Все новости
Рынок углеродных единиц и энергоэффективное жилье:
Рынок углеродных единиц и энергоэффективное жилье:
Рынок углеродных единиц и энергоэффективное жилье:
Рынок углеродных единиц и энергоэффективное жилье:
Рынок углеродных единиц и энергоэффективное жилье:

Рынок углеродных единиц и энергоэффективное жилье: новые тренды в развитии экономики

© Александр Рюмин/ТАСС

ESG, или ответственное инвестирование, — понятие относительно новое для реалий российской экономики. И если для западных компаний и инвесторов следование принципам экологической, социальной ответственности и корпоративного управления (environmental, social and governance) становится неотъемлемой частью ведения бизнеса, то в России к новым реалиям только привыкают и присматриваются.

Тем не менее тренд на ESG наметился и в России. Об этом свидетельствует и то внимание, которое было уделено теме на полях прошедшего Петербургского международного экономического форума, и выступление на пленарном заседании президента России Владимира Путина. Значительную часть своей речи глава государства уделил именно устойчивому развитию. В частности, президент обозначил цель на снижение накопленного объема чистой эмиссии парниковых газов, предложил повысить энергоэффективность в ключевых отраслях экономики, а также создать рынок углеродных единиц.

О том, что думают эксперты об устойчивом развитии в России и насколько безболезненно страна способна перейти на низкоуглеродную экономику, — в материале корреспондента ТАСС.

 

Курс на декарбонизацию

О том, что Россия поддерживает мировую климатическую повестку, наша страна заявила еще в 2019 году, присоединившись к Парижскому соглашению о снижении уровня выбросов парниковых газов. Однако сегодня эта тема приобретает новые формы в контексте устойчивого развития и перехода к углеродной нейтральности, о которой заявил президент.

"Мы поставили цель — в следующие 30 лет накопленный объем чистой эмиссии парниковых газов в России должен быть ниже, чем в Европе. Убежден, это амбициозная, но решаемая задача, и прошу правительство до 1 октября текущего года разработать детальный план действий на этот счет", — сказал Владимир Путин, выступая на пленарном заседании в рамках Петербургского международного экономического форума.

"Потенциал декарбонизации российской экономики действительно велик. Сейчас мы находимся на начальном этапе перехода к низкоуглеродному развитию, а это значит, что проектов по сокращению выбросов парниковых газов будет еще очень много", — прокомментировал ТАСС руководитель управления по работе с крупными компаниями Райффайзенбанка Дмитрий Средин.

По его словам, переход к углеродной нейтральности возможен за счет возобновляемых источников энергии, а также благодаря модернизации промышленных объектов. "Новейшие технологии позволяют не только увеличивать энергоэффективность, но и улавливать выбросы парниковых газов. Мы видим увеличивающийся спрос на внедрение современных, инновационных технологий, которые позволяют сокращать операционные затраты и вносить значимый вклад в декарбонизацию экономики", — полагает собеседник агентства.

По мнению руководителя Центра макроэкономического и регионального анализа и прогнозирования Россельхозбанка Дмитрия Тарасова, драйверами в этой части могут стать транспортная отрасль, энергетика и отопление. "Зная, сколько сожжено бензина, керосина, мазута и угля, очень легко подсчитать, каков объем выбросов углекислого газа. И именно там могут быть применены первые технологические инициативы: повышение КПД тепловых электростанций, снижение потерь тепла в отопительных системах", — считает эксперт.

Еще одним сектором, влияющим на снижение накопленного объема чистой эмиссии парниковых газов, по мнению Тарасова, станет промышленность — за счет энергосберегающих технологий, а также снижения брака и объемов отходов. "Таким образом, это станет еще одним стимулом для инвестиций в технологии и повышение производительности труда", — уверен он.

Удовольствие не из дешевых

Как сообщил в интервью ТАСС главный экономист ВЭБ.РФ Андрей Клепач на полях ПМЭФ, переход на "зеленые" проекты в текущих реалиях требует строительства дополнительной инфраструктуры и больших инвестиций. Тем не менее он неизбежен на фоне общемировых тенденций.

"Палитра проектов [в области ESG] достаточно широкая. Один проект тянет за собой цепочку таких же "зеленых" проектов. Например, если мы говорим об электроавтомобилях или электробусах, которые производит КамАЗ и которые уже начали ездить по Москве, — пока этот дорогой проект по карману именно Москве. Чтобы он стал дешевле и доступнее для других городов, надо фактически создать целую индустрию, в том числе производства литий-ионных батарей", — сказал Клепач. По мнению аналитика, реализация подобного рода крупных проектов — "технологический вызов", а за новые технологии необходимо платить.

Тем не менее Андрей Клепач полагает, что даже при наличии ряда уязвимых мест в проектах в области устойчивого развития вопрос с их реализацией вполне решаем. "Это та дорога, по которой мы все равно будем идти. Но здесь очень важна цена и экономика проектов. Пока эта экономика очень дорогая", — рассуждает Клепач.

В свою очередь, Дмитрий Тарасов из Россельхозбанка уверен, что внедрение энергоэффективных технологий в энергетике, отоплении и транспортной отрасли впоследствии позволит получить экономическую выгоду. "Реализация таких проектов позволит повысить финансовую эффективность этого бизнеса за счет снижения затрат на топливо. Конечно, это потребует значительных инвестиций, но и отдача от них может быть ощутимой", — полагает эксперт.

За чей счет банкет?

С тем, что переход на энергоэффективные решения требует больших инвестиций, согласны и в Фонде содействия реформированию ЖКХ. По данным фонда, к 2020 году насчитывалось 652 дома с энергоэффективными технологиями в 66 регионах России. В масштабах страны этот показатель невелик.

"Основная причина того, что возведение энергоэффективных домов не является приоритетным в сфере создания объектов капитального строительства с привлечением бюджетных средств, — применение современных технологий и материалов, что объективно ведет к удорожанию строительства на 7–14%", — сказали в пресс-службе фонда. При этом важно не только строить новое энергоэффективное жилье, но и модернизировать старое, отмечают в госкорпорации.

"Ремонт дома — это всегда существенные затраты, но главная разница между обычным и энергоэффективным капремонтом заключается в том, что последний окупается, и довольно быстро — иногда в течение года. А дальше жильцы получают заметную экономию в потреблении коммунальных ресурсов. При этом самое важное — условия проживания становятся более комфортными", — добавили в пресс-службе фонда.

Вместе с тем в фонде отметили, что на сегодняшний день степень износа большинства объектов в стране составляет порядка 60%, а значительный объем оборудования и сетей, которые функционируют со времен СССР, выработали свой эксплуатационный срок.

"Их ремонт не будет иметь долгосрочного положительного эффекта — устаревшие системы необходимо менять. Кроме того, в большинстве случаев такая коммунальная инфраструктура не соответствует современным требованиям — не рассчитана на ту нагрузку, которая на нее ложится", — полагают в фонде.

Речь, в частности, идет о теплоснабжении, водоснабжении и водоотведении.

"Замена технически и морально устаревшего оборудования исключительно за счет средств федерального бюджета невозможна. Для решения этой задачи необходимо развивать механизм государственно-частного партнерства", — добавили в госкорпорации.

В частности, по оценкам экспертов фонда, если брать расчетное значение предыдущих лет ежегодного ввода многоквартирных домов по России на уровне 50 млн кв. м, то ежегодная экономическая эффективность системного применения энергосберегающих технологий составила бы порядка 11,5 млрд рублей. "Тепловой энергии такого объема хватило бы для обеспечения 13 млн кв. м жилья, что сопоставимо с городом Оренбургом", — пояснили в фонде.

Углерод на продажу

Как отметил президент, один из важных показателей для достижения так называемой углеродной нейтральности — поглощение парниковых газов. В перспективе российским предприятиям предлагается не только снизить их объем, но и научиться улавливать и полезно использовать углекислый газ. Речь идет о создании рынка углеродных единиц, которые в перспективе даже предполагается экспортировать.

"Такой рынок создать, в общем, не сложно", — полагает Дмитрий Тарасов из Россельхозбанка. Объем инвестиций, необходимых для производства углеродных единиц, эксперт предварительно оценил в 3–5% от выручки в зависимости от отрасли. "Кстати, энергетические компании уже близки к выработке углеродных единиц при производстве энергоресурсов и топлива с доказанным низким энергетическим следом", — добавляет он.

По словам специалиста, идея создания такого рынка обсуждается еще с первой половины двухтысячных годов. "Учет углеродных единиц абсолютно идентичен учету товарных единиц в биржевой торговле. И с этой точки зрения препятствий нет. Есть одна зона, которую необходимо доработать: учет и контроль", — считает Тарасов. По его словам, возникновение углеродных единиц необходимо подтверждать. "Кто-то должен верифицировать, что за счет внедрения той или иной технологии произошло снижение выбросов углекислого газа, и ежегодно либо ежеквартально подтверждать, что этот эффект удерживается и воспроизводится", — считает Тарасов. При этом эксперт полагает, что система также должна соответствовать международным стандартам. Это позволит продавать наши углеродные единицы за рубеж.

Аналогичного мнения придерживается и первый заместитель председателя правления "Сбера" Александр Ведяхин. Он считает, что признание российских углеродных единиц на международном уровне позволит аккумулировать внутри страны, а не направлять в западные ассоциации выплаты, производимые в связи с регулированием уровня выбросов углекислого газа.

"Зеленые" сертификаты и облигации

Вопрос производства углеродных единиц стал актуален в свете планов Евросоюза по введению углеродного налога, пояснил Ведяхин ТАСС: "На данный момент представляется, что данный механизм может включать в себя два пути — повышение энергоэффективности или увеличение поглощения СО2".

Одним из примеров углеродных единиц, уже функционирующих на рынке России, банкир называет "зеленые" сертификаты. По его словам, они стали достаточно популярным инструментом замещения выбросов парниковых газов за счет субсидирования ВИЭ-генерации (возобновляемые источники энергии - прим. ТАСС) через приобретение сертификата, подтверждающего происхождение энергии от возобновляемых источников.

"В настоящий момент на российском рынке отсутствует нормативное регулирование в этой области, однако правительство намерено сформировать национальную систему обращения "зеленых" сертификатов, где основным регулятором должна выступить ассоциация "НП Совет рынка", — отметил Ведяхин. "Таким образом, при условии принятия правительством соответствующих нормативных актов в 2021 году именно "зеленые" сертификаты могут стать одной из первых законодательно закрепленных углеродных единиц на территории России", — резюмировал собеседник агентства.

В свою очередь, руководитель управления по работе с крупными компаниями Райффайзенбанка Дмитрий Средин полагает, что нормативная база для регулирования рынка купли-продажи квот на выбросы парниковых газов в России может появиться уже в следующем году. "В России еще не установлена нормативная база, которая могла бы регулировать рынок купли-продажи квот. Ожидается, что в 2022 году такое регулирование появится", — сказал собеседник агентства.

Одновременно в России развивается рынок "зеленых" облигаций, о чем, в частности, заявил президент. Этот сегмент рынка пока все еще ограничен по объему и количеству эмитентов, но имеет все предпосылки для развития. "Пока интерес российских инвесторов к ESG-финансированию остается ограниченным, и расширение государственной поддержки может стать новым стимулом для развития этого рынка в России, учитывая, что ряд инициатив как для заемщиков, так и для инвесторов сейчас действительно обсуждается", — прокомментировала ТАСС старший аналитик по долговым рынкам SberCIB Investment Research Екатерина Сидорова.

Ирина Мандрыкина