Все новости

Непраздничный юбилей НАТО. "Русская угроза" теряется на фоне разногласий в альянсе?

Андрей Шитов — о том, почему альянс отмечал 70-летие не на высшем уровне

Организация Североатлантического договора (НАТО) отметила свое 70-летие. По канонам жанра следовало бы добавить — "с помпой". Но вот помпы — в отличие от прежних юбилеев — как раз и не было. Собрались даже не на высшем уровне: в Вашингтон на день рождения съехались на прошлой неделе не лидеры стран-участниц, а министры иностранных дел. Собственно, это само по себе стало самым наглядным подтверждением того, насколько неблагополучно сейчас обстоят дела в трансатлантическом "благородном семействе".

"Без Трампа и без драмы"

"Уровень был еще прошлой осенью благоразумно понижен до министерского — расчет был на то, чтобы обойтись "без Трампа и без драмы", — констатировала на страницах журнала Foreign Policy Джулиэнн Смит, в прошлом курировавшая отношения с Европой и НАТО в Пентагоне и аппарате Белого дома. — Но, к сожалению, и без Трампа встреча получилась какой угодно, но только не праздничной".

Правда, действующий президент США Дональд Трамп все же удостоил генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга аудиенции, а на следующий день тот выступил на совместном заседании обеих палат Конгресса США. Для руководителя международной организации честь редкая и немалая. Но ложка дегтя была и в ней.

Злые языки поговаривали, что на Капитолийский холм генсека НАТО позвало руководство оппозиционной Демократической партии США во главе со спикером нижней палаты Конгресса Нэнси Пелоси. В пику Трампу — чтобы подчеркнуть, что тот союзников по альянсу не жалует и хорошими отношениями с ними похвастаться не может. То есть, по сути, для продолжения той идеологической и информационной "гражданской войны", которая то тлеет, а то и открыто полыхает в США со времени всеобщих выборов 2016 года.

Как НАТО… громила Гитлера

Впрочем, гость настойчиво призывал хозяев жить дружно. Постоянно апеллировал и к Пелоси, и к сидевшему рядом с ней республиканцу Майклу Пенсу (вице-президенту США, который по должности председательствует в сенате), словесно как бы объединяя их в единую пару. Несколько раз напоминал им о том, как "хорошо иметь друзей" и за пределами собственной страны.

Собственно говоря, в этом и заключался главный смысл его речи. Дескать, НАТО — проект взаимовыгодный, участники которого "вместе сражаются, а порой и вместе умирают". Например, в Афганистане европейские и канадские союзники США потеряли более 1 тыс. человек убитыми и "гораздо больше" тяжело ранеными.

К числу основных достижений альянса Столтенберг отнес "сдерживание" Советского Союза в годы холодной войны, "остановку войн и бесчинств на Балканах", "борьбу с терроризмом от Афганистана до Ближнего Востока", принятие в НАТО "обретших новую свободу стран Центральной и Восточной Европы".

Для решения этих задач требовалась сила, указал он, поскольку словесных увещеваний "враги свободы" никогда не понимали и не понимают. К числу врагов в этом контексте были отнесены Гитлер, Сталин и ИГИЛ.

Вот вам, что называется, альтернативный взгляд на историю. Из первых уст и, осмелюсь предположить, совершенно искренний.

По-моему, это лучший ответ тем людям в нашей стране, которым кажется, что, мол, пропаганда пропагандой, но не могут же и на Западе не признавать факты истории. Например, в данном случае не сознавать, кто на самом деле разгромил нацистские полчища во второй мировой, а уже в наши дни — головорезов из запрещенного в РФ "Исламского государства".

Норвежец Столтенберг, 60-летний профессиональный политик и в прошлом премьер-министр своей страны, считает, что и то и другое сделали герои-натовцы. Хотя уж с Гитлером-то когда они успели повоевать?

Кого убивали в Белграде

Пересказывать реальный послужной список альянса не стану: он хорошо известен, во всяком случае вне зоны полного пропагандистского доминирования США. Упомяну лишь пару эпизодов, врезавшихся в память лично мне.  

20 лет назад, когда начинались натовские удары по Югославии (первые массированные бомбежки в Европе с 1945 года), я работал в Вашингтоне. Помню, как на экране Си-Эн-Эн — в прямом эфире — прямым попаданием был разрушен мост в Белграде. И американские телевизионщики взволнованной скороговоркой заверяли, что тем, кто не успел все как следует рассмотреть, обязательно покажут повторы. Словно речь шла о какой-то компьютерной игре, а не о том, как среди бела дня ни за что ни про что убивали мирных жителей европейского города.

Евгений Примаков развернул тогда свой самолет над Атлантикой и отказался от визита в Вашингтон. Более резкого способа выразить свой протест у главы правительства России в то время не было.

А год спустя правозащитники из нью-йоркского Комитета защиты журналистов представляли свой традиционный отчет о гибели сотрудников СМИ по всему миру за 1999 год. И я заметил, что в Югославии погибшими были указаны шестеро: три китайских корреспондента, убитых при попадании натовской ракеты в посольство КНР в Белграде, двое немецких репортеров в Косово и издатель одной из сербских газет, застреленный неизвестными.

Между тем сам КЗЖ ранее признавал, что 23 апреля 1999 года при бомбежке авиацией НАТО комплекса государственного телевидения Сербии в югославской столице погибли 16 человек. На мой вопрос о том, почему эти люди не были учтены при составлении профессионального мартиролога, координатор европейской программы КЗЖ Эмма Грей заявила, что их решено было "не считать журналистами", поскольку они, дескать, "участвовали в пропаганде насилия".

Заметно было, что ей стыдно: она мялась и отводила глаза. Но она все это произнесла. 

Я ей тогда сказал, что больше никогда не стану верить их докладам. Потому что по их логике и меня можно убить и задним числом "исключить" из профессии. И сделать вид, будто никакие права, свободы и ценности, принятые в свободном демократическом обществе, не нарушены.

Что написано пером

Ну и еще одно — что называется, в тему. Североатлантический договор, подписанный 4 апреля 1949 года в Вашингтоне, известен сейчас в основном своей 5-й статьей о коллективной самообороне, провозглашающей мушкетерский принцип "один за всех и все за одного". Об этом и Столтенберг с удовольствием напоминал в Конгрессе.

Но вот мне один коллега на днях посоветовал посмотреть первую статью того же договора. Я прочел и, честно говоря, глазам не поверил.

В ней черным по белому написано, что "стороны обязуются в соответствии с Уставом ООН улаживать любой международный спор, в который они могут быть вовлечены, мирными средствами и так, чтобы не ставить под угрозу международные мир, безопасность и справедливость, а также воздерживаться в своих международных отношениях от угрозы [силой] или применения силы любым способом, несовместимым с целями ООН".

Без "зеркального ответа"  

Шизофрения какая-то. Справедливость! У военного альянса! Поддерживаемая, надо полагать, бомбами и ракетами.

С другой стороны, на этом фоне легче понять и вашингтонскую речь того же Столтенберга.

Который, с одной стороны, заверял: "Мы не хотим изолировать Россию. Мы стремимся к лучшим отношениям с Россией". А с другой — стращал своих слушателей "массированным наращиванием военной мощи" России "от Арктики до Средиземноморья и от Черного моря до Балтики". И рапортовал, что "в ответ" НАТО изо всех сил наращивает собственную мощь, в том числе и "впервые размещая боеготовые силы на востоке своего альянса".

Наверное, генсек НАТО действительно верит в "российскую угрозу", в том числе и по долгу службы. В конце концов, она возвращает его организации исходный смысл существования, утраченный, казалось бы, с распадом СССР и Варшавского договора.

Но при этом, как мне показалось, с особой настойчивостью Столтенберг во всех своих публичных высказываниях в Вашингтоне проводил мысль о том, что "реагировать" Западу надо все-таки дозированно. Что диалог с Москвой по контролю над вооружениями все же нужен. И что даже если та нарушает договор по ракетам средней и меньшей дальности (а кто же, дескать, в кругу союзников в этом сомневается), то НАТО "не станет зеркально отвечать на действия России".

"У НАТО нет намерения размещать в Европе ядерные ракеты наземного базирования", — не раз подчеркивал норвежец. Что ж, разумно — хотя бы в силу географического положения его собственной страны.

К России — по "двухколейке"

Вообще, конечно, все, что говорилось в Вашингтоне о России и в связи с Россией, надо рассматривать в зависимости от степени "наведения на резкость". В самом общем плане риторика отражает решительное осуждение всевозможных козней и происков, огульно приписываемых Москве, и готовность непреклонно им противостоять. Но при ближайшем рассмотрении выясняются интересные подробности.

Вот пример "с самого верха". Перед началом встречи со Столтенбергом в Овальном кабинете Белого дома Трампа спросили, насколько велика, на его взгляд, угроза для безопасности НАТО со стороны России. "Надеюсь, никакой угрозы для безопасности не будет", — ответил президент США. "Думаю, мы поладим с Россией", — добавил он. И подчеркнул: "Я действительно так считаю".

Совсем иную позицию озвучивал от имени США в ходе юбилейных мероприятий альянса вице-президент Пенс. Вот он как раз перекладывал с больной головы на российскую все смертные грехи. Но какие?

С ДРСМД понятно. Речь о том, по чьей вине в Европе могут появиться новые ракетные угрозы, а на этот счет в НАТО "двух мнений быть не может".

Но ясно и другое. Официально соглашаясь с Вашингтоном, его союзники все же не хотят появления в Старом свете новых ядерных ракет, пусть и американских. Как недвусмысленно дал понять генсек НАТО, их совершенно не устраивает, чтобы на их земле подобным образом "клин клином вышибали".

А в двух других случаях, затронутых Пенсом, он предъявлял претензии не только и не столько России, сколько ключевым союзникам США. Германии — за газопровод "Северный поток — 2" и Турции — за покупку российских зенитных ракетных комплексов С-400.

Ссылался Пенс на соображения безопасности, но это никого не обманывало. Все понимают, что на самом деле речь идет прежде всего о коммерческих интересах США в энергетической и военно-технической областях. То есть, по существу, о попытке недобросовестной конкуренции, причем с применением прямых угроз в адрес партнеров. Но такой подход и в Берлине, и в Анкаре считают неприемлемым. Как, кстати, и бесконечные попреки из Вашингтона по поводу "недоплаты" союзников в натовский бюджет.

Между прочим, про проблему с С-400 позже спрашивали и генсека НАТО. Он сказал, что "решения о закупках той или иной системы принимаются на национальном уровне", но при этом признал, что "проблема, вызывающая разногласия между двумя союзниками, существует", и выразил надежду на ее урегулирование. Официально, по его словам, этот вопрос не входил в повестку дня министерской встречи в американской столице.

А на итоговой пресс-конференции Столтенберга попросили прокомментировать и тезис Трампа о необходимости улучшения отношений с Россией. И он ответил, что не видит противоречия "между сдерживанием, обороной и диалогом". На его взгляд, это составные части "двухколейного подхода", вновь подтвержденного союзниками на прошедшем заседании.

Что ж, "двухколейка" хороша хотя бы тем, что в принципе позволяет объезжать заторы…

"Общенациональное мировоззрение"?

"Без Трампа и без драмы" в НАТО рассчитывали обойтись в Вашингтоне из-за того, что видят в действующем президенте США демагога и волюнтариста, способного совершать непредсказуемые поступки. Но по политической ориентации он прежде всего националист и популист, выражающий не столько свои личные взгляды, сколько чаяния своих избирателей. Главным образом во внутренней политике, но и во внешней тоже.

Каковы же сейчас настроения американцев, как они меняются? Об этом говорят социологи.

В феврале нью-йоркская аналитическая группа "Евразия" представила итоги опроса общественного мнения, проведенного летом прошлого года — сразу после саммита НАТО в Брюсселе и встречи президентов России и США в Хельсинки. По свидетельству президента группы Иэна Бреммера, исследование выявило "ослабление аппетита" американцев "к имперской форме правления".

"Америка прежде всего" — это уже не просто трамповский лозунг, — констатирует Бреммер. — Во внешней политике это становится общенациональным мировоззрением".

В марте в преддверии нынешнего юбилея альянса исследовательский центр им. Пью в Вашингтоне поинтересовался мнением американцев конкретно о НАТО. Выяснилось, что те считают этот инструмент более важным для союзников Америки, чем для нее самой. Кроме того, люди высказались за то, чтобы США занимались прежде всего собственными внутренними делами, а не чужими проблемами; это совпадает с выводами Бреммера.

Наконец, буквально на днях институт Чарльза Коча распространил результаты крупного исследования по НАТО, проведенного в США, Великобритании, Германии, Турции и Франции. На вопрос о том, укрепляет ли членство в альянсе безопасность их стран, утвердительно ответили 52% англичан, но лишь по 36% американцев и французов и по 40% немцев и турок.

Организаторы желчно констатировали, что союзники рады получать американскую помощь, но сами не горят желанием приходить на выручку США. В Турции и Германии против последнего варианта высказывалось большинство опрошенных — соответственно 57% и 51%.

Участникам исследования предлагалось рассмотреть возможность "серьезного вооруженного конфликта" между Россией и одной из соседних с ней стран, входящих в НАТО.  На вопрос о том, следует ли отправлять на подмогу такой стране сухопутные войска, утвердительно ответили лишь от одной четверти (в Германии и Франции) до одной трети (в США и Великобритании) опрошенных. А отрицательно — почти половина немцев, более трети французов и почти треть американцев и англичан.

Наконец, организаторы подчеркнули, что к перспективе расширения альянса население его ключевых стран относится в целом положительно. Но когда людям объясняют, что прием в НАТО, например, Украины означал бы усиление риска войны с Россией, энтузиазм иссякает.

По усам текло…

Принято думать, правда, что во внешней политике общественное мнение следует за элитарным, экспертным. Но вот газета Politico опросила в канун вашингтонского юбилейного слета американских и европейских специалистов, включая бывшего генсека НАТО Джорджа Робертсона, экс-главкома вооруженных сил альянса адмирала Джеймса Ставридиса, отставного посла Александера Вершбоу, работавшего и в руководстве НАТО, и в Москве, и еще с полдюжины знатоков. И выяснила, что, по мнению аналитиков, в ближайшие десять лет блок будет занят внутренними проблемами, а в процессе расширения возникнет пауза. Если, мол, и ждать еще чьего-то вступления, то разве что Швеции и Финляндии.

Другое дело, что для России и это не подарок. Помню, в 1997 году, когда планы раздвижения границ НАТО только формировались, мудрый человек и опытный дипломат, посол РФ в США Юлий Воронцов публично и официально предупреждал Вашингтон о пагубности этих замыслов, а приватно меня успокаивал: да пусть расширяются. Сами же потом не управятся с этой оравой.

Как говорится, этими бы устами да мед пить. Может, конечно, судя по нынешней вашингтонской посиделке, еще и сбудется этот прогноз. Но пока у нас больше в чужом пиру похмелье…

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru