Все новости

Борьба за Стамбул. Отчаяние Эрдогана

Кирилл Жаров — о том, как отмена результатов выборов мэра Стамбула больно бьет по имиджу турецкого президента

ЦИК Турции отменил результаты выборов мэра Стамбула спустя месяц после голосования. Такое решение избирательной комиссии может показаться нелогичным — ведь оппозиционный мэр уже получил от ЦИК официальный сертификат о назначении, а пересчет голосов не дал вырваться вперед кандидату от президентской Партии справедливости и развития (ПСР). Однако же оппозицию такое положение дел должно устроить.

ЦИК мог бы провести перевыборы только в части стамбульских уездов, к которым были претензии у президента Тайипа Эрдогана, и тем самым удовлетворить его чаяния. Оставить в силе результаты ЦИК не мог — слишком сильно было давление. Так что он решил начать все с нуля.

Нет сомнений, что решение об отмене — политическое, хоть и прикрыто оно легитимными процедурами подачи апелляций. Доказательств какого-либо неконституционного влияния Эрдогана на ЦИК нет, но очевидно, что в обычной ситуации процесс подачи и рассмотрения требований о пересчете голосов и проверки законности голосования так бы не затянулся.

Историческое решение

Многие местные аналитики и обозреватели назвали произошедшее "историческим событием". Для президентского электората это история про главенство правды над заговорами оппозиции. Хотя сомнительно, чтобы у Народно-республиканской партии (НРП), чей кандидат Экрем Имамоглу и занял пост мэра, были силы на столь масштабные манипуляции с голосами. Да и как-то оправдаться перед выдвигаемыми обвинениями оппозиция не стремится.

Для противников Эрдогана "историческим" стал крах всей выборной системы в стране. Отменяя итоги голосования, комиссия де-факто была вынуждена аннулировать свои же собственные решения, принятые до этого по апелляциям ПСР. Партия Эрдогана буквально завалила комиссию требованиями пересчета, коробками с доказательствами нарушений. Избирком боролся месяц. Его председатель Сади Гювен обычно старается доходчиво пояснять прессе причины принятых решений. Но в этот раз его заявление не длилось и полминуты, потому что, если бы пришлось вдаваться в подробности, Гювен не смог бы обосновать шаг своего ведомства.

Сложилось впечатление, что ЦИК утомился и просто решил дать президенту то, чего он так хочет, проговорив про себя: "Да подавись!" А Эрдоган, и правда, рискует в перспективе не переварить эту победу.

Путь к провалу

Отмена выборов, в результате которых впервые в эрдогановской Турции мэром Стамбула стал оппозиционер, проиллюстрировала нарушение принципа разделения властей и то, насколько сильно вся система власти сконцентрирована на личности президента. Ведь это он настоял, чтобы кандидатом в мэры был Бинали Йылдырым, хотя не все в партии были согласны с этой кандидатурой, да и сам он не хотел выдвигаться. Когда ставленник проиграл, Эрдоган начал атаку на ЦИК, оппозицию, вспомнил даже о путчистах из ФЕТО.

Эти довольно истеричные выпады, а также провальная работа стамбульского отделения партии перед выборами показывают, что внутри ранее единой и крепкой ПСР идут разрушительные процессы. Партии не помогает ни альянс с националистами, ни уже приевшаяся воинственная риторика Эрдогана, которую он включает в кризисные моменты. Он перестал генерировать новые идеи для своих пиар-кампаний и использует проверенные, но надоевшие средства типа нападок на врагов страны, игры мускулами напоказ, говорит о заговорах путчистов, хотя сам же вычистил почти всех заговорщиков в Турции.

Официальный представитель Эрдогана Ибрагим Калын сразу после выборов сказал, что итоги голосования — "это ни в коем случае не начало конца". Эти слова, но с точностью до наоборот, могут стать пророческими — таковы настроения либеральной части общества.

На политическую сцену начали возвращаться видные функционеры ПСР, которых Эрдоган в предыдущие годы убрал за кулисы за ненадобностью. Но возвращаются они с критикой нынешней партии власти. Это бывший премьер Ахмет Давутоглу, экс-министр экономики Али Бабаджан, экс-президент Абдуллах Гюль. Эти люди, как считается, ведут работу над созданием своих партий, которые отберут часть электората у ПСР.

Эрдогану стоит опасаться их влияния на его партию. Давутоглу — высокообразованный, хитрый дипломат-западник, Бабаджан — опытный экономист, Гюль — умеренный либерал, стоявший у истоков ПСР. Давлением на ЦИК президент только лишь отсрочил на несколько месяцев раскол в своей партии.

Оппозиция довольна

Оппозиция чувствует страхи Эрдогана и видит, что основа его вертикали власти — партия и электорат — размягчается. Поэтому НРП и сам Имамоглу встретили решение ЦИК с улыбкой и сдержанностью. Партия, конечно, раскритиковала произошедшее, назвав отмену выборов "кровоточащей раной на совести нации". Глава НРП Кемаль Кылычдароглу указал на одно несоответствие, подтверждающее политизированность решения. Дело в том, что из-за "нарушений в формировании избирательных комиссий" (официальная причина, озвученная ЦИК) отменены только выборы мэра, но не депутатов регионального совета, руководителей муниципалитетов, за которых народ голосовал в тот же день. Претензий было бы намного меньше, отмени ЦИК вообще все результаты Стамбула.

"Эта банда убила закон и волю нации. Ты (Эрдоган) виновен перед историей. Ни один отец не может оставлять такое наследие своим детям", — сказал Кылычдароглу.

Несмотря на высказываемую критику, в стане противников Эрдогана отлично понимают, что ЦИК этим решением сильно ударил по имиджу ПСР и президента. Более того, даже среди адекватных сторонников главы государства сейчас царит молчание. А вот Имамоглу теперь фактически стал жертвой авторитарного режима и получил психологическое преимущество. Его он сможет инвестировать в голоса.

У него есть высокие шансы снова победить, потому что в глазах многих турок он уже будущий президент. Благодаря тому, как он держится и говорит, он смог показать народу, что потенциальная замена несменяемому Эрдогану, оказывается, есть.

И НРП, и ПСР идут на перевыборы с прежними кандидатами. Но оппозиция идет с козырем, а вот власть рискует, причем совершенно осознанно, наступить на те же грабли. Можно ожидать, что агиткампания Эрдогана — Йылдырыма будет ультраагрессивной. ПСР и президент задействуют весь свой административный ресурс. Они могут пойти на что угодно, даже на временный альянс с прокурдскими силами, хотя пока в администрации это категорически отрицают.

У НРП задача — приумножить голоса за счет верно выбранной риторики. Имамоглу дал либеральной части турок надежду на то, что сменяемость власти в стране не миф. Он, конечно, пока уступает по масштабу Эрдогану, но как символ перемен может сплотить вокруг себя даже политических оппонентов и ту часть электората ПСР, которая голосует не сердцем, а умом. НРП придется тяжело бороться за Стамбул, но окончательно взяв этот город, партия в итоге может получить и Турцию.

Ценность города на Босфоре

Президенту и ПСР по большому счету наплевать на потерю кресел мэров в Анкаре, Анталье, на проигрыш своего человека в Измире. Все крупнейшие финансовые потоки идут в Стамбул. В городе сосредоточено в активах и пассивах $40 млрд. Компании некоторых арабских стран, вливающих деньги в эрдогановскую Турцию, застраивают в этом городе премиальные районы жилой и бизнес-недвижимостью. Это один из крупнейших транспортных хабов региона. Более того, в Стамбуле работают фирмы членов семьи Эрдогана, его окружения, партийных и правительственных функционеров. Очевидно, что лояльный власти человек на посту мэра критически важен для всех этих людей.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган  EPA-EFE/STR
Описание
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган
© EPA-EFE/STR

Бизнес как-то сможет подстроиться под мэра от оппозиции, но вот сосредоточение в руках такого градоначальника мощных финансов совершенно недопустимо для Эрдогана. А проблема кроется в экономическом кризисе, который переживает страна. На президентских выборах 2018 года 52,5% граждан доверились Эрдогану, но чуда не произошло. С прошлого лета турецкая лира начала неудержимо падать, подскочила инфляция, цены на основные продукты питания значительно выросли.

Выровнять ситуацию Эрдоган не смог. Анкара была даже вынуждена напрямую вмешаться в экономические дела и создать площадки для торговли продуктами питания по демпинговым ценам. Параллельно растет безработица, а иностранный капитал не приходит в страну из-за общей непредсказуемости ее экономики. По последней оценке Fitch Ratings, уровень кредитоспособности Турции — ВВ (с политическими рисками) с негативным прогнозом. Агентство Moody's присвоило осенью 2018 года стране рейтинг Ba3, рискованный с негативным прогнозом.

Лишившись финансов Стамбула, Эрдоган не сможет эффективно влиять на экономику страны. Она продолжит падение, а параллельно будет падать и имидж президента и его команды. Строго говоря, Эрдоган не сможет вылечить экономику, не пойдя на крайние меры по пересмотру своей внутренней и внешней политики. А этого он делать не хочет, да и не очень может — настолько он загнал себя в тупик за годы правления, желая угодить и Востоку, и Западу и при этом укрепляя свою личную власть.

Так что борьба с ЦИК за Стамбул похожа на некий жест отчаяния, который в дальнейшем приведет к крупным внутриполитическим изменениям.

 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru