Все новости

Продвинутый "Чегет". Корреспондент ТАСС испытала кресло корабля "Орел" раньше космонавтов

Екатерина Москвич (в кресле)
© Личный архив Екатерины Москвич
Ракетно-космическая корпорация "Энергия" продолжает разработку перспективного корабля "Орел", а Научно-производственное предприятие (НПП) "Звезда" создает для него новое космическое кресло "Чегет", которое будет отличаться от посадочных мест в "Союзе". В частности, оно будет многоразовым и космонавт в нем сможет выдерживать большие перегрузки. Корреспондент ТАСС Екатерина Москвич смогла лично убедиться в удобстве новых кресел, выступив в роли одного из испытателей

Для испытания кресла "Чегет" генеральный директор "Звезды" Сергей Поздняков выделяет мне настоящий скафандр "Сокол". Его космонавты надевают внутри корабля, а для работы в открытом космосе используют другой — "Орлан-МКС", который гораздо сложнее и тяжелее.

Мой костюм уже побывал на орбите — в нем работал астронавт NASA Марк Ванде Хай, когда находился на Международной космической станции (он пробыл на МКС 168 суток — с сентября 2017 по февраль 2018 года — прим. ТАСС). Поэтому бирка с его именем до сих пор на левой части груди.

Сергей Поздняков (слева) Личный архив Екатерины Москвич
Описание
Сергей Поздняков (слева)
© Личный архив Екатерины Москвич

Если нижний комбинезон скафандра больше похож на спортивное термобелье, то сам "Сокол" — как непромокаемый плотный комбинезон, у которого есть шлем и система вентиляции.

"Одеваться" мне помогают специалисты. Делается это сидя — сперва одна нога, потом вторая, а после — "Сокол" натягивается до пояса, по очереди продеваются руки. Дальше нужно взяться за металлический "воротник" скафандра и пролезть в него головой. К "воротнику" приделан небольшой прозрачный шлем. Мне завязывают "аппендикс" в районе живота, прячут его внутрь и застегивают молнии. В завершение — на голову надевают кожаный шлемофон (головной убор, напоминающий кожаный шлем, оборудованный средствами двусторонней связи, — прим. ТАСС). В нем я почти перестаю разбирать слова окружающих и слышу только то, что мне говорят в микрофон.

В скафандре очень сложно выпрямиться, его форма специально рассчитана под посадку в кресло. Видимо, поэтому члены экипажа "Союза" выглядят немного сутулыми во время предстартовой подготовки.

Через несколько минут в скафандре включают вентиляцию. У "Сокола" она воздушная, то есть тепловой комфорт обеспечивается за счет потока воздуха, а в скафандрах "Орлан" для работы в открытом космосе установлена водяная система охлаждения, состоящая из теплообменника и сложной системы трубок, то есть терморегуляция осуществляется за счет изменения температуры воды.

В позе эмбриона

В испытательном зале меня уже ждут два кресла для примерки и сравнения — старое "Казбек-УМ" и новое "Чегет". Первое состоит из двух частей: нижнего металлического каркаса (само кресло) и верхнего ложемента, полностью повторяющего форму тела.  "Чегет" — с ограничителями вокруг головы, в районе плеч и бедер.

"Казбек-УМ" устанавливается в корабли серии "Союз МС". Сначала примеряю его. Здесь усаживаться нужно по особому алгоритму: переступаю одной ногой кресло, опускаюсь в нижнюю часть, закидываю ноги на подножку, продвигаюсь до упора и опускаю корпус. В районе сгиба ног находится ручка, похожая на рычаг, с кнопкой связи, за которую можно ухватиться.

Меня пристегивают ремнями безопасности, через шлемофон объясняют, что ремни обхватывают космонавта так, что пошевелиться в кресле практически невозможно. Сначала дискомфорта от этого не чувствуешь. Положение тела напоминает позу эмбриона: ноги практически прижаты к животу. Такое положение и крепление в случае аварийной посадки обеспечит безопасное приземление космонавтов.

Вскоре понимаю, что долго так не просидишь, как минимум затекают ноги. Кстати, на это жаловался и космонавт Анатолий Иванишин, которому удалось побывать на новом американском корабле Crew Dragon. По его словам, в "Дрэгоне" ноги можно держать под углом 90 градусов к телу, то есть как на обычном сиденье, например в автомобиле. Уточняю у Сергея Позднякова, можно ли увеличить размер "Казбека", чтобы ноги не были так сильно согнуты.

"Мы бы сделали кресло больше, но в "Союзе" нет места", — отвечает гендиректор НПП "Звезда". После этого команда "надула" мой скафандр (для проверки герметичности скафандра в костюм подают воздух, чтобы создать нужное давление). Мой "Сокол" "надули" в два раза меньше, чем космонавтам.

По словам Позднякова, в нынешней конфигурации кресло Казбек-УМ" применяется в семи полетах, а ложемент изготавливается для космонавтов индивидуально. Он вспоминает, что параметры космонавта могут измениться непосредственно на орбите, как это произошло во время одного из полетов Иванишина — за три недели до посадки выяснилось, что ложемент космонавту мал.

"Чтобы его психологически успокоить, мы на земле резали ложемент, примеряли на своих мужиках, ему инструкцию отправили, он там скоблил ножом, вырезал в зоне ягодиц, а потом сказал, что во время спуска перегрузки так давили, что можно было не резать ложемент", — рассказывает Поздняков. Позже он показал "усовершенствованный" ложемент.

Когда примерка "Казбека" завершается, скафандр "сдувают". В этот момент я будто расту, а он уменьшается. Остатки воздуха специалисты сгоняют через герморазъем перчатки, затем расстегивают ремни и помогают подняться.

Космический автомобиль

Кресло "Чегет" для корабля "Орел" даже внешне сильно отличается от "Казбека". Если его ложемент повторяет форму человека, то новое кресло, скорее, похоже на автомобильное — сделано не под конкретную фигуру. Вместо индивидуально изготовленного ложемента у "Чегета" есть специальные ограничители в районе плеч и бедер, а для ног предусмотрена подставка. То есть изготавливать ложемент для разных космонавтов не нужно — для этого достаточно покрутить регулировочные ручки, чтобы настроить ширину и высоту. Ограничители — это своеобразные тиски, которые зажимают космонавта, чтобы он не болтался и не получил травмы в случае жесткой посадки.

Под меня кресло тоже настраивают. Я лежу и жду, периодически отвечая на вопросы, не сильно ли зажали. Сначала мне кажется, что под позвоночником в районе шеи на кресле лежит что-то лишнее, пытаюсь шевелить головой, чтобы найти позицию поудобнее. Оказалось, что я просто легла не совсем верно. Нужно было спуститься ниже. В итоге эта возвышенность на "Чегете" не мешает позвоночнику, а напротив — поддерживает шею.

Когда кресло настроено, мне показывают регулировочные ручки: "Попробуй покрутить. Можешь под себя кресло настроить?" Оказалось, что могу. В этот момент оно еще больше кажется похожим на автомобильное — усилий для изменения положения прикладываю примерно столько же. Кстати, сейчас "Чегет" обтянут синим трикотажным материалом, но изначально предприятие предлагало сделать обшивку кожаной, что еще больше сделало бы его похожим на сиденье в машине или в самолете бизнес-класса. В РКК "Энергия" попросили оставить основу трикотажной.

На "Чегете", как и на "Казбеке", есть ремни безопасности, которые удерживают ноги и корпус космонавта. В отличие от первого, здесь я могу спокойно шевелить плечами и говорю об этом (подумала, что не до конца пристегнули). Замечанию не удивились — инженеры еще дорабатывают конструкцию кресла в этом месте.

Ноги в "Чегете" не прижаты к животу, сидишь как на стуле или диване. И в одном, и во втором кресле я провела около 10–15 минут. На мой взгляд, просидеть в "Чегете" можно дольше, а если станет неудобно, можно немного ослабить силу, с которой ограничители "зажимают" космонавта.

Мне вновь предлагают надуть скафандр. Только в этот раз я делаю это самостоятельно, с помощью специального клапана на нем — крутишь в одну сторону, чтобы "надуть", потом в другую, чтобы вернуть давление в норму.

Корабль "Орел"

Перспективный транспортный корабль, ранее называвшийся "Федерация", разрабатывается для использования в российской программе исследования и освоения Луны. Его первый полет без экипажа запланирован на конец 2023 года. Он будет запущен с космодрома Восточный на новой ракете-носителе "Ангара". Ожидается, что корабль будет многоразовым и сможет совершать десять полетов. С 2028 года планируется начать на нем полеты к Луне, на 2030-й намечена высадка космонавтов на ее поверхность.

Продолжение

​​​​​Сбросить с высоты

Во время эргономических проверок, которые сейчас проходит "Чегет", его оценивает целый отряд испытателей разной комплекции. Они проводят оценку кресла. В дальнейшем будет работа с космонавтами.

"Опыт показывает, что как бы и кто бы ни оценивал, нужно потом самому сесть в кресло. Я уже сидел в нем не один раз, замечания есть, они будут устраняться", — подчеркнул Поздняков.

После проверки эргономики "Чегет" отправится на испытания без человека. В кресло посадят манекен с датчиками и сбросят с высоты, чтобы понять, насколько оно снижает перегрузки в случае жесткой посадки. "Сейчас заказчик значительно увеличил требования по перегрузкам. На "Казбеке" было до 70g (величина перегрузки тела, покоящегося на Земле на уровне моря, равна 1g — прим. ТАСС), а на Чегете" — до 100g.

По словам гендиректора, задача любого космического кресла — погасить перегрузки так, чтобы они не превысили допустимые пределы переносимости человеком, которые, например, для позвоночника составляют до 16–18g (надо иметь в виду, что время действия указанных перегрузок составляет доли секунды). Гашение происходит за счет специальных амортизаторов.

Еще одна задача, над которой работает "Звезда", — уменьшение массы кресла. "Массу надо снижать, но это может привести к потере прочности", — отметил Поздняков, подчеркнув, что в случае десятикратного применения на "Орле" "усталость" конструкции может привести к появлению трещин.

Технические испытания "Чегета" НПП "Звезда" планирует провести в следующем году. После чего, по словам Позднякова, кресло отправится в РКК "Энергия" для наземных испытаний.

--------------------

ТАСС благодарит за помощь в подготовке материала сотрудников НПП "Звезда"