Все новости

Поклон погибшим в войну кораблям. Как в Финском заливе ищут затонувшие субмарины

Подводная лодка Щ-308
© Иван Боровиков/Разведывательно-водолазная команда
26 июля в Финском заливе состоятся мемориальное погружение и церемония увековечения памяти экипажа подводной лодки Щ-308, которая в 1942 году не вернулась с очередного боевого задания

Чтобы отдать дань памяти воинам советской дизельной субмарины Щ-308, известной также как "Семга", 26 июля, в преддверии Дня Военно-морского флота РФ и главного парада моряков в Санкт-Петербурге, пройдет торжественное погружение.

На корпус лодки, найденной в прошлом году в ходе подводно-поискового проекта "Поклон кораблям Великой Победы", установят мемориальную доску, такую же, какие установлены на все ранее найденные лодки. Затем по многолетней флотской традиции на воду будет спущен венок в память о погибших моряках.

О поиске подводных лодок Великой Отечественной ТАСС поговорил с участником отряда экспедиции "Поклон кораблям Великой Победы" Николаем Кудряшовым.

Когда закончится война

"Затонувшая подводная лодка — это братская могила для моряков. Найти ее не просто, это море, но, как вы знаете, война может считаться законченной только тогда, когда похоронен последний павший воин. Поэтому мы и занимаемся их поиском", — рассказывает Кудряшов.

В момент разговора он направляется в сторону российского острова Гогланд в Финском заливе, чтобы присоединиться к своему отряду, который сейчас продолжает поиски затонувших подводных лодок.

На острове Гогланд в Финском заливе Юрий Белинский/ТАСС
Описание
На острове Гогланд в Финском заливе
© Юрий Белинский/ТАСС

По словам Кудряшова, после запланированного погружения координаты найденной лодки будут нанесены на специальную карту, чтобы местонахождение гибели подводников было известно.

Телепродюсер, тренер и другие участники

Уже несколько лет поиском затонувших военных подводных лодок в Финском заливе занимается группа дайверов, участники которой в обычной жизни имеют вполне рядовые специальности.

"Каждый из нас чем-то в жизни зарабатывает на хлеб, вот я, например, телевизионный продюсер, — рассказывает Кудряшов, — Иван Боровиков — IT-разработчик, Евгений Абрамов — тренер морских млекопитающих, один из лучших в стране, Алексей Иванов — военнослужащий, Михаил Иванов — инженер, строил завод сжиженного газа".

Техника у аквалангистов тоже своя — катер с установленной системой гидролокации, с помощью которой дайверы ищут лодки на дне залива, а также акваланги открытого и закрытого типа. Поиски команда часто снимает на видео — для этого есть своя аппаратура и "штатный" фотограф и видеограф — Ольга Акулова, жена руководителя экспедиции Константина Богданова.

"Море большое, а лодки маленькие"

"Экспедиция всегда состоит из двух частей, первая — это подготовка. Ни одна подлодка не вышла в море просто так, всегда есть какие-то документы, они выходили на задание, нужна работа в архивах: русских, немецких и финских. Иностранные архивы в большинстве своем оцифрованы, с нашими сложнее, но мы взаимодействуем с военными историками. Всегда нужно изучать архивы, понимать, куда идти, — море большое, а лодки маленькие", — сказал Кудряшов.

Вторая часть экспедиции — активная фаза поисков. Мало найти корабль с помощью локатора с борта катера, аквалангистам необходимо совершить к нему погружение и все верно идентифицировать.

Кудряшов отмечает, что несмотря на то, что для участников экспедиции глубоководные погружения являются больше хобби, любой желающий присоединиться к ним вряд ли сможет: нужна тщательная подготовка.

"В принципе человек не приспособлен для жизни под водой. Каждые десять метров глубины — это плюс одна атмосфера давления. Одна у нас на поверхности. Двадцать метров глубины — три атмосферы. В случае с Щ-308 глубина 50 метров — это шесть атмосфер, наш организм не приспособлен к таким условиям. Чтобы научиться погружаться на такие глубины, нужна специальная подготовка", — рассказывает Кудряшов.

Мины на дне

Лодка Щ-308, к которой будет совершено торжественое погружение, — не первая находка участников экспедиции. Премьерой их "коллекции" стала подлодка П-1 "Правда", построенная в 30-х годах ХХ века.

Конструкция подлодки, названной в честь главной советской газеты, не предназначалась для ведения боевых действий, однако погибла она именно во время войны — в сентябре 1941 года "Правда" вышла из Кронштадта, чтобы доставить боеприпасы и продовольствие войскам на полуостров Ханко, однако в пункте назначения судно так и не дождались, и судьба ее долгое время была неизвестна.

"Мы ее нашли не сами. Ее обнаружили во время исследования дна Балтийского моря при строительстве газопровода "Северный поток — 1". Мы нырнули и опознали ее", — рассказывает Кудряшов.

Именно после этого события в отряде дайверов решили продолжать поиски в водах Балтики до тех пор, пока не будет увековечена память других экипажей затонувших субмарин.

Поиски, как отмечает Кудряшов, усложняются тем, что во время войны в водах Балтики немецкие войска создали одну из самых мощных противолодочных сетей — акватория была очень плотно заминирована, и несмотря на то, что война закончилась более 70 лет назад и за эти годы воды залива не раз разминировались, на дне до сих пор попадаются неразорвавшиеся боеприпасы.

За время экспедиции команда нашла и идентифицировала более десятка советских лодок, затонувших в войну. Кудряшов затруднился вспомнить, какая находка была самой яркой, но вот самая желанная — та, которую ищут сейчас.

"Мы никогда не ищем подлодки спонтанно, мы готовимся к экспедиции, прорабатываем маршруты, карты минных полей, анализируем, какие решения мог принять капитан, чтобы понять, где она могла погибнуть. Сейчас мы ищем М-96, уже было три экспедиции — пока они безуспешны", — говорит дайвер.

Память на глубине

У многих, кто слышал о глубоководных исследованиях погибших лодок, всегда возникал вопрос: можно ли достать находку из воды и почему этого не делают?

"А зачем? — удивляется Кудряшов. — Теоретически ее можно поднять, но затем необходимо поддерживать состояние лодки, которая пролежала много лет в воде, а это очень сложно. Ее нужно найти, указать местонахождение, но поднимать ее нет необходимости".

Дайверы бережно чтут память о погибших экипажах и кораблях, но не поднимают со дна даже небольшие предметы, найденные во время погружений, — на поверхности они могут попросту разрушиться.

Как вспоминает Кудряшов, в 2013 году участники экспедиции обнаружили парусник "Лефорт", который затонул в 1857 году. За это экспедиция "Поклон кораблям Великой Победы" была удостоена премии Русского географического общества, однако, несмотря на огромное количество найденных артефактов, ни один из них не был поднят.

Останки парусного линейного корабля "Лефорт" Сергей Кравчук/Центр технического дайвинга Санкт-Петербурга/ТАСС
Описание
Останки парусного линейного корабля "Лефорт"
© Сергей Кравчук/Центр технического дайвинга Санкт-Петербурга/ТАСС

Лодки, которые удалось найти

За время поисков участники экспедиции обнаружили подводные лодки Щ-406 и Щ-320, установили местонахождение и идентифицировали подлодку Щ-408 "Балтийский варяг", а также разыскали подводные лодки Щ-324, Щ-306 и М-95 и еще ряд погибших кораблей. Однако работа на этом не заканчивается — впереди у дайверов еще четыре цели.

"Всего за годы войны пропало без вести 24 лодки Балтийского флота. пять лодок найдено до 2012 года, наша команда обнаружила и идентифицировала пятнадцать субмарин, осталось четыре. Найдем ли мы их — вопрос открытый. Но мы очень стараемся и будем еще стараться", — заключил Кудряшов. ​

Андрей Грязнов