Все новости

Замглавы Минэкономразвития: курорты Северного Кавказа станут международными

Сергей Назаров Михаил Джапаридзе/ТАСС
Описание
Сергей Назаров
© Михаил Джапаридзе/ТАСС

Крупнейшие всесезонные курорты Северного Кавказа, в частности "Архыз" и "Эльбрус", сделали качественный рывок в развитии и имеют все шансы стать международными. За последние годы государство создало здесь ключевую инфраструктуру, что позволит в дальнейшем развивать известные курорты усилиями бизнеса, уверены в Министерстве экономического развития РФ, которое курирует развитие округа с 2020 года.

Заместитель министра экономического развития РФ Сергей Назаров рассказал в интервью ТАСС, какая новая инфраструктура будет построена на северокавказских курортах, почему государство намерено привлекать частный бизнес к их управлению и какие изменения ожидают ключевые институты развития Северного Кавказа.

— Сергей Макарович, вы курируете реализацию федеральной целевой программы развития Крыма и Севастополя. Благодаря ей на полуострове за последние годы появились крупные инфраструктурные объекты, которые буквально на глазах меняют качество жизни. С этого года вам поручили курировать другой стратегический макрорегион — Северо-Кавказский федеральный округ, для которого тоже есть специальная госпрограмма.

— К сожалению, проблем на Северном Кавказе не меньше. И с точки зрения инфраструктуры, с точки зрения перспектив, может быть, ситуация похожа на крымскую. И тот, и другой регионы очень перспективны для развития туризма, и на фоне пандемии даже показывают прирост по турпотоку. Есть надежда, что Кавказ будет новой туристической Меккой.

Но, конечно, многое еще нужно довести до ума.

— Недавно вы побывали на двух крупнейших курортах Северного Кавказа — "Архызе" и "Эльбрусе". Как вы оцениваете их состояние и каким видите их дальнейшее развитие?

— Эти курорты очень разные. На "Архызе" много трасс: на северный склон поднимаешься — там огромная широченная трасса, где можно кататься неподготовленным туристам. "Эльбрус", конечно, более суровый, для подготовленных райдеров.

"Архыз" уже оформился как курорт, вышел на самоокупаемость. У него современная и развитая инфраструктура, стабильный турпоток. Его инфраструктура уже достаточно привлекательна, интересна и имеет хорошие шансы на дальнейшее развитие

Согласно разработанному ранее мастер-плану предполагается создание там еще трех туристических деревень: Дукка, Дукка-2000 и Пхия. Сейчас на курорте порядка 900 номеров для размещения туристов, этого недостаточно. Есть подготовленные площадки, где можно строить уже сейчас. Планируем продолжать работу по созданию горнолыжной инфраструктуры, привлекать новых резидентов и инвесторов.

Единственное — все должно развиваться в таком едином концепте. Необходимо сформировать единый подход к застройке со всеми архитектурными требованиями. Как в Сочи: там горнолыжный кластер создавался исходя из одного мастер-плана.

Это касается и "Эльбруса". Это бренд мирового уровня, у него есть все предпосылки, чтобы стать эталонным горнолыжным курортом. И требуется системная, планомерная работа по построению хорошего курорта. Мы обсуждали с руководством региона, что субъекту необходимо присоединиться и вместе с нами приводить в порядок прилегающие территории.

В федеральном бюджете до 2023 года на развитие Эльбруса предусмотрено 9,3 млрд рублей, не считая уже ранее выделенные "Курортам Северного Кавказа" (АО "КСК", управляет курортами "Архыз", "Эльбрус" и "Ведучи" — прим. ТАСС) средства. Эти деньги пойдут на развитие горнолыжной части: трасс, канатных дорог. Например, есть планы по строительству четвертого подъемника общей линии, это позволит сделать катание всесезонным.

Немаловажно, что курорты становятся действительно всесезонными и функционируют не только как горнолыжные. На "Архызе" мы обсуждали создание велосипедных трасс для экстремальных спусков, пешеходных маршрутов.

— Вице-премьер России Юрий Трутнев во время поездки на Северный Кавказ заявлял, что "Архыз" необходимо постепенно передавать в управление частному инвестору. Прорабатывается ли сейчас этот вопрос?

— Да, для дальнейшего развития надо привлекать частный бизнес, потому что стартовые позиции были заданы государством: сформирована основная инфраструктура, чтобы бизнесу было интересно далее развивать курорт, масштабировать его.

По поручению Юрия Петровича Трутнева сейчас мы ведем переговоры с потенциальным стратегическим партнером по ключевым параметрам сотрудничества. Вопрос находится на контроле правительства РФ и министра Максима Геннадьевича Решетникова. Думаю, что до середины апреля будет определен более конкретный вектор развития курорта с участием стратегического партнера и с учетом соблюдения интересов государства.

— Речь идет о крупном бизнесе? И на каких условиях может быть передан курорт?

— Могут быть разные варианты, пока нет готового решения. На "Архызе" действует режим особой экономической зоны, работают резиденты, у них есть обязательства по строительству.

Если говорить о концессии, то это должен быть крупный инвестор, который возьмет на себя обязательства, условно говоря, развивать далее горнолыжную составляющую. Ситуация очень похожа на ту, что сложилась в Сочи перед Олимпиадой, но у нас этот процесс идет поэтапно.

Мы сейчас отработаем на "Архызе" модель государственно-частного партнерства, которую можно будет далее применять и для других курортов, например для "Эльбруса" и "Мамисона". Но сначала там нужно создать условия, потому что это очень затратные проекты. Мы должны, что называется, придать им товарный вид: создать оптимальную инфраструктуру, которая будет работать и привлекать туристов.

Например, на "Эльбрусе" есть инфраструктура, но ее еще надо дорабатывать: необходимы реконструкция очистных сооружений, дополнительные энергомощности, развитие и строительство канатных дрог, трасс, есть вопросы по благоустройству территории курорта, организации парковки, созданию мест для торговли и сервисов. То же касается и других курортов

Сейчас мы на пути создания "коробочного" решения для курортов, то есть единой модели, по которой можно будет передать курорты для дальнейшего развития инвесторам. Утопично считать, что государственное обеспечение останется здесь навсегда, наша задача состоит только в том, чтобы создать условия для эффективного функционирования.

— А бизнес готов участвовать в таких проектах?

— Мы в стадии обсуждения, есть интересанты.

Но для нас важно получить гарантии развития курорта, его масштабирования. Речь не идет о том, чтобы просто отдать хоть кому-то эксплуатировать.

— Достаточно перспективный и интересный курорт "Ведучи" в Чеченской Республике, там даже всесезонная трасса для катания существует. Как этот курорт будет развиваться?

— Министерством совместно с правительством Чеченской Республики подготовлен план по развитию курорта "Ведучи", где зафиксированы взаимные обязательства сторон для завершения создания курорта. КСК будет строить горнолыжную инфраструктуру: канатные дороги и трассы, внутренние инженерные сети. В федеральном бюджете на этот и следующий год на это предусмотрено 4,19 млрд рублей. Регион отвечает за создание внешней инженерной и транспортной инфраструктуры, привлечение инвесторов для строительства гостиничной инфраструктуры.

По нашим планам, проект создания ВТРК "Ведучи" как регионального курорта с достаточной инфраструктурой будет реализован до конца 2023 года.

— Еще один известный горнолыжный курорт Кавказа — "Домбай" в КЧР. Как вы оцениваете его перспективы? Нет ли планов передать инфраструктуру в единое управление?

— Мы там также побывали. На нем примерно та же ситуация, что и на "Архызе" и "Эльбрусе" — инфраструктура горнолыжная есть, но она требует развития.

"Домбай" — более старый курорт, он начал развиваться еще в советский период. Там достаточно незавершенных строений. Ему также необходим единый концепт застройки, надо предусмотреть средства размещения и площадки развлекательные — тогда турист активнее поедет туда

Мы договорились с руководством Карачаево-Черкесии, что оно оценит в короткие сроки перспективы дальнейшего развития курорта. Субъект инвентаризирует все объекты, определит их правовой статус, и мы посмотрим тогда, насколько возможно поддержать. После завершения такой работы совместно с республикой можно будет приступить к проработке мастер-плана развития "Домбая". Окончательных решений о передаче курорта не принято.

— В этом году стартует активная фаза строительства нового курорта "Мамисон" в Северной Осетии. Через сколько лет там смогут кататься туристы?

— Это новый проект, который реализуется по поручению президента РФ, и только набирает обороты. В этом году нам совместно с республикой предстоит проделать большой объем подготовительной работы, связанной с решением земельно-имущественных вопросов, подготовкой территории и определением границ особой экономической зоны.

Планируется начать строительные работы по горнолыжной инфраструктуре: канатным дорогам и горнолыжным трассам. Запроектируем внутреннюю инженерную инфраструктуру, горнолыжные трассы, систему искусственного снегообразования. В федеральном бюджете на развитие "Мамисона" в 2021–2023 годах предусмотрено 6,359 млрд рублей.

Республика при нашей поддержке будет строить и реконструировать дорогу и тоннель до курорта, а также другую обеспечивающую инфраструктуру.

В соседней Ингушетии есть курорт "Армхи", как будет развиваться он?

— Это региональный курорт, которым больше пользуются жители самой республики. Там уже создана горнолыжная трасса и канатная дорога, есть гостиница, объекты оздоровительного и развлекательных комплексов. Но требуется существенная модернизация горнолыжной инфраструктуры.

Совместно с КСК есть планы по развитию курорта и доведению его до уровня современного регионального. По предварительным планам, на курорте можно построить четырехместную канатную дорогу протяженностью 900 м и две горнолыжные трассы протяженностью 1,4 км. Предварительная потребность в средствах федерального бюджета составляет не более 1,3 млрд рублей. Министерство продолжает работу по определению источников финансирования таких работ.

— Оценивалась ли целесообразность создания такого количества горнолыжных курортов на небольшом по территории Северном Кавказе?

— Мы не рассматриваем эти курорты как региональные. Мы нацелены сделать их международными.

Конечно, хотелось бы быстрее. Но и темпы развития по сравнению с европейскими курортами в Альпах несоизмеримы. Например, "Архыз" очень быстро прошел этот путь. Думаю, что если мы сейчас реализуем наши намерения с точки зрения привлечения бизнеса, то примерно лет через пять этот курорт будет одним из лучших

У наших курортов хорошая транспортная доступность — там есть аэропорты, время доставки до курорта везде небольшое. Появилась система "единого билета". В КЧР нет своего аэропорта, но строится дорога к "Архызу", благодаря чему добраться от ближайшего аэропорта можно будет за 1,5–2 часа. И возьмите европейские курорты в Австрии, Швейцарии — те же 1,5–2 часа после прилета. Мне кажется, что это достаточно приемлемое время по логистике.

Конечно, с точки зрения развития сервиса и удобств туриста есть над чем работать, но это появляется со временем и опытом.

Сейчас идет объединение ключевых институтов развития Северного Кавказа — КСК и Корпорации развития Северного Кавказа (КРСК). Как будет выглядеть новая объединенная структура и каковы будут ее задачи?

— В настоящее время идет процесс реорганизации АО "КСК" в форме присоединения к нему АО "КРСК" и АО "Курорт Эльбрус". Это позволит ликвидировать избыточные структуры компаний. В итоге будет создан единый институт развития СКФО. Права акционера единого института развития будет осуществлять Минэкономразвития России.

Изначально КСК создавалась для того, чтобы развивать курорты. Корпорация строила, формировала ядро горнолыжных кластеров — и с этой задачей справилась. Сейчас туда нужно вовлекать бизнес, и нужна не КСК, а структура, которая позволит "добавить" инструментов, чтобы коммерческие структуры туда пошли.

Согласно плану правительства РФ, название КСК будет изменено на АО "Корпорация развития Северного Кавказа". Оно займется и строительством курортов, и реализацией инвестиционных проектов, в том числе крупномасштабных, при участии кредитных организаций, с использованием финансовых и нефинансовых инструментов поддержки.

Можно рассматривать разные варианты: и субсидирование ставки, а не только кредитование напрямую, как сейчас КРСК это делает; и строительство инфраструктуры под крупные проекты. Пока обсуждаем, как изменить свою инвестиционную политику, чтобы совместно с банками увеличить возможности кредитования тех или иных направлений. Одна из проблем — активность банков по работе с субъектами СКФО оставляет желать лучшего.

— А как показали себя институты развития за время своего существования в целом? На этот счет существуют разные мнения.

— После перехода институтов развития в ведение Минэкономразвития мы провели комплексный аудит структур, работали по этому направлению в том числе со Счетной палатой и региональными органами власти. В целом анализ показал, что не все механизмы работают эффективно. Такая ситуация связана сразу с несколькими факторами. Первая проблема — отсутствие качественного планирования и взаимоувязки федеральных и региональных мер поддержки для достижения максимального мультипликативного эффекта. Еще одна проблема — нормативное регулирование и система внутренней оценки эффективности. Конечно, только на уровне органов управления институтов развития невозможно было решить все эти сложности. Здесь должна быть связка "государство — институты развития — регионы", и мы четко понимаем роль Минэкономразвития как координатора этой деятельности.

В данный момент проходит реорганизация институтов, разрабатываются нормативные документы, взаимосвязанные со стратегией развития округа и региональными стратегиями, проводятся оптимизационные мероприятия в части операционной и хозяйственной деятельности обществ.

Оценить результат можно будет по завершении всей этой работы, рассчитываем, что принятые меры окажут положительный эффект на социально-экономическое положение округа и благоприятно повлияют на инвестиционный климат.

— Колоссальный инфраструктурный проект, который может дать серьезный импульс для развития курортов Северного Кавказа, — строительство автодороги Кисловодск — Сочи. На какой стадии этот проект?

— Да, трасса, которая соединит Северный Кавказ с черноморским побережьем, может стать катализатором не только для курортов, но и для роста экономики всего юга России.

По созданию прямой дороги дискуссии шли давно: и в начале 2000-х, и перед Олимпиадой. Пока в рамках рассуждений, но снова вернулись к вопросу — как соединить курорты Северного Кавказа с Красной Поляной. Если сделать это, получится огромный туристический кластер

Сейчас правительство РФ обсуждает новую стратегию социально-экономического развития, среди приоритетов — "агрессивное развитие инфраструктуры". Объект, о котором мы говорим, как раз может быть сюда включен. Проектом предусматривается разработка нового маршрута, позволяющего обеспечить транспортную безопасность и значительно сократить время в пути от курортов Северного Кавказа до горно-туристического и прибрежного кластеров сочинского агломерата. Если проект будет реализован, то время в пути сократится с 11 до 5 часов минимум.

Для реализации проекта по одному из возможных маршрутов необходимо построить новый участок автодороги, которая соединит поселки Дамхурц (КЧР) и Роза Хутор двумя туннелями 5,1 и 7,6 км, но есть и другие варианты маршрута. Все они будут детально рассмотрены.

В настоящее время проект находится на стадии проработки возможности его реализации, определения маршрута, предполагаемых темпов и рисков строительства, источников и механизмов финансирования, включая механизмы государственно-частного партнерства.

Окончательного решения о том, что эта дорога будет строиться, нет. Но есть понимание, что этот вопрос надо более детально проработать.

— Какие еще крупные инфраструктурные проекты для СКФО в настоящее время находятся в проработке?

— Наиболее актуальная тема на сегодняшний день — это вода и стоки, она касается фактически каждой республики СКФО. Вопросы актуальны и для жителей, и для развития туризма, и вообще для развития этих регионов. Без этой инфраструктуры невозможно говорить о дальнейшем развитии, о строительстве там новых гостиниц.

Здесь требуется комплексное решение. В настоящее время на стадии согласования находится комплекс мероприятий по водоснабжению и водоотведению, в который войдут не менее 150 объектов. И я думаю, что мы поэтапно эту проблему начнем снимать. Рассчитываем, что к 2024 году проблема будет решена для 12% населения северокавказских регионов, то есть для 1,2 млн человек, для 50% населения, или 5 млн человек, — к 2030 году.

Также готовятся большие проекты по благоустройству и развитию курортов Кавказских Минеральных Вод.

— Ранее обсуждались планы по передаче частному инвестору крупнейшего выставочного центра в СКФО — "Минводыэкспо". Найден ли такой инвестор? Как вам видится дальнейшее развитие этого центра, повышение его загрузки?

— Многофункциональный выставочный центр (МВЦ) "Минводыэкспо" был введен в конце 2019 года и сейчас является крупнейшим и самым современным выставочным центром на юге России. И как показала практика, он оказался востребованным для выставочных компаний и бизнеса. В 2020 году, несмотря на сложную ситуацию в отрасли в связи с пандемией, в нем было организовано 11 мероприятий разного формата и масштаба.

И думаю, что именно бизнес должен заниматься привлечением сюда клиентов, проведением мероприятий, это позволит повысить окупаемость, инвестор будет заинтересован в развитии экспоцентра. Сейчас ведется работа по поиску инвестора для сдачи имущественного комплекса МВЦ в долгосрочную аренду без изменения профиля, причем выбор будет сделан исключительно на конкурентной основе.

Когда мы говорим об аренде, мы говорим не о том, что там надо сделать из него рынок. Арендатор будет как раз организовывать и администрировать различные форумы и другие мероприятия. Чтобы быть правильно понятым: мы не хотим от него избавиться, аренда у нас с другой целью

— Перспективы по загрузке мероприятиями уже в этом году есть?

— Да. По состоянию на март этого года в МВЦ уже запланировано проведение 14 мероприятий, в том числе и международных. Есть еще ограничения по пандемии, но руководство центра рассчитывает на ослабление их уже весной, и есть хорошая перспектива загрузки мероприятиями.

— Какие объекты в этом году будут реализованы в рамках госпрограммы развития Северного Кавказа?

— На этот год запланированы работы по 12 объектам капитального строительства, почти половина из них — образовательные учреждения, на сумму 3,6 млрд рублей. Четыре из них будут построены в Северной Осетии — школа, поликлиника и две школы допобразования. В Чеченской Республике появятся две специальные общеобразовательные школы. Еще шесть объектов, в том числе дворец спорта, две общеобразовательные школы и одна хореографическая школа, будут построены в городах Кавказских Минеральных Вод.

Также предусмотрено развитие туристического кластера общим объемом средств федерального бюджета 9,1 млрд рублей.

— В ходе Дней Республики Дагестан в Совете Федерации власти республики попросили включить Дербент отдельной подпрограммой в госпрограмму развития СКФО. Как оцениваете это предложение, каковы перспективы появления отдельной подпрограммы для Дербента?

— Предложение интересное, прорабатываем вопрос. Дербент — центр притяжения, исторический город, который привлек большой объем частных инвестиций. И есть инвесторы, которые готовы еще вложить деньги и привести Дербент в порядок. И это было бы замечательное решение, мы его поддерживаем.

Сейчас в рамках госпрограммы развития СКФО реализуется отдельная подпрограмма социально-экономического развития Республики Дагестан, в этом году ее объем составляет 442 млн рублей. В 2022–2024 годах планируем существенно нарастить объем поддержки. С учетом имеющихся поручений президента и правительства мы сформировали бюджетную заявку на финансирование объектов подпрограммы более чем на 20 млрд рублей, включая объекты города Дербента на 3,6 млрд рублей.

Параллельно подготовлен план по развитию Дербента до 2025 года, предложения направлены в правительство.

— Многие эксперты называют основными векторами развития Северного Кавказа туризм и агропромышленный комплекс. Согласны ли вы с этим утверждением? Во многих регионах СКФО большой промышленный потенциал, нет ли ощущения, что сейчас он недооценен?

— На туризм в СКФО пока приходится 3,1% ВРП, или 60 млрд рублей, но это уже кратно выше средних значений по субъектам РФ — в среднем это 1%. Сейчас для кредитования в КРСК рассматриваются 16 проектов в сфере туризма общей стоимостью более 13 млрд рублей.

Сельское хозяйство является крупнейшей отраслью экономики округа: на его долю в 2018 году пришлось 15,6% ВРП, или 302,2 млрд рублей, тогда как в среднем по стране — 4,3% от ВРП. Такие показатели в том числе обусловлены поддержкой инвестиционных проектов в сфере АПК в рамках госпрограммы развития Северного Кавказа. Например, из 55 проектов, которые профинансировала КРСК, 35 проектов — из сферы сельского хозяйства.

Активно развивают фруктовые сады на Ставрополье, в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Бизнес ориентируется, высаживает яблоневые сады, что тянет за собой новые проекты. Есть хорошие перспективы, в том числе для кредитования в КРСК, у проектов по переработке сельхозпродукции. Потому что выращивать стали больше, а переработка пока отстает.

И хотя доля промышленного производства в СКФО невелика — пока это только 9% ВРП, а по стране, для сравнения, 19,1%, — тем не менее наблюдается смещение вектора в сторону промышленного сектора. Из 70 рассматриваемых в настоящее время в КРСК заявок на получение финансовой поддержки 27 проектов, или 40%, — в сфере промышленности. Это в первую очередь химия, производство строительных материалов и оборудования. Раньше на Северном Кавказе были крупные предприятия, и некоторые сейчас восстанавливаются. Например, проект ГОКа в Тырныаузе в КБР. И есть еще ряд проектов.

Поэтому я думаю, что сейчас достаточно сбалансированно развиваются и туризм, и село, и промышленность.

Сергей Леваненков
Теги