Все новости

70 лет после провозглашения ГДР: что осталось от "осси"?

Вячеслав Филиппов — о том, что различия между востоком и западом Германии так пока и не стали достоянием прошлого

Германия 3 октября отметила 29-летнюю годовщину объединения страны — День германского единства. В это день в 1990 году пять земель бывшей Германской демократической республики (ГДР) — Бранденбург, Мекленбург — Передняя Померания, Саксония, Саксония-Анхальт и Тюрингия — вошли в состав Федеративной Республики Германия. Этот праздник всегда является для властей и германской общественности поводом для дискуссий о том, на каком этапе находится процесс объединения страны, ведь и сейчас экономический уровень, мировоззрение и жизнь на востоке и западе Германии разительно отличаются.

Фестиваль "День германского единства" в Берлине, 3 октября 2019 года EPA-EFE/OMER MESSINGER
Описание
Фестиваль "День германского единства" в Берлине, 3 октября 2019 года
© EPA-EFE/OMER MESSINGER

На фоне Дня германского единства многие уже и не вспоминают, что 7 октября, ровно 70 лет назад, была провозглашена ГДР — та самая, которую нынешние власти ФРГ старательно демонизируют. Немцам на самом высоком уровне внушают, что это была античеловеческая диктатура, где царствовало беззаконие. У многих "осси" (восточные немцы, "восточники", от немецкого "ост" — "восток") это вызывает раздражение. "Мы, жители ГДР (DDR-Leute), по-другому тогда смотрели на происходящее. Было много положительного, что впоследствии "съел" дикий западный капитализм", — как-то поделилась в беседе с корреспондентом ТАСС владелица небольшого отеля, расположенного в Оберхофе (Тюрингия).

Они и "весси" (западные немцы, "западники", от "вест" — "запад") больше не бросаются с восторгом друг другу в объятия, эйфория от объединения в общем и целом давно прошла. Для многих на востоке оно означало и означает, прежде всего, безработицу, а вместо обещанных Гельмутом Колем "цветущих ландшафтов" нарастает социальное недовольство, которое отражается на результатах региональных выборов. Достаточно обратить внимание на то, насколько сильны в "новых" землях позиции правопопулистской "Альтернативы для Германии" (АдГ) по сравнению с западом. Чувство принадлежности к единому целому так и не хочет укрепляться, большинство немцев видит в первую очередь то, что разделяет восток и запад Федеративной республики.

Отношение к России

Одна из признанных особенностей восточных немцев — симпатия или как минимум не такое прохладное отношение к России, которое свойственно населению Западной Германии, — и это при том, что советские войска покинули территорию бывшей ГДР сравнительно недавно. Обратимся к цифрам: почти две трети восточных немцев, согласно соцопросам, хотели бы большей близости в отношениях с Россией. Для сравнения: лишь примерно половина респондентов на западе разделяет их мнение. В то же время каждый третий западный житель Германии считает необходимым сохранять дистанцию по отношению к РФ.

На пике украинского кризиса в 2014 году большинство западных немцев выступали за более жесткий курс в отношении Москвы, в то время как большинство жителей восточных земель выражали понимание позиции России и делали ставку на переговоры. Санкции тогда поддержали 46% респондентов в Западной Германии и только 28% в "новых" землях. Согласно опросу, проведенному Фондом Кёрбера, для 30% "весси" Россия — "чуждая страна". Их точку зрения разделяют лишь 12% "осси".

Почему восток Германии живет иначе? Каковы причины такой "любви" к русским и почему именно те люди, которые могли бы видеть в советском человеке, скорее, оккупанта, более открыто и положительно настроены к России как правопреемнице СССР.

Чувство сопричастности с СССР

"Когда знакомишься с русскими ближе, то это не означает, что начинаешь их любить, но оцениваешь более реалистично и прекращаешь испытывать некий иррациональный страх", — считает бывший премьер Бранденбурга социал-демократ Маттиас Платцек. Сейчас он возглавляет Германо-российский форум, для него тема России является темой жизни, поскольку он, "не желая сам того, рос среди русских" — в Потсдаме, недалеко от известного Глиникского моста, где часто проходили обмены арестованными шпионами между советскими и американскими спецслужбами. Позже, будучи уже министром в Бранденбурге, Платцек был свидетелем вывода наших войск из Германии.

Вывод последних российских военнослужащих из Германии, 1994 год  Александр Сенцов и Александр Чумичев/ТАСС
Описание
Вывод последних российских военнослужащих из Германии, 1994 год
© Александр Сенцов и Александр Чумичев/ТАСС

"Мы, восточные немцы, имеем амбивалентное, менее одностороннее мнение о России", — констатировал он. Жители западных регионов, по его словам, видят РФ и оценивают ее действия в черно-белом свете. Как рассказал Платцек, в День Победы его дети сидели на плечах советских солдат.

Во время германо-российских мероприятий в "новых" землях нет-нет кто-нибудь встанет и расскажет о своей истории, чувствах и сопричастности к СССР. На западе чего-либо подобного нельзя себе и представить. Разве что однажды, вспоминает Платцек, встал один мужчина и сказал, что ничего не связывает с Россией, кроме одного предложения — поучения родителей — из детства: "Если ты не доешь, то придет русский".

Нельзя забывать такую вещь: русский язык был обязательным первым иностранным языком в школах ГДР. Многие участвовали в программах обмена и посещали СССР, дружили. Для них речь идет о теплых юношеских воспоминаниях, а не о политике, эти чувства намного сильнее.

Западногерманское высокомерие

На отношение восточных немцев к России влияют во многом их отрицательная оценка действий Запада в целом и явление, которое некоторые называют "западногерманским высокомерием". Согласно результатам практически всех опросов, большинство "осси" ощущают себя гражданами второго сорта в Германии, людьми, к которым "весси" не относятся на равных.

Некоторые считают, что именно так же поступают и с Россией в мировой политике, где очевидны двойные стандарты: когда говорят о нарушении Москвой международного права, вводят санкции, когда же их нарушает Вашингтон, ничего не происходит.

Беседуя с жителями востока Германии о внешней политике, понимаешь, что именно такие вопросы их волнуют. Американцы жестко отреагировали и не допустили размещения ракет на Кубе в 1962 году — чего же ждать от России в ситуации, когда в Севастополе могли бы уже сегодня стоять на якоре американские корабли. Вторжение США в Ирак привело к сотням тысяч погибших, последствия для всего региона в разы хуже ситуации вокруг Крыма. Так почему нет санкций против США?

Во время Второй мировой войны нацисты замучили и убили около 6 млн евреев, и Ангела Меркель объявляет безопасность Израиля государственным приоритетом Германии. Почему это же не происходит в отношении России, потерявшей более 20 млн человек? Все эти вопросы не воспринимались Берлином всерьез, и теперь из этого извлекает пользу, прежде всего, "Альтернатива для Германии", для которой тема России на все 100% является выигрышной.

Уровень жизни

Когда едешь по автобану с востока на запад Германии и пересекаешь бывшую внутригерманскую границу, то невооруженным глазом замечаешь, как в "старых" землях сразу прибавляется автомобилей на дороге, насколько активнее жизнь, насколько выше экономический уровень.

Несколько лет назад различия были драматичны. Доходы работников в западных землях были порой на 30% выше заработков их восточных коллег. На востоке страны безработица была вдвое выше, чем на западе, и составляла около 14%. Это обстоятельство являлось причиной оттока населения в западные регионы, в первую очередь молодых высококвалифицированных специалистов.

Аллея Карла Маркса в восточной части Берлина EPA-EFE/CLEMENS BILAN
Описание
Аллея Карла Маркса в восточной части Берлина
© EPA-EFE/CLEMENS BILAN

Сейчас постепенно ситуация выправляется. Одни эксперты полагают, что восточные федеральные земли вообще уже достигли уровня развития западных земель, и указывают, что опустевшие, покинутые коммуны, которые часто приводят в пример восточногерманские политики, есть и в "старых" регионах. Другие же утверждают, что Восточная Германия еще 15–20 лет будет зависеть от финансовой помощи.

Между тем западные немцы недовольны тем, что им до сих пор приходится платить введенный в 1991 году "налог солидарности" ("золи", 5,5% от суммы подоходного налога), который направляется на развитие восточных земель. Более 70% жителей западногерманских регионов выступают за его отмену. Берлин продолжает ассигновать крупные средства на преодоление последствий в экологии, промышленности, жилищном строительстве, связанных с политическим разделом страны. Благодаря финансовым вливаниям сегодня на востоке страны бурно развиваются производство продуктов питания, металлообработка, машино- и автомобилестроение, химическая и электротехническая отрасли, а автобаны подчас лучше, чем на западе страны. Правительство ФРГ планирует начать постепенную отмену "золи" лишь в 2021 году.

Ностальгия по ГДР

Рассуждая на тему Восточной Германии, нельзя не упомянуть о термине "остальгия" — ностальгии по социалистическому прошлому. Проявляется это во многих сферах жизни германского общества: от музеев и культа "Трабанта" до кинематографа и музыки.

Настоящей вехой в германской поп-культуре была лента режиссера Вольфганга Беккера "Гуд бай, Ленин!" (Good bye, Lenin!, 2003 год), одну из ролей в которой исполнила российская актриса Чулпан Хаматова. События этой комедийной драмы разворачиваются в 1989–1990 годах. Главными героями фильма являются свято верящая в идеалы социализма женщина, которая по ходу действия переживает инфаркт, и ее взрослый сын. Пока женщина проходит курс лечения, ГДР перестает существовать. Cын не хочет травмировать психику прикованной к постели матери и ничего не говорит об изменениях в стране. Вместе со своим другом он записывает для нее "выпуски новостей", в которых рассказывается о "загнивающем Западе" и об успехах социализма, ищет банки от восточногерманских продуктов, которых на самом деле на прилавках магазинов уже нет, наполняет их продуктами из современных супермаркетов и приносит матери.

В мире немецкой музыки известна рок-группа "Крафтклуб" (Kraftklub), которая позиционирует себя как настоящие "осси". Участники команды родом из восточногерманского Хемница — бывшего Карл-Маркс-Штадта, однако называть его на "новый манер" они отказываются. "Я разъезжаю в своем "Трабанте" вокруг головы Карла Маркса, поедая банан. На улицах нет людей, а продукты не содержат красителей", — поется в их песнях.

Автомобиль "Трабант" EPA/JENS WOLF
Описание
Автомобиль "Трабант"
© EPA/JENS WOLF

О любви к олдтаймерам "Трабант", которые производились в бывшей ГДР, нужно говорить отдельно. Автомобиль этой марки был назван в честь запущенного СССР первого искусственного спутника Земли (Trabant по-немецки — "спутник"). Выпуск этих машин начался 7 ноября 1957 года на заводе в саксонском Цвиккау. Прототип малолитражки, ставшей культовой, с маломощным трехцилиндровым двигателем и пластмассовым кузовом, за который ее прозвали "мыльницей на колесах", был построен еще в 1954 году. "Траби" стал символом повседневной жизни в ГДР, социализма и плановой экономики. В период с 1964 по 1990 год было произведено более 2,8 млн этих автомобилей. И сегодня, по данным Федерального ведомства автомобильного транспорта во Фленсбурге, по дорогам ФРГ разъезжают около 30 тыс. культовых машин. Не мудрено, что настоящие "трабиманы" сегодня живут как раз в Саксонии.

Радикальные настроения

Существует один феномен, который нельзя не упомянуть особо. Несмотря на то, что население бывшей ГДР было в целом гомогенным и доля иностранцев в восточногерманских землях и по сей день значительно ниже, чем на западе страны, здесь сильны праворадикальные настроения.

Именно на востоке действовала печально известная неонацистская группировка "Национал-социалистическое подполье" (НСП), члены которой убили восемь турок и одного грека, а также женщину-полицейского. До недавнего времени правоэкстремистская Национал-демократическая партия Германии была представлена в ландтагах (земельных парламентах) Мекленбурга — Передней Померании и Саксонии.

В августе 2018 года в Хемнице вспыхнули беспорядки после того, как 35-летний житель города скончался от ножевых ранений в стычке с мигрантами. Начавшиеся после этого митинги вышли из-под контроля, начались локальные стычки с полицией. Правые экстремисты показали свою "личину", радикалы нападали на прохожих неевропейской внешности, вскидывали руки в нацистском приветствии. А на востоке, например в Мекленбурге — Передней Померании, по оценке правоохранительных органов, существуют целые населенные пункты, которые не стоит посещать лицам неевропейской внешности.

Беспорядки в городе Хемниц, 27 августа 2018 года EPA-EFE/FILIP SINGER
Описание
Беспорядки в городе Хемниц, 27 августа 2018 года
© EPA-EFE/FILIP SINGER

Многие эксперты связывают такие тенденции с тем, что в ГДР не была распространена культура ведения дискуссий, существовали авторитарные государственные структуры, а общество было относительно гомогенным. В этом они видят ключевые факторы недоверия "осси" к плюралистическому обществу ФРГ. К тому же есть мнение, что власти Германской Демократической Республики предпринимали недостаточно усилий для переосмысления преступлений национал-социалистов и попросту замалчивали проблему по принципу "при социализме не может быть правых радикалов".

Есть те, кто будет отмечать

Как бы там ни было, и сегодня есть люди, которые будут праздновать 70-летие провозглашения ГДР. Небольшие памятные мероприятия организуют, прежде всего, локальные подразделения Левой партии. Среди участников одного из них, запланированного в Берлине, бывший председатель совета министров ГДР 91-летний Ханс Модров (занимал пост с 1989 по 1990 год).

Характерно, что газета "Бильд", узнав о намеченных мероприятиях, немедленно подвергла их критике и написала: "В то время как остальной мир осенью будет праздновать 30-летие падения стены, в Берлине и его окрестностях снова оживает это неправовое государство".

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru