, если бы фильм этого не делал. Холодная вода, хлюпающая где-то в трюме и под ногами; неизбывный холод и голод; кромешная тоска и отсутствие всякой надежды на спасение — в общем, как всегда, большая человеческая трагедия работает здесь как мотиватор большого зрительского сострадания.

Но в большей степени это кино — драма о внезапной и не до конца обдуманной любви, которая давит на героев намного сильнее, чем голод и отсутствие надежды на спасение. Итак, перед нами молодые ребята, которые решили не прогибаться под изменчивый мир, а следовать своим представлениям о том, зачем дана человеку жизнь. Но очень неприятно удивляет, что рай для всех этих дауншифтеров — найти не семью, любимое занятие и единомышленников, а вечно путешествовать по райским островам без хлопот и мыслей. Для многих россиян местом для такого времяпрепровождения стало, например, Гоа.

Таити — это унылый клочок суши посреди океана, поросший пальмами, где много фруктов и рыбы, где пахнет морем. В самой идиллической из сцен, снятой явно с некоторой издевкой, Тами и Ричард танцуют в местном бедненьком ресторанчике под гитару. Но зачем нужно было куда-то плыть, чтобы так проводить время? В убогом быте таитянских поселенцев без городских удобств вроде бы совсем не видно никакого счастья.

Возлюбленные регулярно обсуждают свои отношения и свою судьбу. К середине выясняется, что и их жизнь дома, в семье совсем не была безоблачной. Вот что оторвало их от родного дома: это люди, не только уехавшие слишком далеко, но и потерявшие само понятие своей родины, своего места. За эту безответственность героев по отношению к самим себе их и настигает режиссерская и сценарная кара.

Кадр из фильма "Во власти стихии" filmpro.ru
Описание
Кадр из фильма "Во власти стихии"
© filmpro.ru

Что ж, самому Кормакуру явно надоело летать со своего родного острова в неродную для него Америку работать: это уже второй его фильм после "Эвереста", в котором исландец предостерегает от того, чтобы ехать (плыть, лезть) невесть куда с сомнительными целями. Сидите дома и не отсвечивайте. И кстати, исландские фильмы Бальтасара действительно чрезвычайно любопытны: например, его ранний "101 Рейкьявик" или недавняя "Клятва" с самим Кормакуром в главной роли.

Но кроме понятного для исландца патриотизма в картине "Во власти стихии" можно разглядеть и призыв отказаться от всякого дауншифтинга. Мол, оставайся на родной земле и найди себе занятие по душе, и будет тебе счастье, а не борозди чужбину, как какой-нибудь варяг или пират. Вот что декларирует мудрый викинг.

Зачем герои вообще куда-то собрались? Неясно. Поэтому сцена, в которой персонажи все же решают плыть, воспринимается как роковая, даже несмотря на то, что они в этот момент глуповато улыбаются друг другу (Клафлин улыбается в бороду, Вудли, соответственно, в щеки). Точно такой же ключевой сценой выглядит в "Эвересте" разговор будущих альпинистов о том, зачем же они лезут на эту проклятую Джомолунгму. Один из героев, дома работающий почтальоном, рассказывает, зачем он исполняет свою невыполнимую мечту. "Я покоряю гору Эверест, потому что могу", — заявляет он. Кто смотрел хорошо заработавший в прокате "Эверест", тот знает, что ничем хорошим это не кончится.

Вот почему Кормакур вновь и вновь снимает предельно натуралистичные фильмы-катастрофы, в которых предостерегает от бессмысленных авантюр. Не надо нам никакого Таити. Нас и здесь неплохо кормят.

В прокате с 28 июня.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru