Все новости

Юристы обнаружили нестыковки в деле об убийстве ребенка в роддоме Калининграда

По их мнению, это дело требует прозрачного и публичного рассмотрения

МОСКВА, 2 июля. /ТАСС/. Причинно-следственные связи в деле врачей из Калининграда, обвиняемых Следственным комитетом России в убийстве младенца, не очевидны, дело требует прозрачного и публичного рассмотрения. Такое мнение высказали опрошенные ТАСС медицинские юристы.

30 июня следствие предъявило обвинение в организации убийства ребенка и.о. главврача роддома №4 Елене Белой и в совершении умышленного убийства реаниматологу-анестезиологу регионального перинатального центра Элине Сушкевич. Следователи считают, что в ноябре 2018 года, когда в роддоме родился недоношенный ребенок, Белая дала указание Сушкевич убить его, введя младенцу дозу магния сульфата. По данным СК, это было сделано для экономии ресурсов больницы и для того, чтобы не портить показатели медицинской статистики. Чтобы скрыть следы, по версии следствия, врач внесла в историю родов сведения, что ребенок умер в утробе матери.

Логика и причинно-следственные связи

Юрист в сфере здравоохранения Полина Габай рассказала ТАСС, что следствию предстоит установить прямой умысел врачей в совершении убийства ребенка, выразившийся в действиях или бездействии, а самое главное прямую причинно-следственную связь между этими действиями и смертью младенца, что, по ее мнению, весьма сложно.

"В данном случае говорить об убийстве очень тяжело и даже странно, потому как процент качественной выживаемости таких глубоконедоношенных 700-граммовых деток крайне невысок, да и как можно всерьез предполагать предварительный сговор двух врачей о лишении младенца жизни", - считает Габай.

Кроме того, под большим вопросом остается проведение судмедэкспертизы, полноценных данных о которой нет в публичном доступе. В частности, проводилась ли она собственными силами СК или, как положено, в независимом экспертном учреждении. Габай также отметила неоднозначность в версиях следствия по делу.

"У следствия было уже как минимум две-три разные версии. Сначала говорилось о том, что ребенок был зарегистрирован как мертворожденный, чтобы не портить статистику, в то время как он родился живым. Потом была версия о том, что ребенок умер через несколько часов после рождения ввиду того, что ему не ввели легочный сурфактант, потом крен сделали в сторону того, что приехавшая реанимационная бригада во главе с Элиной Сушкевич по халатности не транспортировала ребенка в специальный перинатальный центр, поэтому он умер. А теперь уже новая версия с убийством, что говорит не в пользу обвинения", - пояснила она.

Юрист Асад Юсуфов сообщил ТАСС, что не видит в действии неонатолога мотивов, направленных на умышленное убийство. "Обвинения следователей существенно неоправданны в отношении Элины Сушкевич, так как вменяемая ей уголовная статья 105 УК РФ ("Убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного, находящегося в беспомощном состоянии"), предполагает в обязательном порядке умысел на убийство. А в данном случае отсутствует и умысел, и мотив в действиях врача", - сказал он.

"Врач анестезиолог-реаниматолог в данной конкретной ситуации выглядит абсурдным даже для человека, не имеющего ни медицинского, ни юридического образования. Профессионал с достаточным опытом работы приезжает из неонатального центра в чужое учреждение, к чужому пациенту, [и] принимает решение лишить жизни тамошнего пациента. С точки зрения банальной логики непонятен мотив - для чего это делать. Каким образом может сотрудник учреждения перинатального центра Калининградской области подчиниться каким-то указаниям или уговорам и.о. главного врача родильного дома [Елены Белой]", - поделилась с ТАСС своей точкой зрения юрист Российского общества неонатологов (РОН) Диана Мустафина-Бредихина

Как сообщили ранее в РОН, ребенок родился с экстремально низкой массой тела 700 граммов на сроке беременности 23 недели и три дня, и "во всем мире вероятность выживания таких пациентов без тяжелых осложнений не превышает 5-10%".

Так ли смертелен магния сульфат

Версия о том, что ребенок умер вследствие введения ему магния сульфата, также выглядит достаточно абсурдно, считает Габай, препарат нередко применяют для интенсивной терапии новорожденных. "Ребенок родился крайне недоношенным, у него конечно же не функционировали должным образом жизненно важные органы. Поэтому его смерть в первую очередь могла быть вызвана пограничными показателями жизнеспособности. Поэтому, мне представляется, что следствию будет сложно установить прямую причинно-следственную связь между смертью младенца и какими-либо ненадлежащими действиями врачей, например, введением теоретического магния сульфата", - добавила она.

Версия о том, что ребенок умер вследствие введения ему магния сульфата, выглядит абсурдно, считает Габай. По ее данным, этот препарат часто применяют для лечения новорожденных. "Магния сульфат применяется при плановой терапии недоношенных новорожденных, его применение не направлено на создание условий для скорейшей смерти недоношенного новорожденного", - поддержал Габай Юсуфов.

Для того, чтобы сделать выводы о влиянии препарата в данном конкретном случае на организм ребенка, нужно дождаться обнародования заключения судмедэкспертов, считает Мустафина-Бредихина. "Нам надо дождаться экспертиз, которые будут обнародованы, чтобы понять, откуда взялся этот сульфат магния. Откуда сведения, что он был введен? Не имея таких сведений, мы не можем дать оценку или провести какое-то исследование", - пояснила она.

Представитель РОН добавила, что общество неонатологов рассчитывает получить данную медицинскую документацию, чтобы действия врача смогли оценить специалисты. По словам Мустафиной-Бредихиной, общество неонатологов просит следствие обеспечить прозрачность расследования и возможность участия своих экспертов. "Потому что любые медицинские вопросы - это достаточно тонкие вопросы, требующие глубоких знаний в этих областях специальных знаний. Тем более, что речь идет о новорожденном со сроком 23-24 недели", - заключила Мустафина-Бредихина.

Испорченная статистика и переквалификация дела

В 2018 году, когда следствие заинтересовалось смертью младенца, и.о. главврача родильного дома №4 Калининградской области Белой было предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий. Позднее статья была переквалифицирована в организацию убийства ребенка. Юрист Асад Юсуфов считает, что такое решение было принято из-за отсутствия доказательств по превышению полномочий, к ответственности также была привлечена Сушкевич. "C целью создания условий не прекращения возбужденного уголовного расследования, дело переквалифицировано, что позволяет следствию не снимать обвинение и передать дело в суд для вынесения приговора", - сказал он.

По словам Мустафиной-Бредихиной, у следствия появились новые обстоятельства, которые позволили переквалифицировать статью. Она напомнила, что в этом деле уже допускались ошибки, поэтому у общества есть основания не доверять следствию. "Насколько мы поняли из открытых источников и заявлений СК, изначально обвинение выстраивалось в отношении Елены Белой, что она распорядилась не вводить дорогостоящий препарат сурфактант. Потом следствие решило, что все-таки сурфактант вводили и помощь реанимационная ребенку оказывалась, то есть однажды уже была совершена ошибка", - пояснила она.

Кроме того, заявления СК о том, что врач не приложила усилий для спасения ребенка только потому, чтобы не портить медицинскую статистику, не соотносится с призванием врача, тем более такого профиля. "То, что Сушкевич решила не портить себе статистику, не соотносится с ее большим опытом и практикой как врача-неонатолога. Это является домыслами следствия с целью создания ложного умысла в ее действиях", - заключил Асад Юсуфов.

Реакция медицинского сообщества

На защиту врачей встало профессиональное сообщество. Так, президент Национальной медицинской палаты, глава НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль сообщил ТАСС, что считает необходимым проверить итоги судебно-медицинской экспертизы и призвал СК поспособствовать расследованию.

Российское общество неонатологов считает, что следствие могло допустить ошибку, и подобные действия могут привести к лишению общества многих высококвалифицированных врачей.

Профсоюз работников здравоохранения Москвы настаивает на дополнительной проверке материалов дела Сушкевич, а также на создании государственной комиссии с привлечением общественности. Кроме того, на портале change.org была создана петиция в поддержку калининградских врачей, которая за два дня набрала почти 24 тыс. подписей. При этом в СК отметили, что следствием "не ставится самоцель" привлечь к ответственности врача. Проводится "полноценное и всестороннее" расследование, окончательную точку в котором поставит суд.