Все новости

Психолог: "Если речь идет о травле, нельзя ждать, что дети разберутся сами"

Внимание к психологическому климату в школе важнее металлоискателей

Трагедии, подобные нападению в Стерлитамаке, можно и нужно предупреждать. Они возникают, когда подросток не видит выхода из тяжелой ситуации. На вопросы корреспондента "+1" Людмилы Брус о причинах школьной травли и нападений с применением оружия отвечает детский психолог Анна Горовая, проект «Полдень».

Приходилось ли вам оказывать помощь жертвам школьной травли?

Да, приходилось. За 10 лет практики мне приходилось оказывать помощь старшим подросткам, учащимся 9-11-х классов, а также взрослым, которые были жертвами травли в школе.

Почему устроить кровопролитие становится для подростков проще, чем дать отпор обидчикам?

Далеко не всем подросткам устроить кровопролитие проще. И не всегда кровопролитие связано с травлей. Но когда дело доходит до ответной агрессии, выраженной в такой форме, вся ситуация вызывает гораздо больший резонанс в обществе. Чаще всего, в случае школьной травли принимается негласное решение, что дети "сами разберутся", или ребенка переводят в другую школу, не обращаясь к специалистам. По сути, происходит игнорирование болезни коллектива.

Почему, на ваш взгляд, жертвами нападений становятся не столько обидчики нападавшего, сколько невинные люди? Откуда берется желание мстить за свои несчастья всем подряд?

В момент нападения человек находится в таком состоянии, когда он просто реализовывает свою ярость - это состояние аффекта, в котором важнее осуществить задуманное (выстрелить, например), чем догонять конкретных людей. Но для того, чтобы начать палить или поджигать, чувство обиды или ненависти должно быть очень ярким, доминирующим над всеми остальными переживаниями - этот процесс относится уже к области клинической психологии или психиатрии.

По каким признакам (кроме следов физического насилия) родители могут понять, что их сын или дочь жертвой травли?

Если вдруг ребенок или подросток начинает вести себя несвойственным ему образом: внезапно начал хуже учиться, у него пропал аппетит, он не хочет идти в школу, уходит от разговоров о школьных делах, начал жаловаться на боль в животе, головные боли, у него начала падать самооценка: говорит, что у него ничего не получится, он никому не нужен, он во всем виноват.

Почему мы чаще всего слышим о травле именно в средних и старших классах? Еще недавно на первых курсах вузов училось немало тех же 16-17 летних, но подобных ситуаций не наблюдалось. Можно ли в таком случае говорить, что школьная среда провоцирует насилие сама по себе?

Школа - это система, которую ребенок, чаще всего, не выбирает. В ней учатся дети из разных социальных кругов, с разными ценностями и интересами. Именно в школе дети переживают кризис подросткового возраста. Все гормональные изменения и связанные с ними изменения психоэмоционального фона приходятся на школьные годы. Не надо забывать и про семейные отношения, конфликты с родителями и напряжение, связанное с этим.

Немаловажными являются и отношения с учителями. К сожалению, сейчас в школе сложилась такая ситуация, что учителя быстро эмоционально выгорают, не могут полноценно отдыхать. Постоянное давление сверху приводит к повышению нервного напряжения у педагогического состава. Заявление о травле - это еще одна головная боль, за которую можно лишится премии или стимулирования, особенно если ситуация выйдет за рамки класса. Школьный психолог тоже не в состоянии уделить внимание одному классу, особенно в условиях тотального объединения и бесконечной отчетной документации. Так что можно сказать, что система, в которой постоянно присутствует напряжение, провоцирует агрессивное поведение.

Как родители и педагоги в попытке разрешить конфликтную ситуацию могут усугубить состояние жертвы? Когда лучше не вмешиваться и позволить ребенку/подростку постоять за себя самому?

Усугубить может игнорирование чувств и масштаба проблемы ребенка: например, когда учитель или родитель говорит: "просто не общайся с ними" или "ты сам виноват, что позволяешь себя обижать". Вмешиваться лучше сразу, как минимум доверительно поговорив о том, что происходит в школе. Когда разговор состоялся, нужно обсудить разные пути решения, показав, что вы точно на стороне ребенка, и то, что происходит с ним - неправильно.

Есть ли корреляция между насилием, которому школьник подвергается со стороны родителей дома, и насилием, которому он подвергается в школе?

Корреляция, скорее обратная. Дети, которые подвергаются насилию дома, вымещают свою агрессию на тех, кто слабее. Это порочный круг насилия.

С какого возраста ребенок уже способен осознать свою ответственность за участие травли и ее последствия. Способны ли школьные хулиганы осознать, что из-за их действий могут пострадать и погибнуть невинные люди?

Некоторые люди в течение всей жизни не могут этого осознать, и считают такое поведение нормой. Требуется специальная работа, чтобы люди увидели взаимосвязь между своими поступками и их последствиями. Существуют специальные образовательные игры, которые помогают подросткам почувствовать, к чему же может привести травля, и что чувствует жертва. Например, у нас есть игра "Чучело", которая проводится в формате форум-театра. Участники игры могут примерить на себя роли свидетеля или жертвы и, меняя свое поведение, влиять на ситуацию. Проводя эти игры в детских домах, мы видели как опыт проживания различных ролей помогает детям осознать, к каким последствиям может привести травля и как можно выйти из этой ситуации.

Разделяете ли вы позицию, что нынешняя молодежь более инфантильна и безответственна, чем их бабушки и дедушки в том же возрасте?

У наших бабушек и дедушек чаще всего не было выбора: жизнь была вариативной. Либо ты готовишь себе еду, либо не ешь. Мама работает до 9 вечера, поэтому домой ты идешь сам. Речь идет о выживании, а не об осознанном выборе. Нынешняя молодежь находится в совершенно иной социальной ситуации. У них гораздо больше возможностей для самореализации и свободы, но и ответственности за то, как они этими ресурсами пользуются - больше. И эту ответственность часто присваивают себе родители, у которых в свое время всего этого не было. Они так много хотят за детей, что те перестают понимать чего они хотят сами. Что им остается? Реализовывать себя в сети или совершать адреналиновые поступки. Я уверена, что если к современным детям и подросткам относится как людям, и разговаривать с ними с позиции доброго друга, то можно многому у них научиться и многое предотвратить.

Материал предоставлен проектом "+1". Больше новостей о социальной ответственности ищите здесь.