Все новости

Павел Завальный: эффект от реформы налогообложения в нефтянке проявится через 2-5 лет

Интервью с председателем комитета Госдумы по энергетике, главой Российского газового общества

Новый налоговый режим в нефтяной отрасли может заработать не ранее 2018 года, а результаты нововведения будут видны не ранее чем через 3-5 лет. Об этом в интервью ТАСС в рамках Петербургского международного газового форума рассказал председатель комитета Госдумы по энергетике, глава Российского газового общества Павел Завальный. 

- Как вам форум и чего вы ждали от участия в нем?

- Я принимал участие в форуме не первый раз. Могу сказать, что уровень организации и самого форума, и выставки, которая его сопровождает, от года к году растет, и очень заметно. В этом году представлены 36 стран, более 3 тыс. участников. Присутствуют практически все лидеры мировой газовой отрасли. Плюс в рамках развития импортозамещения в мероприятии участвуют российские машиностроительные, научные предприятия. Нам есть, чем гордиться. Если 30 лет назад мы строили газопроводы в рамках соглашений "газ в обмен на трубы", то сегодня  поставка всей номенклатуры трубной продукции - это на 100% отечественное производство. 

Более того, нынешняя продукция отличается от той, что мы закупали тогда. Раньше это были трубы на 75 атмосфер давления и требующие пленочной изоляции, а сейчас мы сами производим трубы на 120 атмосфер, большого диаметра и в заводской изоляции, в том числе для морской прокладки, бетонированные трубы и т. д. Сегодня мы обеспечиваем себя практически всем, в чем нуждается современная газовая отрасль в добыче, транспорте и распределении газа.

Какие ожидания от форума? 80% результатов любого подобного мероприятия - это обмен информацией, новые знакомства, дискуссии. Дискуссии этого форума ведутся по самым актуальным темам и на очень высоком уровне. Например, было заседание рабочей группы по импортозамещению в ТЭК с участием министра промышленности и торговли Дмитрия Мантурова и председателя правления "Газпрома" Алексея Миллера. Подводили итоги и обсуждали дальнейшее развитие, потому что эти программы из года в год будут только набирать обороты. Здесь у нас все происходит по принципу "русские долго запрягают, но быстро едут". Раньше по программам импортозамещения велось много разговоров, но мало делалось. Сегодня, наоборот, разговоров меньше, больше дела.

Что касается моей программы на форуме, я модерировал круглый стол по развитию внутреннего рынка газа. Газ в балансе энергопотребления нашей страны занимает более 50%, а в европейской части России - более 70%. Треть всего газа в России потребляет электроэнергетика, поэтому вопрос развития рынка газа, вопрос образования цены требует обсуждения, особенно в свете либерализации рынка, которая потребует определенной реструктуризации отрасли.

- Форум проходит с участием европейских газовых компаний. Вы ожидаете роста спроса в Европе на российский газ?

- Конечно. Европа имеет критическую зависимость от импорта российского газа на фоне значительного падения собственной добычи. Все последние годы производство там падает, а потребность в газе растет. Сегодня в энергобалансе Европы доля потребления составляет 25%, и она будет расти. Понятно, что Европа должна где-то взять этот газ. Взять безопасно, надежно. К сожалению, этой кооперации мешают геополитические проблемы, которые возникли в последние годы.

Но бизнес, особенно в Германии, понимает бесперспективность конфронтации, а также меньшую конкурентоспособность других поставщиков газа по сравнению с Россией. Россия обладает самыми крупными в мире запасами газа, развитой инфраструктурой, за последние 40 лет она доказала, что является надежным поставщиком и нацелена на продолжение энергетического сотрудничества. Бизнес это понимает и нам доверяет. Вот один из участников панельной дискуссии, представитель австрийской OMV, сказал, что бизнес строится на доверии, а доверие зарабатывается многолетним сотрудничеством и только это является основой для перспективы сотрудничества. Это ключевые слова, и такое доверие есть между Россией и компаниями, тем же "Газпромом" и западными партнерами.

- Рынок газа тесно связан с нефтью. В частности, цена на газ зависит от стоимости барреля. Недавнее заявление ОПЕК о том, что экспортеры заморозят добычу, повлияет на цены?

- Конечно. Любое решение ОПЕК, даже предполагаемое, влияет на цены. Рынок нефти же еще и спекулятивный, как, собственно, и валютный, поэтому любая информация или даже слухи о запасах газа в Америке влияют.

Объемы торгов фьючерсными контрактами превышают в 8-9 раз объем физических поставок, поэтому, конечно, любые слухи, любые решения, в том числе о заморозке добычи нефти, будут влиять на перспективу предложения и, соответственно, на цену. И это уже происходит. Мы видим, что последнюю неделю (после заявления ОПЕК о намерении ограничить добычу. - ТАСС) цена на нефть устойчиво превышает $50 за баррель.

- Вопрос как к законодателю: чем отличаются взгляды Минфина и Минэнерго по новой налоговой системе в нефтяной отрасли? Когда они придут к согласию?

- Минэнерго играет больше на стороне нефтяных компаний. Оно же отвечает за устойчивое развитие энергетики, превышение, скажем так, разведки над текущей добычей, обеспечение текущего и перспективного спроса на энергоресурсы. А Минфин отвечает за наполнение бюджета, текущего и перспективного. Разные немножко задачи, возникает конфликт интересов.               

Конечно, обязаны договориться. Думаю, в ближайшее время, тем более что есть поручение президента рассмотреть законопроект в эту сессию. Комитет по энергетике назначен соисполнителем, так что мы будем активно участвовать в поисках оптимальной, взаимодополняющей подходы модели. Наша задача - создание системы, улучшающей экономику проектов таким образом, чтобы при снижении удельного налогообложения одной тонны добытой нефти увеличивался общий объем добычи нефти и, соответственно, объем налоговых поступлений в бюджеты всех уровней.

- Какие реальные сроки ввода новой налоговой системы?

- Я надеюсь, мы осенью примем закон по НДД в каком-то виде, но действовать он реально начнет с 2018 года.

В 2017 году система не успеет заработать, это инерционный процесс. Если даже закон вступит в силу с 1 января следующего года, то результаты применения нового режима можно будет увидеть не раньше 2020 года.

Дело в том, что нововведения предполагают определенные условия для эксплуатации, разработки месторождения. Нефтяные компании должны все посмотреть, посчитать, перейти на этот налоговый режим, при этом, скорее всего, все это будет носить добровольный характер. И потом, у нас налоговый период - один год, то есть они должны заявиться за год до введения. Поэтому даже если в 2017-2018 году они перейдут на НДД, то результаты мы сможем увидеть только через два-три года, а то и через пять лет. Вот тогда и можно будет понять, как это отразится на добыче, поступлении налогов и так далее в перспективе.

- Дополнительные изъятия в нефтяной сфере в размере 200 млрд руб., которые предлагает Минфин, как отразятся на отрасли?

-  Такие решения, на мой взгляд, нужно принимать очень аккуратно, обсуждая их с отраслью. Задача  дополнительно нагрузить налогами нефтяную отрасль, чтобы сбалансировать бюджет 2017 года и на перспективу, понятна. С одной стороны, это необходимо, и нефтяники тоже понимают, что для обеспечения развития экономики в будущем надо помочь государству сейчас. С другой - нельзя допустить, чтобы увеличение налогообложения привело к сокращению инвестиций в нефтянке, а впоследствии и к уменьшению добычи. Здесь надо найти золотую середину.