Все новости

Футбольный революционер. Евгению Ловчеву исполняется 70 лет

Евгений Ловчев
© Сергей Фадеичев/ТАСС
Юбиляр рассказал ТАСС, что будет отмечать день рождения в большой компании, состоящей из спортсменов, артистов, певцов, политиков и друзей детства

Евгений Ловчев родился 29 января 1949 года в поселке Крюково Московской области. В детстве он занимался многими видами спорта, играл в баскетбол, катался на лыжах, но больше всего любил футбол. В 12-летнем возрасте пришел на просмотр в школу московского "Спартака", но сразу пробиться в команду не сумел. Летом его сверстники и партнеры тренировались на базе в Тарасовке, а Ловчева туда не взяли, так как он не был зачислен в команду.

Ловчев стал заниматься в секции "Буревестника", где на первой же тренировке в двусторонней игре забил два мяча. На следующий день известный в прошлом защитник ЦДКА, тренер Иван Кочетков сказал Ловчеву, что заявит его на первенство Москвы и видит на позиции нападающего. Но первый матч он провел на позиции защитника, так как команда испытывала дефицит игроков этого амплуа. Вскоре в "Буревестнике" закрылось отделение футбола, и Ловчева приняли в команду ДЮСШ "Юность", а потом и в экспериментальную школу "Буревестник".

Первые годы в "Спартаке"

Перед началом сезона-1969 "Спартак" лишился левого защитника. Анатолий Крутиков получил тяжелую травму и завершил карьеру. Главный тренер московского "Спартака" Никита Симонян лично пригласил Ловчева в "Спартак" в возрасте 20 лет, где он сразу стал игроком основы. В том же 1969 году красно-белые стали чемпионами, а Ловчев дебютировал в составе советской сборной в гостевом товарищеском матче с командой ГДР (2:2) 25 июля. Всего за сборную СССР он провел 52 матча, в которых забил один мяч. За олимпийскую сборную СССР сыграл 12 игр.

"Когда я начал играть в "Буревестнике", он по своей сути был всесоюзной молодежной сборной для перспективных ребят из профсоюзов, которым вместо игр за дубль давали бы играть международные игры. Врачом команды был Николай Николаевич Алексеев, который работал в "Спартаке", когда команда с Симоняном, Нетто и остальными великими брала кубок и чемпионат. И мы как-то после игры видим в очереди среди простых людей Симоняна, все тогда были нормальными людьми, не небожителями. И Никита Павлович подошел, пригласил в "Спартак". Это для меня мечтой было по большому счету, выйти в "Лужниках", поиграть за "Спартак", — рассказал Ловчев.

Атмосфера в "Спартаке" на тот момент была очень хорошей. Опытные игроки помогали молодым адаптироваться, а также воспитывали в них честность и открытость — качества, присущие Ловчеву и по сей день. "У нас в команде все было просто. Чуть ли не в первой игре за "Спартак" подключаюсь вперед, отдаю поперек первый раз — перехват, второй третий. И Сережа Рожков, защитник наш, говорит мне: "Еще раз — и я тебя урою". Обучение и воспитание в команде было простое, могли и сказать", — вспоминает Ловчев.

"Играли в 1/4 финала Кубка СССР с "Кайратом", счет 0:0, пошло дополнительное время, замен нет, а у меня начинает сводить ноги, - продолжил собеседник агентства. - Я попросил полузащитника Колю Киселева отодвинуться назад, подстраховать на месте левого защитника, а то ноги сводит, вдруг убежит кто. Он отодвинулся, но, будучи полузащитником, все равно часто подключался вперед. Симонян не знал, что я его попросил, а на тот момент вели 1:0, но Олег Долматов дважды попал нам по штангам, и Никита Павлович в раздевалке, можно сказать, наехал, как я так теряю позицию. Я считал себя героем, так как играл с травмой, психанул и сказал, что больше не играю в "Спартаке".

В результате после игры с ЦСКА состоялся разговор со Старостиным, который уговорил Ловчева остаться в "Спартаке". "На сборы перед матчем с ЦСКА я не поехал в Тарасовку, на матч пошел на трибуну, купил билет, 1:1 тогда сыграли. А ночью мне позвонил Старостин, не кричал, не орал, в том "Спартаке" другие отношения были совершенно. Я ему говорю, что верил в идеалы спартаковские, а тут человек на меня орет, когда я со сведенными ногами играю. Потом, часа в два ночи, Старостин, человек, который придумал и создал общество "Спартак", мне сказал: "Женя, Симонян и Старостин — это еще не "Спартак", "Спартак" — это значительно больше, это аура в стране, это объединение людей, это некий протест в стране", — рассказал Ловчев.

Медаль Олимпиады

На чемпионате мира 1970 года в Мексике впервые на практике применили желтые карточки. Ловчев получил предупреждение в матче открытия мирового первенства с хозяевами турнира (0:0) за то, что сбил нападающего соперника. На том первенстве советская сборная с первого места вышла из группы, но в четвертьфинале в дополнительное время уступила команде Уругвая (0:1). В 1972 году Ловчев был признан лучшим футболистом СССР по результатам опроса еженедельника "Футбол" и отправился на Олимпийские игры в Мюнхене, где советская сборная завоевала бронзовые медали.

"Довольно-таки быстро сошло поколение великое для меня, спустя несколько лет, будучи молодым игроком, стал лидером "Спартака", через три года был признан лучшим футболистом страны. Для меня это любимое время, наверное, было. Знаете, только недавно, откровенно говоря, понял суть признания лучшим футболистом страны. Были же Альберт Шестернев, Муртаз Хурцилава, Владимир Мунтян, Владимир Федотов и еще много классных игроков, но "Спартак" тогда занял 11-е место чемпионата. Это же насколько надо было выделяться на поле, чтобы за меня проголосовало большинство изданий Советского Союза", — рассказал собеседник ТАСС.

Олимпийская сборная СССР по футболу, 1972 год Вячеслава Ундасин/ТАСС
Описание
Олимпийская сборная СССР по футболу, 1972 год
© Вячеслава Ундасин/ТАСС

В день решающей игры со сборной Польши за выход в финал Олимпиады 1972 года террористы захватили израильскую делегацию. В результате операции пострадали 11 человек. Утром прошло сообщение, что в полночь  прогремит взрыв. Когда советская сборная прибыла на стадион, футболистам сообщили, что матч не состоится, а Игры будут закрыты. Однако позднее на тот момент первый вице-президент ФИФА Валентин Гранаткин объявил, что игра состоится. Сборная СССР уступила полякам со счетом 1:2, пропустив два мяча в конце встречи.

На следующий день состоялась траурная церемония закрытия Олимпиады. После возобновления Игр советские футболисты разгромили датчан (4:0), что позволило принять участие в матче за третье место с командой ГДР. По регламенту олимпийского футбольного турнира в случае ничьей в основное и дополнительное время бронзовые медали получали обе команды.

"Мы играли за третье место со сборной ГДР. Честно играли, хотя бронзу в случае ничьей давали и нам, и им. Вели 2:0, закончили 2:2 в основное время. А в дополнительное уже мы показали друг другу — не забиваем. Зрители на трибунах свистели, потом, когда нам вручали медали, тоже", — рассказал Ловчев.

Революционер правил

В 70–80-е годы в целях борьбы с договорными матчами проводились разного рода эксперименты. Тогда за победу команда получала два очка, а за ничью – одно, поэтому ничейные результаты были частым явлением. В 1973 году было принято решение пробивать серию пенальти в случае ничьей, победитель которой получал два очка. Бывало, что серии пенальти сильно затягивались, команды не могли долго выявить победителя. Поэтому в сезоне 1974 года было принято решение пробивать по пять пенальти, а в случае ничьей в серии пенальти фиксировалась и ничья в матче.

Ловчев считал такой регламент неправильным. "Спартак" пробивал пенальти в первом туре чемпионата с "Шахтером" и в третьем — с тбилисским "Динамо" 26 апреля в Лужниках. Ловчев подошел исполнять решающий пятый пенальти и, улыбаясь, демонстративно пробил его в сторону углового флажка. После введения нового правила в первых двух турах все серии пенальти завершались вничью. Помимо игр с участием "Спартака", такие исходы были зафиксированы в матчах между тбилисским "Динамо" и "Торпедо", а также "Пахтакора" и московского "Динамо".

В тех встречах футболисты также пробивали мимо ворот, но делали это не так откровенно, как Ловчев. В результате футбольные власти признали свою ошибку и вскоре это правило отменили. Матч "Спартака" с тбилисским "Динамо" был переигран позже, и красно-белые одержали победу со счетом 1:0. Ловчев в беседе с ТАСС признался, что абсолютно не жалеет о том эпизоде.   

"Эта ерунда была неправильной. "Спартак" тоже не был безгрешен, но тут если и была вина, то футболистов, никак не руководства команды. Какой в этом смысл (бить по пять пенальти — прим. ТАСС), если мы и так отыграли полный матч вничью. Я был капитаном команды, мы играли в Донецке, там Толя Коньков был капитаном, договорились с ним забить по три пенальти, так как мы играли в нормальный футбол, сыграли вничью, а розыгрыш этого очка для нас был обманом. Попросил Генку Логофета не забивать, тот не забил. Спустя какое-то время играем в Москве с "Динамо" Тбилиси, договорились с Кахой Асатиани на три забитых пенальти, снова говорю Логофету: "Ты еще раз не забиваешь". — "Не, в этот раз забью, чего же мне опять позориться". И забивает", — рассказал Ловчев.

"Я иду последним, мне обязательно нужно не забить, — продолжил он. — Бью подальше от ворот, не в угловой флажок конечно, но далеко и смеюсь, а все по телевидению показывали. После игры ко мне Старостин подходит: "Тебя же дисквалифицируют!" — "За что?" — "Так ты же показательно пробил мимо, еще и стоял смеялся". — "Ничего, это нервный смех был". Важно, что затем последовало решение об отмене серии пенальти, понимая, что футболисты не собираются играть по тем правилам".

Жизнь после завершения карьеры

В 1976 году Ловчев вместе со "Спартаком" впервые в истории клуба вылетел в первую лигу. С приходом в команду Константина Бескова защитник постепенно потерял место в составе и в 1978-м году перешел в московское "Динамо". В сезоне 1978 года ему так и не дали сыграть, а на следующий сезон, едва начав, футболист получил травму — в игре против "Шахтера" в Донецке порвал мышцу. Всего за бело-голубых Ловчев провел 19 матчей.

Футболист мог покинуть "Спартак" и раньше. В 1975 году он полетел в Цюрих на товарищеский матч между сборными СССР и Швейцарии. Советскую команду тогда возглавлял Валерий Лобановский, а подавляющее большинство игроков представляло киевское "Динамо", выигравшее Кубок обладателей кубков. В стартовом составе вышли девять футболистов киевского клуба Ловчев и игрок "Торпедо" Владимир Сахаров. Защитник отдал голевой пас на Мунтяна, и сборная СССР победила со счетом 1:0. По дороге домой в самолете киевляне уговаривали Ловчева перейти в "Динамо", но он не мог предать "Спартак" и его болельщиков и стать игроком принципиального соперника.   

После окончания карьеры игрока в 1980 году Ловчев возглавил самарские "Крылья Советов". Позднее тренировал "Металлург" из Златоуста, челябинский "Локомотив" и майкопскую "Дружбу". С 1996 по 2008 год был неизменным главным тренером мини-футбольного "Спартака", с которым становился чемпионом России, а также обладателем Кубка и Суперкубка страны. С 2001 по 2003 год возглавлял сборную России по мини-футболу, с которой не сумел выйти из группы на чемпионате Европы.

Мишель Платини и Евгений Ловчев, 1991 год Игорь Уткин/ТАСС
Описание
Мишель Платини и Евгений Ловчев, 1991 год
© Игорь Уткин/ТАСС

На протяжении всей жизни Ловчев был связан со "Спартаком". На прошлой неделе Международное физкультурно-спортивное общество (МФСО) "Спартак", председателем которого является Ловчев, отсудило права на спартаковский ромб. Девятый арбитражный апелляционный суд по иску МФСО признал незаконной передачу серии брендов "Спартак", включая эмблему в виде ромба с буквой "С", компании "Спортивный клуб "Спартак".

"Сегодня футбольный и хоккейный клубы — это совсем другие структуры, в отличие от того, что было когда-то у нас. Я хорошо изучал спартаковскую историю, лично из уст Николая Петровича Старостина, как руководитель Комсомола Косырев предложил Старостину на базе промкооперации создать физкультурное общество наподобие общества "Динамо", затем было придумано название "Спартак". Для меня "Спартак" главенствующий — это общество, и уж затем пошли футбольная команда, хоккейная. "Спартак" воспитал множество олимпийских чемпионов, на комсомольских собраниях такая аура стояла — столько великих было. Поэтому для меня видно было, что "Спартак" разваливается, спортсменов нет, школ спортивных как таковых нет. Я пошел именно из-за этого в суд, чтоб признать неправомочной сделку по передаче прав на бренд "Спартака", так как это история, это возврат к истокам, как говорится", — пояснил Ловчев.

"Понятно, что многие болельщики и не видят таких нюансов, а просто болеют за команду. Свою миссию с тем, чтобы в общество "Спартак" вернули спартаковский ромб, считаю превыше всего, потому что это возврат к истокам. Следующим шагом будет обращение в Госдуму, с тем, чтобы туда внесли закон, что такие национальные достояния, как "Спартак", или как Большой театр, предположим, по закону, не могли бы попасть в частные руки", — заключил собеседник ТАСС.

Артем Крук и Артем Чесноков