Все новости

После пандемии онлайн-образование не будет прежним. Как оно изменится?

Евгений Каганер — о будущем университетов после карантина

За последние несколько недель мы стали свидетелями массового перехода мирового образования в онлайн. Миллионы студентов по всему миру в одночасье переместились из аудиторий за экраны компьютеров и планшетов, а тысячи преподавателей были вынуждены перевести лекции и семинары в онлайн-формат. И казалось — барьер для входа в онлайн, о котором говорили последние десять лет, должен сейчас исчезнуть. Все ждали этой точки перехода, которая вот наконец случилась благодаря пандемии. По итогу же мы получили очень ограниченный опыт в онлайне, в котором сейчас сидят десятки миллионов человек.

Описание
© REUTERS/Yara Nardi

Что произошло на самом деле: переход произошел технологически, но не методологически. Все просто взяли и между "вчера" и "сегодня" перекинули то, что делали всегда, — через Zoom (или что-то другое). С точки зрения педагогики ни у кого не было времени даже подумать о том, что нужно сделать с программами, что изменить, чтобы сохранить сам образовательный опыт.

Приведу пример: пару дней назад долго общался с коллегами из известной европейской бизнес-школы. Студенты сейчас в прямой трансляции смотрят на профессоров, которые стоят в студии, что-то пишут на планшете, показывают презентацию и изредка задают аудитории вопросы.

Университеты, которые подключились к онлайну в шоковом режиме, — безусловные герои, пытающиеся сохранить непрерывность образовательного процесса. Но для самих пользователей последствия могут быть крайне разочаровывающими — они, скорее всего, получат стереотип о том, что этот опыт сводится к необходимости скучать перед экраном.

Правильный онлайн

Класс, насильно перемещенный из офлайна в онлайн, работает по другим законам. Причины достаточно простые: во-первых, удержать внимание в онлайне гораздо сложнее, чем в офлайне. Именно поэтому телевидение и кино приучили нас к красивой картинке и частой сменяемости планов. Во-вторых, время в онлайне работает по-другому — мы больше не ограничены строго временем урока, и у нас нет задачи успеть все за традиционные 90 минут, когда студенты присутствуют в классе. Делать качественные онлайн-курсы — достаточно дорогая технология, но приемы работы с аудиторией уже достаточно хорошо изучены и известны.

  1. Онлайн предполагает частую смену активностей каждые 5–20 минут — слушатели не могут сидеть перед компьютером столько же, сколько в классной комнате, поэтому профессора должны предлагать разные форматы: послушать, обсудить, поучаствовать в опросе, пройти тест, разбиться на группы, аргументировать свою точку зрения и предложить свое решение задачи внутри малой группы.
  2. Не нужно ограничиваться форматом лекции — сегодня в онлайне возможно качественное интерактивное обсуждение с большой группой, но оно требует подготовки. Четкость формулировки вопроса еще более важна, чем в офлайне. Необходимо дать участникам время и помочь им вовлечься в дискуссию (отсиживаться молча, отгородившись экраном, гораздо проще). В этом плане заход на обсуждение через опрос и последующий "вызов к доске" отдельных участников для обоснования своей позиции работает очень хорошо. Кроме того, не нужно бояться и живого обсуждения с поднятием рук: со временем студенты привыкают и втягиваются.
  3. Онлайн — это сочетание синхронного (все участники присутствуют в моменте) и асинхронного (участники выполняют задания в удобное для них время) режимов работы. Обсуждение кейса в виртуальном классе — пример синхронного режима. Микрообучение, короткие тексты, видео и аудио, выстроенные в целостный курс и нацеленные на аудиторию, у которой есть свободные 15–20 минут, — пример асинхронного режима. Необходимо сочетать эти два режима, используя синхрон только там, где это имеет смысл с педагогической точки зрения. Такой подход, однако, может удлинять продолжительность курса по сравнению с офлайн в два-четыре раза. 

Производство полноценного онлайн-курса с учетом этих механик занимает около двух месяцев, что сейчас кажется непозволительной роскошью.

Несмотря на массовые заявления о переходе очного образования на онлайн, переход этот не равномерен. Переход очных дипломных программ, ориентированных на студентов и школьников, действительно массовый. И эта категория слушателей соглашается на субоптимальное онлайн-образование, скорее, ради того, чтобы получить свой диплом в обозначенный срок. Подавляющее число программ дополнительного образования для взрослых переносится сегодня на неопределенный срок — взрослые готовы отложить свое образование до лучших времен и не хотят терять в качестве.

Что дальше?

Уже сейчас можно сказать, что результатом сегодняшнего кризиса будет выделение особой ниши качественного премиального онлайн-образования, доступного узкому кругу обучающихся. Вопрос качества — это вопрос инвестиций и экспериментов. Университет должен быть готов сказать своим слушателям и студентам: "Ребята, это будет эксперимент — для вас и для нас. Мы через него пройдем, потому что мы хотим реально понять, как создавать качественный онлайн-опыт. Но если вы не будете удовлетворены, мы вам вернем этот опыт в каком-то другом виде". Сегодня выделять на эксперименты время и деньги могут лишь немногие, самые сильные и обладающие финансовой подушкой безопасности.

Объективности ради — сценарий еще большей дифференциации сферы образования не был запущен сейчас. Последние десять лет мы наблюдали, как ведущие университеты и бизнес-школы укрепляли свои позиции в онлайне, остальные же шли с заметным отставанием. Онлайн только усилит войну за потребителя — сила бренда, университета и профессора, может оказаться решающим фактором при выборе образовательного курса.

С уверенностью можно сказать, что сегодняшний кризис также приведет в существенному увеличению смешанных дизайнов образовательных программ (сочетающих онлайн и офлайн форматы). А это означает, что, когда карантин спадет, не может не измениться и сам офлайн-опыт. Уже сегодня университетам необходимо начинать задумываться о том, какие образовательные активности, традиционно проходившие в аудитории (лекции, экзамены и т.д.), на самом деле не требуют очного взаимодействия. Переводя эти активности в онлайн, мы высвобождаем время личного общения студентов и преподавателя для тех режимов работы (например, креативная работа в группах, обсуждение кейсов, нетворкинг), где оно наиболее ценно.

Наконец, переход в онлайн дает нам возможность пересмотреть подходы к оценке эффективности образовательного процесса и его результатов. Все задания, выполняемые студентами через цифровые интерфейсы, могут быть измерены и проанализированы практически в режиме реального времени: просмотрел ли студент все видео или только первые 30 секунд, какое количество откликов вызвала предложенная тема обсуждения, сколько студентов успешно сдали мини-тест по завершении темы. Работа с образовательной аналитикой позволяет как улучшать дизайн курса в целом, так и сконструировать индивидуальные траектории развития для отдельных студентов. Пока большинство университетов и бизнес-школ, конечно, не обладают подобными компетенциями и в ближайшее время, скорее всего, будут искать партнерств с проектами, включая российские, которые уже умеют это делать хорошо.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru