Все новости

Жизнь "как до Чернобыля": когда к ней сможет вернуться Брянская область

Сооружение новой арки над саркофагом Чернобыльской АЭС вновь напомнило об аварии 30-летней давности. В какой мере избавилась от ее последствий Брянская область — в репортаже ТАСС
Описание
© EPA/SERGEY DOLZHENKO

БРЯНСК, 29 ноября. /ТАСС/. Власти Брянской области — самого пострадавшего от аварии на Чернобыльской АЭС российского региона — всерьез задумались о возвращении в сельскохозяйственный оборот земель, которые раньше считались зараженными. Корреспондент ТАСС разбирался, действительно ли ситуация в регионе улучшилась настолько, что можно говорить о скором возвращении к обычной жизни "до Чернобыля".

Заражение почв: ситуация улучшилась кардинально

В 1986 году, после аварии на ЧАЭС, в той или иной степени зараженными оказались 40% всех сельхозугодий и треть лесного фонда. Но чем больше проходит времени, тем реже люди вспоминают об опасности радиации. Разве что покупая грибы или ягоды, как свежие так и консервированные, местные жители обращают внимание на то, прошли ли продукты радиационный контроль. Действительно ли можно без опаски есть грибы и ягоды, собранные в Брянской области?

"Я бы съел", — однозначно отвечает на этот вопрос Леонид Токман, кандидат биологических наук, специалист по ионизирующим источникам излучения Государственного центра стандартизации и метрологии в Брянской области.

По словам ученого, сегодня ситуация с радиоактивным заражением местности, и в частности почв, кардинально отличается от той, что была 30 лет назад, сразу после аварии. "Уже прошел полураспад изотопов, вымывание радионуклидов, их заглубление, перемешивание, и уровень радиации упал в десятки раз", — говорит Токман.

"Большая часть сельхозугодий в зараженных районах уже очистилась, — уверяет собеседник ТАСС. — Повышенный радиационный фон можно найти лишь где-то по канавам, по обочинам, на пониженных заболоченных участках в юго-западных районах области". 

По словам Леонида Токмана, для Брянской области естественный, без учета Чернобыля, радиационный фон составляет 0,15 микрозиверта в час. "Кое-где при исследованиях мы находили уровни до 10 микрозивертов", — рассказал он.

Много это или мало? Примерно такой же радиационный фон действует на пассажира самолета на высоте около 10 тыс. метров над землей. "В самолете или в такой точке с аномально повышенной радиацией можно пробыть даже до 1 тыс. часов и при этом не получить проблем со здоровьем", — говорит Токман.

Что касается грибов, если все же собирать их на брянском юго-западе, откуда до Чернобыльской АЭС немногим более 140 километров по прямой, то для собственного спокойствия лучше вооружиться дозиметром, советует Токман. Но при этом он говорит, что "даже при уровне 0,6 микрозивертов в час грибы можно собирать смело".

Возвращение земель в сельхозоборот

Уменьшение радиационного загрязнения позволяет властям области строить планы по возвращению в сельскохозяйственный оборот земель, которые после аварии были из него выведены, — это более 300 тыс. гектаров. 

Для этого нужно провести лишь комплекс мер по окончательному обеззараживанию земель, которые в свое время были поражены радиацией.

Проблему очистки земель от радионуклидов успешно решают наши соседи белорусы. Нужно вносить фосфорные и калийные удобрения, проводить известкование почв. Уверен, что и мы сможем вернуть 300 тыс. гектаров земли в оборот, если будем использовать эту технологию
Владимир Попков
председатель Брянской областной думы

"Проблему очистки земель от радионуклидов успешно решают наши соседи белорусы. Нужно вносить фосфорные и калийные удобрения, проводить известкование почв. Уверен, что и мы сможем вернуть 300 тыс. гектаров земли в оборот, если будем использовать эту технологию", — объяснил ТАСС председатель Брянской областной думы Владимир Попков. В Белоруссии подобный комплекс мер позволил наладить производство безопасной продукции на землях, которые раньше имели статус зараженных.

Сельское хозяйство Брянской области показывает ежегодный рост (в 2015 году — 13,5%, в 2016 году — порядка 8%), и возвращение в оборот земель позволит поддержать или даже увеличить эти показатели. 

При этом власти области не просят дополнительных дотаций или субсидий на проведение мероприятий по окончательному обеззараживанию. Деньги за счет рационального использования сэкономлены по другим "чернобыльским" программам.

Прежде всего был наведен порядок с такой статьей, как выкуп жилья у населения, которое переезжает из зараженных регионов. Раньше там по поддельным документам приобретались брошенные дома, у существующих строений завышалась площадь, работали настоящие преступные группировки перекупщиков. Часто они выкупали у местных жителей дома в разы дешевле, чем размер компенсации, которую затем платило за это жилье государство. 

"Сейчас компенсацию за жилье стали получать лишь те, кто действительно имеет на это право по закону", — рассказал ТАСС Владимир Попков. По словам спикера регионального парламента, в прошлом году из 6 млрд, выделенных на переселение, область истратила только 1,2 млрд. А за два последних года экономия для федерального бюджета по этой статье составила 10 млрд рублей.   

Сейчас региональные власти просят федеральный центр вернуть эти деньги в область как средства по целевым программам, в том числе и на восстановление земель.

Новая работа компенсирует снижение "чернобыльских" выплат

Возвращение земель в сельхозоборот позволит решить проблему занятости населения. Тем более что по мере того, как уровень радиационного загрязнения снижается, уменьшаются и социальные выплаты тем, кто живет на этих землях. 

"В Брянской области действительно стало меньше радиации. За 30 лет основной загрязнитель, цезий 137, вымыло в более глубокие слои грунта", — рассказывает президент Общероссийского союза общественных объединений "Союз "Чернобыль" России", член Центрального штаба ОНФ Вячеслав Гришин. Это, по его словам, позволило пересмотреть социальный статус для жителей некоторых территорий: постановлением правительства России часть населенных пунктов перевели из разряда "зоны отселения" в разряд "зоны с правом на отселение".

Урезание льгот вызвало резкую негативную реакцию еще и из-за того, что, в отличие от жителей "чистых" районов области на брянском юго-западе многие уже разучились хозяйствовать. Из-за постоянного вливания "чернобыльских" средств у людей в определенной мере трансформировалось сознание, сформировалась несколько иждивенческая позиция
Вячеслав Гришин
президент Общероссийского союза общественных объединений "Союз "Чернобыль" России"

Как следствие, многим местным жителям снизили размер ежемесячных выплат за жизнь на загрязненных территориях, на них теперь не распространяется ряд других льгот. В некоторых случаях это было сделано необоснованно, считает представитель ОНФ: "Последние измерения были сделаны так, что они касались небольшого слоя почвы. Но если исследовать более глубокие слои, мы получим совсем другие результаты. Сейчас мы оспариваем факт смены статуса населенных пунктов в судах и хотим доказать некорректность методик проведенных измерений", — говорит Гришин.

В абсолютных цифрах жители брянских чернобыльских территорий потеряли немного — несколько сотен рублей в месяц на человека. Но если семья многодетная, то сумма достигает нескольких тысяч рублей, а для брянской глубинки это уже ощутимые деньги.  

Впрочем, даже общественники признают, что бесконечно вливать в чернобыльские территории деньги на соцвыплаты невозможно. "Урезание льгот вызвало резкую негативную реакцию еще и из-за того, что, в отличие от жителей "чистых" районов области, на брянском юго-западе многие уже разучились хозяйствовать. Из-за постоянного вливания "чернобыльских" средств у людей в определенной мере трансформировалось сознание, сформировалась несколько иждивенческая позиция", — признает Гришин.

Сегодня Брянской области, как наиболее пострадавшей от чернобыльской катастрофы, нужна своеобразная инвентаризация, считает Вячеслав Гришин. "Необходимо проанализировать, — говорит он, — какая ситуация на текущий момент по здоровью людей, по социально-экономическому состоянию конкретных районов, чтобы принять правильные стратегические решения о дальнейшем развитии этих территорий, о помощи — прежде всего в виде эффективных медицинских программ — тем людям, которые в ней нуждаются".

Павел Баранов