Все новости

Прощай, э-дуба. Учитель в школе больше не учитель

Екатерина Мурашова — о трансформации профессии преподавателя и современной интерпретации функции школы

Мы довольно много знаем про то, как устроены были школы в Древнем Шумере. Назывались они э-дуба. Ассириологи перевели с шумерского и получилось — "дом таблички". Каждый из нас хоть раз видел на картинках в книжках, как устроен "дом табличек". Перед сидящими на скамьях детьми стоит учитель. У школьников в руках — клинописные таблички из глины.

Учитель, владеющий определенным знанием, делится этим знанием со своими воспитанниками. Ученики, записав услышанное на глиняных табличках, заучивают свои конспекты. А заученное потом спрашивает преподаватель. И если шумерский ребенок отвечал правильно, учитель его хвалил, и считалось, что пройденный материал усвоен, а если плохо — наказывал. Так было устроено образование 4,5 тыс. лет назад.

Мне кажется, что школа моего детства была устроена так же, как и школа в Древнем Шумере. Когда я пошла в школу, все обстояло именно так, как в э-дубе.

Но, похоже, этот этап закончился. Э-дуба прекратила свое существование. Шумерская модель себя изжила. Учителям необходимо пересмотреть и попрощаться с концептуальными пережитками школьных правил.

Какой будет новая преподавательская роль, пока не ясно, она только формируется.

Но роль учителя как носителя информации, которую он должен переложить из своей головы в головы учеников, закончила свое функционирование, она себя изжила. В первую очередь в силу того, что информация теперь расположена не в голове учителя, а вот в этой обступившей со всех сторон всемирной всеобъемлющей Сети, а дети могут ответить на вопрос быстрее, чем учитель закончит его задавать

Это, конечно, не значит, что школьники теперь будут учиться самостоятельно, поглядывая в интернет.

Боюсь, эта идея несостоятельна хотя бы потому, что дети не владеют алгоритмами, которые позволяют им оттуда извлечь информацию.

Следовательно, школьникам будет необходим кто-то, кто сможет показать, как устроена алгоритмика.

Поэтому роль учителя, возможно, и не останется ведущей в прежнем понимании, но останется, чтобы хотя бы расставлять "вешки на болоте". То есть функцию "осушать болото незнания" заменит функция "расставлять вешки"

Может человек пойти не по вешкам? В принципе — да. Обязательно ли он утонет? Нет, не обязательно, но вот если эти вешки стоят…

Вероятно, у преподавателя появятся навигационные задачи, помогающие ребенку с ориентировкой во вселенческом океане знаний.

Еще нужно понимать, что современный учитель далек от гимназического, и время требовательных и строгих учителей ушло в прошлое. Нет, это не катастрофа, как кажется многим, и скорее плюс, чем минус.

Дело в том, что когда учитель требует, подразумевается, что он знает, что этому ученику надо. А это ведь не так.

Нужно понять одну простую вещь: никто из нас — ни родители, ни школа, ни чиновники, словом, никто не представляет себе, в каком мире будут жить дети, которые 1 сентября пришли в первый класс. И когда эти дети начнут выбирать специальность, войдут в зрелую жизнь, мы ведь не знаем, что это будет за мир вообще, не представляем себе, как он будет устроен. Может, мы все достигнем точки сингулярности?

Поэтому делать умное лицо и говорить, мы знаем, что сейчас нужно детям, и предъявлять им соответствующие требования — вряд ли уместно…

Конечно, 200 лет назад ситуация была другая. У сапожника, к примеру, был сын, и сапожник с достаточной долей вероятности представлял, чему надо учить сына, что ему больше понадобится в дальнейшей жизни. И скорее всего, тогда этот сапожник был прав. А сейчас — нет.

А что мы могли бы требовать от современных детей?

Чтобы они учились различать чувства других людей?

Или чтобы они учились писать квадратные уравнения?

Скорее всего, учителю важно будет получить информационный запрос от ученика. Запрос будет определять учительскую стратегию.

Авиценна был ужасно мудрый, и когда он был очень старый уже, его кто-то спросил: "А вы, наверное, с детства выделялись, были гениальным ребенком?"

На что Авиценна ответил с невозмутимостью: "Нет, не могу так сказать, были ученики в медресе, которые знали больше меня, учились лучше меня, но я был лучшим из задающих вопросы".

Поэтому у преподавателей, возможно, будет еще и функция учить составлять информационные запросы, показывать алгоритмику. И это, скорее, станет функцией учителя начальной школы

Умные учителя давно уже поняли, что э-дуба приказала долго жить. Но уверенности, конечно, им это понимание не добавляет. Учителя в новых условиях растеряны. Но эта переходная растерянность — нормальное состояние для всех, кто попадает в новые незнакомые условия.

Хотя учителя разные. И кто-то наверняка захочет спрятаться и пересидеть все трансформации. Кто-то попытается спрятаться от ощущения, что все рушится. Ну а кто-то встречает волну с открытым забралом, кто-то уходит. Но от тех, кто останется, будет зависеть многое.

Нужно делать выбор и принимать решение: либо уходить из профессии, если нет понимания, что делать дальше, либо экспериментировать, если учитель больше не идентифицирует себя с учителем шумерской э-дубы.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru