Все новости

Выборы в Турции. Потери Эрдогана и приобретения оппозиции

Кирилл Жаров — об итогах региональных выборов

Партия справедливости и развития (ПСР) президента Тайипа Эрдогана впервые потерпела поражение от оппозиции на муниципальных выборах. И речь идет не о голосах и процентах, а о потерях более крупного масштаба.

Выборы в Турции состоялись 31 марта. По сравнению с 2014 годом правящая ПСР получила на 1,15% больше в голосовании за места в региональных парламентах и на 4,32% меньше по полученным креслам глав провинций и уездов. И на фоне этого она лишилась главных административно-политических активов. Стамбул, Анкара и Анталья ушли к оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП). Теперь мэрами этих мегаполисов будут люди, с которыми у президента крайне мало точек соприкосновения. И это большой удар по имиджу и позициям ПСР и самого Эрдогана, который приложил массу усилий ради победы на этих выборах.

ПСР еще с 2013 года, когда по стране прокатились протесты Гези, начала терять единство. Поначалу ради сохранения лица многие функционеры партии, не согласные с курсом их политической силы, оставались в системе. Однако постепенно часть "отступников" начала уходить либо из ПСР, либо с политической арены. После попытки путча в 2016 году Эрдоган прибег к резким и не всегда популярным мерам по поддержанию стабильности. Это увеличило лояльность к нему со стороны традиционного электората, но привело и к росту недовольных его методами.

Из-за этого на референдум по поправкам в конституцию в 2017 году президент был вынужден идти в альянсе с другой партией. Такое решение со стороны президента, крайне негативно отзывавшегося о коалиционных формах руководства страной, которые Турция использовала в прошлом, было немыслимо. Объединение с Партией националистического движения (ПНД) дало ПСР необходимую поддержку на референдуме и показало, что в одиночку Эрдоган бы не справился. За его конституционную инициативу проголосовали 51,41%, из которых не менее 7−10% приходилось на электорат ПНД. На президентских выборах 2018 года Эрдоган победил, набрав 52,59% — достаточный арифметически, но не слишком внушительный результат для политика, заявляющего о себе как о лидере всей нации. И во всех случаях это были результаты при очень высокой явке — 85−89%.

Надежды и реальность

Перед началом агитационного периода ПСР и ПНД снова объединились в альянс, хотя еще весной прошлого года националисты достаточно резко отзывались о его целесообразности. Объединение распустили за ненадобностью, но оказалось, что преждевременно. С ПНД удалось договориться о том, что она не станет выдвигать своих кандидатов в крупных городах. Партия согласилась, официально об этом заявив, и тем самым несколько упростила задачу для партии президента. На это был изначальный расчет.

В ходе агиткампании Эрдоган и члены его правительства проводили по несколько митингов ежедневно. Выступали по всей стране, собирая тысячи людей. Проговаривали, разжевывали все доводы, объясняли, почему надо голосовать за кандидатов от ПСР. Кампания проходила без эксцессов, благо у президента и его команды есть огромный опыт в этом. Однако вот риторика выступлений практически не изменилась. Руководство страны фактически стало заложником своих успехов. Эрдоган говорил о достижениях ПСР, о своих победах, в очередной раз приводил в пример "миллионы километров новых автодорог", новые аэропорты, электростанции, достижения ВПК, победы в Сирии и внутри Турции над путчистами. Все это теми же словами говорилось и в 2017-м, и в 2018 году, и даже в 2014-м.

Оппозиция не может предъявить электорату больших побед, но она более свободна в выражении своей позиции, в критике власти. Высказывания НРП по ряду вопросов воспринимались часто свежее и ярче.

В конечном счете НРП приумножила свой успех на несколько процентов в контексте полученных мест в региональных советах и по "взятым" провинциям и уездам. Отколовшаяся от ПНД "Хорошая партия", впервые участвовавшая в муниципальных выборах, набрала по семь с лишним процентов по этим двум показателям. И это очень хорошее начало для молодой партии. ПНД же лишилась гигантской части электората — 10−11% по сравнению с выборами 2014 года.

Отдельно хочется отметить провинцию Тунджели, где, и это невообразимо, победил кандидат от Коммунистической партии Турции. Он обошел кандидатов от прокурдской Партии демократии народов, традиционно пользующейся популярностью в этом регионе.

И все же главным завоеванием оппозиции стали Анкара, Стамбул и Анталья.

Стамбул

Кандидатом в Стамбул Эрдоган выдвинул экс-премьера, спикера парламента Бинали Йылдырыма. Более месяца до начала агиткампании ПСР и президент хранили молчание насчет выдвиженца. Йылдырым, как отмечали турецкие источники, не хотел бороться за кресло мэра города на Босфоре. Точные причины не назывались. Вероятно, проблема была в неоднозначных шансах на победу.

Эрдогану же жизненно необходим свой человек в Стамбуле. Это ведь он ранее говорил: "Кто управляет Стамбулом, управляет всей страной". Последние 19 лет в этом городе не было мэра-оппозиционера. Кроме того, с упразднением поста премьер-министра и понижением статуса парламента до сугубо законотворческого органа Йылдырым оказался как бы за кулисами политической сцены. Эрдоган, скорее всего, хотел как сохранить Стамбул за своей партией, так и обеспечить своему старому соратнику статусную предпенсионную должность.

Планы разбились об итоги голосования. Экрем Имамоглу от НРП обогнал Йылдырыма на 0,27% или на 24 тысячи голосов. ПСР обещала бороться до конца, оспаривать результаты в ЦИК ввиду того, что около 300 тысяч бюллетеней официально не были приняты к подсчету. Но даже если апелляции вытянут Йылдырыма, это не изменит того факта, что половина жителей Стамбула не хочет видеть своим руководителем ставленника ПСР.

49-летний Имамоглу с 2009 года возглавляет муниципалитет стамбульского района Бейликдюзю. У него есть административный опыт, он состоит во многих общественных организациях, возглавлял местные футбольные клубы.

Анкара

Первые свидетельства нестабильности позиций ПСР в Анкаре были получены в ходе выборов 2014 года. Тогда кандидат от НРП Мансур Яваш лишь на 1% отстал от бессменного с 1994 года мэра столицы Мелиха Гекчека. Подсчет голосов сопровождался выступлениями оппозиции, протестами в ЦИК, обвинениями в адрес ПСР в нечистоплотности.

В 2017-м Гекчек досрочно сложил с себя полномочия, объявив об этом в Twitter. Он объяснил это тем, что выполнял распоряжение Эрдогана. Что скрывалось за отставкой одного из ближайших соратников президента, точно неизвестно, но совпала она с кризисом вокруг ухода из ПСР ряда функционеров. Сам мэр не изъявлял желания покидать свое место. Примечательно, что с того времени он так и остается вне активной политической жизни республики.

Яваш взял реванш на этих выборах, набрав 50,92% против 47,1% у конкурента из ПСР Мехмета Озхасеки. Яваш в отличие от Озхасеки — уроженец провинции Анкара, руководил уездом Бейпазары, занимал должности в центрисполкоме НРП.

Анталья

Мэр главного туристического города Турции Мендерес Тюрель уступил около 5% кандидату от НРП Мухиттину Боджеку. Для Тюреля это довольно привычный сценарий: до этого он уже проигрывал НРП в 2009 году, потом же снова возвращал себе кресло градоначальника.

Анталья часто меняет руководителей, и дело тут в неоднородности электората. В каждом из районов и уездов партиям каждый раз приходится усиленно бороться за голоса. Не во всех районах есть сформировавшийся и единый костяк голосующих за ту или иную партию.

Боджек, однако, не чужой человек для Антальи. Он родился в районе Коньяалты — одном из крупнейших в городе. Имеет высшее образование в области политических наук и госуправления, руководит рядом союзов и общественных фондов в городе. То есть это свой человек, которого знают анталийцы.

Измир

Кандидатом в мэры Измира ПСР выдвинула экс-министра экономики Нихата Зейбекчи, которого разгромил человек от НРП Мустафа Тунч Сойер, набравший 58,08% против 38,66% у Зейбекчи. Сойер с 2003 года начал работать в руководстве Измира, в торгово-промышленной палате города, занимал пост в руководстве одной из крупнейших международных выставок страны Izmir EXPO, был мэром города Сеферихисар, привлекающего туристов. Зейбекчи же уроженец провинции Денизли, которой руководил в 2004–2011 годах и депутатом от которой был до 2018 года.

Измир всегда был оплотом оппозиции в стране. Отбить его ПСР так и не удалось.

Ошибки Эрдогана

ПСР просчиталась, предлагая в города кандидатов не из числа местных политиков и управленцев. Подвела Эрдогана выстроенная им самим система ротации руководства в стране. Дело в том, что нынешний президент на протяжении многих лет собирал вокруг себя чиновников высшего ранга, которые при необходимости могли бы занимать любые посты и должности. Как Йылдырым, который руководил Минтрансом, стал премьером, как Ахмет Давутоглу, который был главой МИД, а занял пост главы правительства. Тасовался кабинет министров, у высших чиновников не было четкой специализации, но был большой опыт и профессионализм, чтобы руководить и Минтуризма, и МВД.

Но на этот раз ставка на универсальных профессионалов в качестве кандидатов в мэры не сыграла. Громкие имена не смогли нивелировать растущую поляризацию общества. Стамбул не увидел в опытном Йылдырыме хорошего мэра, Анкара отказалась поддержать Озхасеки — экс-министра окружающей среды и городского планирования. Местные аналитики помимо прочего отмечают, что население в ряде регионов голосовало не столько за своего кандидата, а против выдвиженца от ПСР.

Для оппозиции это большая победа — взять Анкару, Стамбул и Анталью. Для Эрдогана это удар, с которым придется смириться

Вне зависимости от исхода апелляций в ЦИК по стамбульскому голосованию, скорее всего, закроется и тема превращения музея Айя-София в мечеть, о чем так популистски и громко кричал в преддверии выборов президент.

Что касается жителей этих мегаполисов, то им пока не стоит ни радоваться, ни расстраиваться. Мэры от НРП, безусловно, будут стараться делать все возможное для развития своих городов. Получится ли это у них, пока не ясно — административная и бюджетная мощь по-прежнему в руках Эрдогана. Если мэры проявят гибкость, найдут баланс и смогут учесть интересы и своей партии, и центральных властей, их работа будет эффективной. В противном случае Эрдоган и его администрация сможет с легкостью обрезать им крылья и дискредитировать. Такие эпизоды ранее уже случались.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru