Все новости

Глава Airbus DS в РФ: наши гироскопы будут на российских аппаратах, которые полетят к Луне

Владимир Терехов Пресс-служба Airbus Defence and Space
Описание
Владимир Терехов
© Пресс-служба Airbus Defence and Space

В конце 2020 года глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин в ходе видеоконференции договорился с руководством компании Airbus Defence and Space о расширении сотрудничества по линии действующих в России совместных предприятий "Синертек" и "Энергия-САТ". Личную встречу планируется провести в 2021 году.

О том, какие проекты уже удалось успешно реализовать на территории страны, с какими трудностями пришлось столкнуться и как будет развиваться сотрудничество европейской аэрокосмической группы с предприятиями Роскосмоса, рассказал в интервью ТАСС глава Airbus Defence and Space в России Владимир Терехов.

— Какие основные космические проекты осуществляются с участием России? Планируются ли новые, и если да, то какие?

— Одним из основных проектов с участием России на данный момент является проект OneWeb. Расположенное в Калининграде российское ОКБ "Факел" успешно прошло конкурсные процедуры и является поставщиком двигателей малой тяги для этой группировки.

Заказчиком выступает совместное предприятие Airbus и OneWeb (OneWeb Satellites — прим. ТАСС), находящееся в Тулузе. Это наше дочернее предприятие. Это очень интересный проект. Я бы даже сказал, он знаковый, в том числе для российской космической промышленности, так как коллегам из ОКБ "Факел" пришлось перестраивать свои подходы, связанные с необходимостью массового производства этих двигателей в больших количествах.

Чтобы помочь им реализовать эту программу, мы инвестировали в расширение испытательной базы в Калининграде. ОКБ "Факел", хотя и с некоторыми трудностями, которые присущи всем поставщикам, участвуют в этом революционном с точки зрения производства проекте. Они на очень хорошем счету, они действительно молодцы, и мы  сейчас даже разместили небольшой дополнительный заказ.

Всего на данный момент заказано около 600 двигателей. Это очень интересный проект как для Airbus, так, надеюсь, и для ОКБ "Факел". У нас с коллегами очень хорошие рабочие отношения и очень хороший контакт.

— Есть ли другие крупные проекты?

— Мы все прекрасно понимаем, что сейчас по всему миру существуют определенные сложности с финансированием. Космическая отрасль достаточно сильно зависит от государственного или межагентского финансирования. Поэтому говорить о том, что существуют какие-то очень важные, большие проекты такого же размера, как OneWeb, к сожалению, пока не приходится.

Но космическая промышленность — долгоиграющая отрасль, поэтому мы находимся в постоянном контакте с коллегами из промышленности и Роскосмоса. Мы обсуждаем различные идеи. Пока они не привели к проекту такого размера, как "Союз" на Куру или OneWEB, но я надеюсь, он появится.

У нас очень плотный контакт с коллегами из РКК "Энергия", АО "Российские космические системы", ИСС им. Решетнева, НПО им. Лавочкина. Например, сейчас мы заканчиваем изготовление гироскопов для НПО им. Лавочкина, они будут установлены на аппараты, которые полетят к Луне.

— Какие именно трудности вы имели в виду, когда говорили про поставщиков?

— Трудности были абсолютно со всеми поставщиками по той простой причине, что космическая промышленность в том виде, в котором мы к ней привыкли, работает по канонам, которые были заложены в 1960–1990-х годах.

Когда начал развиваться проект OneWeb, мы поняли, что на основе имеющихся подходов и стандартов будет невозможно решить задачу создания группировки, и мы привлекли специалистов из автомобильной и авиационной промышленности для того, чтобы выстроить новую технологическую, производственную и экономическую цепочку.

Дело в том, что серийное производство требует совершенно иных подходов, чем индивидуальное проектирование и производство, как это существует в классических аппаратах. Теперь мы применяем этот полученный опыт, так сказать, адаптируем полученные знания при организации производства классических аппаратов связи и ДЗЗ, мы видим положительный экономический эффект как для нас, так и для наших традиционных заказчиков.

Для того чтобы перейти на следующий этап в массовом производстве серийных аппаратов, нужны новые стандарты. И в этом была сложность. Многие существующие стандарты и процессы заточены именно под конкретное или малосерийное производство. В такой ситуации всем необходимо быстро адаптироваться к изменяющемуся рынку и потребностям заказчиков, перестроиться в плане взаимодействия, подхода и стандартов работы. Возвращаясь к ОКБ "Факел", совместно с коллегами мы смогли решить целый пул вопросов, и калининградцы смогли быстро перестроиться и адаптироваться к новому графику, стандартам и ритму работ.

Хочу сказать, что коллеги из Роскосмоса и ЦНИИмаш тоже интересуются нашими подходами, и мы ведем предварительные консультации о возможности взаимодействия и сотрудничества в части вопросов, связанных с массовым производством.

— В декабре 2020 года сообщалось, что глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин договорился с руководством Airbus Space Systems о расширении сотрудничества по линии совместных предприятий "Синертек" и "Энергия-САТ". Собирались провести личную встречу в Москве. Когда она состоится?

— Действительно, во время совещания в режиме видеоконференции в середине декабря руководство договорилось о необходимости провести личную встречу, как только позволит ковидная ситуация. Такое желание выразили обе стороны.

Но мы все понимаем, в какой мы находимся ситуации. К сожалению, пока полетов фактически нет. И мы очень рассчитываем, что к салону МАКС, в котором мы планируем принять участие, ситуация улучшится. Я очень рассчитываю, что будут разблокированы полетные планы, и руководство Airbus, и отделение космических систем прилетит, и мы проведем очень плодотворную личную встречу.

У нас даже без этого очень хороший контакт с Роскосмосом. На уровне заместителей руководителя Роскосмоса мы достаточно часто проводим консультации по текущим проектам. Конечно, хотелось бы, чтобы некоторые вещи решались и проводились быстрее, но все понимают ныне существующие ограничения. Не всегда можно запросто приехать: нужно предъявить справку, ПЦР-тест. Эти ограничения немного тормозят работу. Хотелось бы больше динамики в развитии совместных проектов, но прямо уж пенять и на что-то жаловаться я бы, наверно, не стал. Всегда хочется лучше.

— О чем пойдет речь на встрече? Что имеется в виду под развитием сотрудничества?

— На данный момент мы обсуждаем имеющийся проект сотрудничества в рамках "Синертек", взаимодействие с "Энергией", в том числе в рамках "Энергии-САТ". Мы планируем обсуждать вопросы об интересе с российской стороны к нашему опыту в части серийного производства, разработки и производства аппаратов в перспективе создания группировок, которые планирует Роскосмос.

Так что тут разные пласты, от общесистемных вопросов до уровня оборудования и производства и его локализации, как, например, в "Синертеке".

— О новых проектах пока нельзя говорить?

— Ну вот "Сфера" — это новый проект или нет? Коллеги проявляют интерес к нашему опыту. Мы попросили их систематизировать подход в вопросе, который они планировали к обсуждению, и уточнить, в чем потребность. Мы ждем их ответа, чтобы было некое системное понимание, в чем интерес к сотрудничеству с российской стороны. Здесь мы абсолютно открыты, что было подтверждено на декабрьской конференции.

‎— Расскажите, пожалуйста, о деятельности "Синертек".

— Об этом я могу говорить очень долго. Это уникальный опыт, который никто из западных производителей не смог получить. И сам по себе проект действительно уникальный.

"Синертек" не только поставляет оборудование Airbus для российских программ, но производит его по стандартам Airbus. Мы реализовали программу локализации производства твердотельных усилителей мощности для российских полезных нагрузок. Это оборудование сделано Airbus, но произведено в России. И производственные помещения, и технологический процесс, и персонал полностью сертифицированы Airbus. Сейчас мы ведем переговоры по продолжению этого контракта.

Кроме того, у нас постоянный контакт с руководством РКС, и мы пришли к совместному пониманию, что нам нужно расширять линейку и номенклатуру локализованных и производимых в России приборов. Пока нет четкого утвержденного плана, но есть понимание, что нужно продвигаться в сотрудничестве по усилителям на лампе бегущей волны, например. Это такой тип усилителей, который потребует определенных усилий и инвестиций со стороны участников СП, и мы работаем над этим, и очень хочется надеяться, что к МАКС выйдем на какое-то взаимопонимание.

Особенно хочу отметить, что "Синертек" уже проводил консультации с различными российскими производителями составных частей усилителей. Они показали очень хорошие результаты. Немецкие коллеги ездили на одно из российских предприятий с техническим аудитом и остались очень довольны качеством производимого товара. Соответственно, мы подготавливаемся к расширению бизнеса по производству в России высококачественных усилителей различных мощностей и различного номинала.

— Насколько легко удается в России подвести производство под европейские стандарты?

— Производство в России по стандартам Airbus было единственным на данный момент возможным решением для "Синертека". Оборудование производится в России по стандартам Airbus, и это оправданно с экономической точки зрения и соблюдения качества выпускаемой продукции.

— Ранее в интервью вы заявляли, что есть проблема с ГОСТами. С тех пор нет никаких подвижек?

— Я бы не назвал ее именно проблемой с ГОСТами. В Европе существуют одни стандарты производства космической техники, а в России есть свои стандарты и ГОСТы, и они разные.

Отвечая на ваш вопрос, скажу, что никаких подвижек нет. Конечно, целесообразно было бы реализовать некую программу взаимного признания стандартов. Это бы укрепило и упростило работу и взаимодействие. Но, к сожалению, российские стандарты "закрыты", и как решать проблему в такой ситуации, пока непонятно.

— В Европе такой проблемы с ГОСТами нет, это чисто наша специфика?

— Нет такой превалирующей формальности государственных стандартов, скажем так. Каждое предприятие ориентировано в первую очередь на выпуск качественной техники и в срок. В первую очередь рынок оценивает, насколько ты успешен. Конечно, не надо забывать про страховой рынок, который оценивает тебя, а страховка в нашем бизнесе напрямую влияет на конечную стоимость продукции. Поэтому какие общие стандарты ты применяешь у себя на предприятии — это, конечно, важно при реализации программ EKA (Европейское космическое агентство — прим. ТАСС), СNES (Национальный центр по изучению космоса, Франция — прим. ТАСС), DLR и других институциональных заказчиков, но необходимо разрабатывать и свои собственные стандарты качества и работы, что также важно, в том числе и для коммерческих заказчиков.

В первую очередь тут стоит вопрос об экономической эффективности предлагаемых решений, достаточности мер контроля качества и репутации производителя. Именно эти факторы важны для заказчиков. Во многом все решает диалог с заказчиком, а не просто следование процедурам и стандартам, которые прописаны в ГОСТах или отраслевых стандартах. Это все-таки немного разные подходы.

Дело в том, что мы в Airbus DS базируемся на своем опыте производства техники. И качество — это тот момент, в котором мы на компромисс никогда не идем. Это принципиальная позиция компании. У нас даже везде висят лозунги: "Качество превыше всего", и это не просто лозунг, это философия. Качество стоит денег, но в конечном итоге эти вложения окупаются сторицей.

— "Энергия-САТ" — какие проекты осуществляются? С какими странами ведется работа?

— На днях у нас прошло достаточно большое совещание в режиме видеоконференции между руководством РКК "Энергия", Airbus и "Энергия-САТ". Мы подготовили обзор возможностей участия в различных проектах, в частности в проектах ГП "Космическая связь" и в "Сфере". Обсуждались и несколько экспортных программ, которые мы пока не готовы называть.

Сейчас на базе пройденного опыта мы собрали все "выученные уроки" и приступаем к анализу новых возможностей. Обсуждаем, ищем пути, как лучше и, может быть, более системно подойти к вопросам взаимодействия.

В первую очередь, это связано, опять-таки, с внедрением системы качества производства, согласно стандартам Airbus. Я просто напомню, в чем был интерес участия в этом проекте российской стороны: согласно имеющейся статистике, компания Astrium, а ныне Airbus DS, имеет хорошую репутацию на мировом рынке космических аппаратов как производитель надежной, отказоустойчивой техники. Российские коллеги проявили интерес к нашему опыту и компетенции именно в этой связи.

С другой стороны, интерес Airbus — иметь свое присутствие на российском рынке. Второй интерес — в нашем портфолио нет телекоммуникационных платформ среднего класса. Традиционно мы всегда присутствовали на рынке крупных, тяжелых платформ. Это основное оружие в рыночной борьбе. А у коллег из "Энергии" существует очень интересная разработка платформы среднего класса, которую можно довести до рыночного продукта. У нас нет конфликта интересов в освоении рынков, как иногда бывает в этом секторе, и это очень важно.

— Какие, на ваш взгляд, самые интересные разработки приносит Россия в Европу?

— Тот же "Факел". Замечательные двигатели, очень конкурентоспособные, востребованные. Всем известен также положительный интерес, например, с сотрудничеством в части "Союза" на Куру. Это же замечательный пример сотрудничества. Проводятся совместные работы в рамках МКС. Это очевидные примеры.

Конечно, хотелось бы, чтобы появились новые такие проекты. И мы с коллегами из РКК "Энергия", РКС и Роскосмоса обсуждаем, какие могут быть новые проекты. Идет процесс брейнсторминга. Идеи есть, но их нужно довести до определенной стадии проработки, чтобы понять, насколько они реалистичны. Какие именно, я пока не скажу. Сохраню интригу.

— "Информационные спутниковые системы" (ИСС) им. М.Ф. Решетнева направляли в Airbus конструкцию модуля полезной нагрузки телекоммуникационного космического аппарата "Ангосат-2" для установки ретрансляционного оборудования. Установлено ли оно? Ожидалось, что аппарат вернется в Россию в апреле. Будет ли соблюден этот срок? Если нет, то почему?

— На данный момент срок поставки — 30 апреля этого года. Я думаю, что собранный модуль полезной нагрузки будет поставлен недели на две позже — в середине, может быть, во второй половине мая в связи с коронавирусом. Там достаточно много специфичного оборудования, которое сейчас находится в фазе установки, но из-за ситуации с коронавирусом у одного из наших поставщиков произошла задержка, которая составляет около двух — максимум трех недель.

Естественно, мы проговариваем этот вопрос с коллегами из ИСС им. М.Ф. Решетнева, и они в курсе этой ситуации. Озвученный мной срок — это консервативный сценарий. Мы всегда предпочитаем говорить о консервативном сценарии. Я надеюсь, нам удастся улучшить этот срок и сократить это двух- или трехнедельное отставание. Ближайшие недели это покажут. К сожалению, коронавирус — это то обстоятельство, к которому тоже надо адаптироваться.

Беседовала Наталья Дмитрак